Помнить всех и все


Признаюсь, с огорчением познакомился я с официальным письмом-ответом, резонансом прозвучавшим 26 июля с.г. в «Красноярском рабочем» на мой очерк «Я родом из Тасеево» (№ 261, 1988 г.) и откликом Е.Шималиной — «Неужто навеки?» (№ 22, 1989 г.).

Письмо, помещенное в краевой газете, составлено по всем правилам, как надо давать официальный ответ. Но как осторожно, взвешенно должны мы относиться к историческим личностям, фактам, к самой ИСТОРИИ!

К сожалению, в официальном ответе читатели «Красноярского рабочего» получили довольно серьезную неверную информацию.

Да, мы уважаем нашего замечательного земляка, руководителя партизанского движения на Северо-Канском фронте, видного советского государственного деятеля — Василия Григорьевича Яковенко, — но он никогда не был первым наркомом земледелия России, как пишется в ответе.

Бывший партизанский вожак выдвинут на этот ответственный пост В.И.Лениным после гражданской войны. Но было бы неуважительно предать забвению имена наркомов-предшественников: В.П.Милютина, А.Г.Шлихтера, А.Л.Колегаева и других...

Во-вторых, я недавно вернулся из партизанского края и заверяю, как очевидец, что новый музей в Тасеево (в который и мной переданы материалы) не открыт к 70-летию Кайтымского боя, хотя надо отдать должное, дата эта не забыта, и 8 июля ее отмечали в райцентре.

Если говорить образно, все мы родом из Тасеево, из времен гражданской, хотя место рождения у нас разное. Я горжусь, например, тем, что мои родные —  братья Томчики и командир эскадрона Михаил Колосовский сражались в рядах тасеевцев. Мое детство прошло в деревеньке Денисово. Она дала партизанской армии двух отчаянной храбрости командиров — Ивана Шадрина, Петра Быстрова и отряд добрых бойцов, который гордо именовался «3-й эскадрон 1-го Советского Кайтымского полка»

В Денисове, по берегам речки Топольчик, в 1919 году проходила передовая линия обороны Тасеевской партизанской республики. Она была ее форпостом. Здесь не раз схватывались в ожесточенных боях колчаковцы и повстанцы. И партизанская деревенька, лежащая на пути в Тасеево и ставшая поперек горла атаману Красильникову и чехам-гайдовцам, рыскающим в поисках легкой добычи по всей Сибири, первая заполыхала в таежном крае...

Это было в мае 1919 года.

После гражданской войны деревенька родилась вновь. А тридцать лет спустя мы, денисовские мальчишки, играли в «красных» и «белых» в тех самых око¬пах и укреплениях, где оборонялись партизаны. И фамилии у всех были партизанские: Даниловы, Шадрины, Вдовенко Владимировы...

Мы часто слушали рассказы своих дедов, приходили на Росстанное кладбище, где под памятником с красной звездочкой, в братской могиле лежали двенадцать денисовцев — борцов за Советскую власть, казненных белогвардейцами. Здесь, в родном Денисове, впервые я, тогда же услышал, как пели деды-партизаны: «Отец мой был природный пахарь». Защемило в душе... И осталась песня навсегда в ней. Я с детских лет уверен: эта неумирающая песня — о моей сожженной деревеньке, о моих земляках-денисовцах. Все это было у нас!.. Тасеевская партизанская республика — моя гордость и моя боль... Я исходил за двадцать лет весь таежный край вдоль и поперек. Встречался с партизанами и очевидцами тех событий в Тасеево, Шеломках, Канарае, Асанске, Борках, Улюколе, Орловке... Хотелось и хочется понять и осмыслить то время. Узнать ПРАВДУ. А она не только в рассказах партизан (которых осталось сейчас единицы) — она и в документах тех огненных лет. Изучал я их в архивах Красноярского края и Иркутской области.

Мною собран большой материал, а также бесценные свидетельства того времени — личные вещи партизанского вожака Е.К.Рудакова, боевого товарища В.Г.Яковенко. Я передал их в филиал Центрального музея В.И.Ленина в городе Красноярске и в Канский краеведческий музей.

Исторический материал передан мною в музеи Красноярска и Тасеево. Тринадцать лет я добивался через компетентные органы увековечения имен партизанских командиров, моих земляков: Рудакова Ефрема Константиновича, Шадрина Ивана Леонтьевича, Быстрова Петра Яковлевича. Добился. Но как этого мало! И сколько забытых еще имен!..

Тасеевская республика. Сколько здесь святого и сколько трагического... 70 лет отделяют нас от того времени. И пусть простят меня тасеевцы, но больно видеть: многое забыто, заброшено, вычеркнуто из памяти... Эта девальвация шла у нас долго. Надо остановить ее. Хотя, конечно же, многое и сделано в Тасеево для увековечения памяти героев-партизан. Но до боли жаль то, что исчезло с лица партизанской земли навсегда... И это не «цепь памятников», как говорится в ответе, это святые места.

Я — не приемлю, когда «утеряна» братская могила партизан и жителей Тасеево, казненных колчаковцами в том страшном 1919-м. Не приемлю, что на месте казни тасеевцев (где госбанк, райисполком и райком партии), на зданиях, поставленных не в столь отдаленное время, нет даже простых мемориальных досок с именами героев-повстанцев, жертв белогвардейского террора...

А как понять, как оценить нравственно то, что на месте бывшего церковного кладбища — летняя танцплощадка! А рядом валяются надгробные мраморные камни. Я видел их восьмого июля — в день 70-летия Кайтымского боя, хотя со времени публикации моего очерка, где говорилось об этом, прошло восемь месяцев.

А разве можно спокойно проходить через площадку у кафе «Тайга», где колчаковцы ежедневно вешали раненых партизан и тасеевцев? Это — трагедия нашего народа, которая должна стать нашей горькой памятью.

Я не приемлю безымянной, безликой (иначе не скажешь) мемориальной доски на здании, где разместились редакция «Сельского труженика» и типография, а в гражданскую войну находился штаб тасеевских партизан. Ни одного имени! А ведь здесь работали в 1919 году В.Г.Яковенко, Н.М.Буда, Ф.А.Астафьев, Е.К.Рудаков и другие выдающиеся партизанские вожаки.

Уверен: мы будем вечны, если будем помнить всех и все!

Не приемлю я и бездумной идеи — перенести в будущую мемориальную зону дом, в котором в 1909 году в Тасеево отбывал (до побега) ссылку выдающийся революционер Ф.Э.Дзержинский.

Как и не приемлю с болью то, что в моем родном Денисове уничтожено памятное историческое место — передовая оборонительная линия Тасеевской партизанской республики. Здесь, где земля была обильно полита кровью повстанцев, построен совхозный свинокомплекс… со скотомогильником. И он наступает на последние партизанские окопы.

И еще, коль заговорили о цепи памятников. В 30-е годы, когда «великий кормчий» творил великое злодейство над нашим народом, были уничтожены лучшие люди тасеевской земли: партизанские вожаки, командиры, бойцы, хлебопашцы ... Их — много, очень много… Это тасеевцы, дзержинцы, абанцы. Они — жертвы сталинских репрессий — должны быть увековечены все! Поименно. Уверен: средства найдутся. Их даст народ на это святое дело. Я внесу в это свою лепту, потому что считаю: я родом — из Тасеевской советской партизанской республики. Это — моя родная земля...

В.Боровец, г.Красноярск
«Красноярский рабочий», 24.08.89


На главную страницу/Документы/Публикации/1980-е