Сколько выстрадано


В «Северной правде», в нескольких номерах под рубрикой «Назовем их имена» приводились данные о людях, пострадавших в годы сталинских репрессий. Многие, знаю, с большим волнением читали эти материалы. Я и мои единомышленники — мы именуем себя группой поиска незаконно репрессированных— решили попытаться узнать что-либо о дальнейшей судьбе тех, чьи имена названы в газете.

Мы написали несколько десятков писем по старым адресам. И вот итог: за три месяца мы получили более тридцати писем от родных и близких незаконно осужденных, а также от оставшихся в живых свидетелей и жертв сталинского произвола — бывших заключенных, отбывавших незаслуженное наказание в нашем районе в 30—50-е годы.

Наш первый рассказ — об Александре Ивановиче Карелине и о его жене Зое Петровне Она проживает ныне в селе Солгон Красноярского края. Вот что рассказала Зоя Петровна Карелина о своем муже, о себе — жене «врага народа"


Зоя Петровна и Александр Иванович Карелины (фото из домашнего альбома).

Сколько выстрадано

рассказ Зои Петровны Карелиной

Александр Иванович родился 11 февраля 1911 года' в селе Солгон. Его родители, Иван Тихонович и Матрена Ефимовна, были крестьянами, вели свое небольшое хозяйство. Когда качалась революция, в семье Ивана Тихоновича было восемь детей, и глава семьи встал на сторону пролетариата в надежде получить от Советов новую жизнь. Не единожды его жене Матрене Ефимовне приходилось перед белыми бандами держать ответ за мужа, который воевал за Советскую власть. Но, к счастью, вся кий раз все обходилось благополучно: . .

Новая власть давала народу землю, право на труд,  на учебу. Пошел учиться в .школу сын крестьянина Александр Карелии. Но вскоре нужда, разруха ставили бросить учебу. Окончил два класса, начал он помогать по т хозяйству отцу.

Новая .власть набирала силу, в нее верили рабочие- и крестьяне...

И вдруг — арест, арест отца. За что арестовали Ивана Тихоновича — никто ничего толком не знал. Александр в это время уже работал плотником на строительстве элеватора в селе Большая Сосновка. Здесь же вступил в комсомол.

Я тоже была тогда комсомолкой, тоже работала на строительстве элеватора. Здесь мы и повстречались. Вскоре стали мужем и женой. Правда, не регистрировались. В 1932 году у нас уже было трое детей. Но двое умерли. В 1933 году родилась дочь Нина, Она сейчас живет в Туле.

Трудно было. Свирепствовал голод. Но пережили все и, кажется, зажили хорошей жизнью. И вдруг — снова горе на наши головы. В начале 1938 гола арестовали Александра Ивановича Сказали, что отец его занимался контрреволюционной деятельностью, к тому же вел свое хозяйство (должно быть, посчитали кулаком). Наверное, в этом обвинили и Александра Ивановича. Нас разлучили, и не видела я его двадцать два года.

Начались мои мытарства, Когда арестовали Александра Ивановича, я была в положении. Родила... Люди смотрели па меня и моих детей по-разному: одни — как .на семью врага народа, другие сочувствовали. Через несколько месяцев вызывает меня председатель исполкома поссовета и говорят: «Пришел запрос о вашем социальном положении, о родителях, о муже, А ведь всем известно! кем был твои муж, отец мужа...». И предложил: «Дам тебе справку, что меняешь место жительства, продавай свою, избушку и убирайся отсюда*. Делать нечего. Приехал за мной отец, который жил в соседнем селе, и забрал к себе.

Но и у отца долго жить не пришлось. Вызвали его в сельский Совет и предупредили: «Если не .уберется из села дочь — жена врага народа, загремишь и ты». А у. отца в то время еще была немалая семья, шесть человек. Больно было отцу, сквозь слезы он сказал мне: «Прости, дочь, но пусть лучше ты одна пострадаешь, чем все...». Отец помог, чем мог, собрала я свой нехитрый скарб, дети за платье уцепились, и на руках ребенок, и пошла я куда глаза глядят. Все родные плакали.

Решила пойти по селям просить милостыню. А что делать? Но, как говорится, мир не без добрых людей. Вот и мне посчастливилось. Повстречалась мне молоденькая девушка. «Куда же ты, — говорит, — пойдешь с детьми, пропадешь ведь». И добавила: «Знаю одну женщину, разговор у нас с йен был о тебе. . Так вот, у нее на квартире живет молодой человек, который согласен взять тебя в жены, - ты ведь не регистрирована с первым мужем»,

Я не знала, что делать. Понимала, что по отношению к Александру Ивановичу это... Ну, а что делать-то было?! Я знала, что с клеймом жены врага народа пропаду вместе с детьми. Это все очень трудно объяснить, многие, наверно, не поймут меня...

В общем, пришли мы в тот дом. Хозяйка приняла нас хорошо, накормила, оплакала, детей приласкала. И я слышала, как Зоя Голубцова — это та девушка, что на дороге меня встретила, — говорит молодому человеку: «Выручай. Ведь пропадет она с детьми...». Он сказал, что подумает и вечером скажет. Ушел куда-то. Но не прошло и часу, как вернулся. Взял моих детей, подхватил узелки и сумки, и пошли мы в другой дом — он квартиру снял.

Зарегистрировались и зажили хорошо. У нас родился сын. Александра Ивановича вспоминала я часто, особенно когда на детей его глядела внимательно... Кстати, новый муж стал им хорошим отцом. Заботился о них и обо мне, жили мы дружно. Работал он старшим мастером в геологоразведке. Так мы прожили с ним более пятнадцати лет. А потом пристрастился он к спиртном и 'начал сильно пить. Ничего я тут поделать не смогла. Разошлись мы.

А в 1959 году меня нашел Александр Иванович. Он не отступился от меня, не упрекал, не ругал  Мы вновь сошлись с ним, зарегистрировались и зажили счастливо. О себе, о том, что пережил за годы разлуки, он почти ничего не рассказывал. Не хотел вспоминать. А может быть, боялся: ведь время было хоть и не сталинское, но не .ясное...

В 1960 году он стал работать плотником я Абаканском стройуправлении М-32. Был назначен бригадиром. И проработал он там до мая 1966 года, до пенсии. Награждался неоднократно Почетными грамотами, денежными премиями. Ушел на пенсию, а через несколько лет — новое несчастье. Нога у него была больная, пришлось ее ампутировать. Так он еще 16 лет прожил инвалидом первой группы, а второго сентября 1988 года он ушел из жизни.

Много зла видел, много горя. Сколько выстрадал, пережил... И до конца дней своих оставался Человеком. Настоящим человеком...

Кроме письма, прислала в  Ягодное Зоя Петровна Карелина фотографии, некоторые документы Александра Ивановича, копии документов. Это справка о том, что наказание отбывал он с 9 марта 1938 года по 11 августа 1945 года в Северо-Восточных исправительно-трудовых лагерях управления СевЛаг. Справка о прекращении и отмене делало обвинению Карелина А. И. А также — Почетная грамота: «За высокие производственные показатели в  социалистическом соревновании за 1949 год. Прииск «Верхний Ат-Урях» СГПУ».

Северная правда (Ягодное Магаданской обл), 112-114 (7026-7028) 23.09.89


На главную страницу/Документы/Публикации 1980-е