Лучше поздно, чем никогда

Лучше поздно, чем никогда


Граница восприятия, кажется, уже перейдена: для многих наших сограждан Генералиссимус Сталин стал пугалом, которого не очень-то и боятся, неким Карабасом-Барабасом, который, может быть, был, а может быть, и не был. “Ну, сколько можно”... - зевает нынешний читатель, откладывая газету, в которой описывается очередное злодеяние тех времен. Дело дошло уже до того, что организации, всего года четыре назад применявшие силовые приемы ко всякому, упомянувшему слово “репрессии”, ныне сетуют на равнодушие молодежи к проблемам политического насилия. 

Но события происходили настолько недавно, что живы многие участники - и с той, и с другой стороны. И далеко не все старые раны зажили, и далеко не все проблемы, завязавшиеся пятьдесят лет назад, решены. Я говорю сейчас не “вообще” ( “вообще” сказано много, хотя далеко не все: и о “национальных минах”, заложенных присоединением республик, и о раскрестьянивании, и о раскультурованни, и о многом другом ). Я говорю не “вообще”, а в частности: о Иване Ивановиче Лосеве, который начал сидеть еще в Соловках, 1933 году, а вышел в 1957, и у которого срок отсидки не засчитали в трудовой стаж, что отразилось на его пенсии; Chebonenko_AP_1945.jpg (3919 bytes)б Анатолии Петровиче Чебоненко, полярном летчике, у которого при аресте в 1947 изъяли имущества на несколько тысяч да так и не вернули - ни денег, ни вещей; я об Амалии Андреевне Арнольд, выгнанной в 1941 году из дома в республике немцев Поволжья и загнанной в Сибирь. И живет она в Ирбейском районе с пенсией 32 рубля. Я говорю о детях репрессированных, которые всю жизнь прожили, тая от других свое происхождение, всю жизнь надеясь найти хотя бы могилу своих родителей. Все эти люди живы, они живут рядом с нами, и для них Сталин и его время - не абстрактная “бяка”, а реальные проблемы: болезни, бедность. 

Красноярское общество “Мемориал” занимается проблемами бывших репрессированных с самого дня своего создания. Тому же И.И.Лосеву помогли с реабилитацией, и у него теперь с пенсией нормально. Многих поддержали морально, навещаем их. В Красноярске мы нашли 112 бывших репрессированных, но не сомневаемся, что их гораздо больше: люди все еще боятся и не сообщают о себе. Чтобы поддержать и сплотить бывших репрессированных под эгидой “Мемориала” 18 ноября было создано общество лиц, пострадавших от необоснованных репрессий. В нем объединились члены “Мемориала”, бывшие раскулаченные, несправедливо осужденные, депортированные, а также члены семей репрессированных. Основная цель создания общества - помощь бывшим репрессированным: финансовая ( уже начат сбор пожертвований ), социально-бытовая (организуется патронаж), юридическая (бесплатные консультации, а в будущем - адвокаты), медицинская (покупка лекарств со скидкой, приоритет при направлении в санатории, клиники). 

Дело уже сдвинулось: в горисполкоме и крайисполкоме обсуждается вопрос о предоставлении бывшим репрессированным льгот, аналогичных льготам участников Великой Отечественной Войны. Дело не в лишнем куске колбасы (хотя и она нужна бывшим “зекам”) - дело в том, что эти люди, долгие годы чувствовавшие себя изгоями, хотя под конец жизни ощутят внимание к себе, обретут уважение. Для нас, организаторов учредительного собрания, общества, очень приятно было слышать, например, такое: “Когда я получила приглашение, соседка мне говорит: вот теперь тебя уважать станут. А до того эта соседка нет-нет да и помянет мне прошлое, особенно в ссоре”. Или: “Сосед мой по даче весь в орденах ходит, его пионеры приглашают. А со мной - так: зря, мол, не сажали. Теперь по-другому относятся”. 

Значит, что-то уже изменилось. 

Лучше поздно, чем никогда. 

Опубликовано: За сельскохозяйственные кадры, 13 декабря 1989 г. © Алексей Бабий 1988  


На главную страницу/Документы/Публикации 1980-е