Сибирский садовод


Не так давно “Красноярский рабочий” рассказал о драматической судьбе сада Крутовского. Не менее драматична и судьба основателя первого в Сибири опытного учреждения плодоводства.

Одгн из авторов этой статьи, Н. С. СИМАКОВ, бывший заместитель директора, а потом директор Красноярской плодово-ягодной опытной станции, знает В. М. Крутовского по совместной работе, так что не понаслышке судит о значении его вклада в развитие сибирского плодоводства

В нынешнем году исполнилось 125 лет со дня рождения Всеволода Михайловича Крутовского.

 

Krutovsky_Vl_M.jpg (30559 bytes)

Родился он в Красноярске в 1864 году. После окончания Красноярской гимназии поступил в Санкт-Петербургский университет.

Из материалов краевого Госархива (фонд 827. on. 1. д. 957) видно, что, обучаясь в университете, он принимал участие в распространении антиправительственных листовок и как неблагонадежный по распоряжению министра народного просвещения 5 июля 1887 года был исключен из университета. Ему было воспрещено жительство в С.-Петербурге и в С.-Петербургской губернии. После этого он выехал в• с. Завидово Клинского уезда Московской губернии, где находился под негласным надзором полиции.

По сообщению начальника Московского губернского жандармского управления от 31 августа 1887 года на имя начальника Енисейского жандармского управления, Всеволод Михайлович Крутовский выбыл из Клинского уезда в Красноярск 22 августа 1887 года. 3 октября 1887 года красноярский полицмейстер сообщил начальнику Енисейского жандармского управления, что состоящий под негласным надзором полиции, исключенный за неодобрительное поведение из С.-Петербургского университета Всеволод Михайлович Крутовский прибыл в Красноярск и живет в своем доме на Старобазарной площади. По прибытии в Красноярск он обратился с просьбой к енисейскому губернатору о выдаче ему заграничного паспорта. Просьба была удовлетворена.

За время эмиграции Всеволод Михайлович проживал в Англии, Испании, Германии и Франции. Как он указал в своей личной карточке, составленной 20 декабря 1926 года, он в совершенстве научился говорить на английском и французском языках, читать — на французском, английском, немецком и итальянском, а писать — на английском и французском. Во Франции он окончил Парижскую антропологическую школу и лабораторно-практический курс Лаборатории Брока. где под руководством профессора Пуше

изучал вопросы физиологии и морозостойкости плодовых растений.

В результате проведенных лабораторных исследований было установлено, что низкие температуры сами по себе никогда не убивают покоящейся живой ткани многолетнего растения, гибнут же они вследствие диссикации клеточного содержимого, которая является результатом резких колебаний температуры. При постепенном понижении до 40—60 градусов мороза и постепенном повышении температуры плодовые растения — груши и яблони не только не погибли, но и нормально цвели и плодоносили.

Изучая опыт брата — Владимира Михайловича Крутовского, а также Алексея Ивановича Олониченко и других, пытавшихся выращивать крупноплодные сорта яблони в Красноярске, Всеволод Михайлович убедился', что причина неудач — резкие колебания ночных и дневных температур. Значит, рассуждал он, нужно, чтобы избежать этого, укрывать растения.

Во Франции он ознакомился с особой искусственной формой выращивания в декоративных целях яблони и груши — с кордонной формой. Его особенно заинтересовали одно- и двуплечие горизонтальные кордоны. Таким образом,он приходит к выводу: чтобы использовать снег как защиту плодовых растений от резких колебаний температуры и сохранить их от вымерзания, нужно изменить способ их выращиванир. т. е. попробовать выращивать их в форме горизонтальных кордонов.

И вот, вернувшись из эмиграции в Красноярск в 1904 году, он решил осуществить свою идею. В последующие годы Всеволод Михайлович стал совершенствовать свою форму выращивания крупноплодных сортов яблони: обрезка и формирование кроны, время и способы укрытия и другие моменты. Эту форму выращивания он назвал “Арктической”, сейчас она называется “Красноярский стланец” Сразу же, как установилась в Сибири Советская власть, в январе 1920 года, Всеволод Михайлович обратился в

Енисейский губревком с предложением об организации на базе его сада Помологической опытной станции по плодоводству. В феврале 1920 года- специальным постановлением губревкома была создана Помологическая станция по плодоводству, и он был утвержден ее руководителем. Так было положено начало научному плодоводству в зоне Сибири. Урала и Дальнего Востока.

Позднее была организована Красноярская зональная плодово-ягодная опытная станция. Сад Крутовского стал филиалом станции. Всеволод Михайлович оставался до конца своей жизни (апрель 1945 года) его заведующим и научным сотрудником.

На основании своей работы и других садоводов он был твердо убежден в возможности развития садоводства в Сибири.

Начиная с 1923 года им написано шесть работ по плодоводству. Следует отметить, что Всеволод Крутовский, начав свои опыты по плодоводству в 1904 году, одновременно работал в разных учреждениях. Из личной карточки его, находящейся в краевом Госархиве (фонд 983. on. 1 д. 33), видно, что в 1904—1906 годах он работал директором Красноярской фельдшерской школы, в 1905— 1906 годах одновременно был секретарем Красноярского общества врачей. В 1917 —1920 годах — управляющим делами Енисейского общества страхования рабочих и секретарем совета съездов золотопромышленников, одновременно в 1918—-1920 годах работал председателем Красноярского Географического общества.

Из документов краевого Госархива (фонд 576. on. 3. д. 83) следует, что был он редактором газеты “Голос Сибири”. 6 июня 1907 года как редактор был арестован в С.-Петербурге и согласно распоряжению с -петербургского градоначальника этапным порядком переселяется в г. Иркутск в распоряжение генерал-губернатора. Уже в ссылке Красноярским окружным судом он был приговорен к одному году крепости. Наказание отбыл в Киренской тюрьме. Возвратился в Красноярск в 1908 году и продолжал свои опыты по плодоводству.

Начиная еще с 1910 года Всеволод Михайлович занялся выращиванием в своем саду уссурийской груши, уссурийской сливы, а также маньчжурского крупноплодного ореха и пробкового дерева

из Уссурийского края и сортов груши дальневосточного селекционера А. М. Аукашова. В результате было выращено большое количество сеянцев груши и сливы, из которых селекционерами Красноярской плодово-ягодной станции были отобраны, изучены и выделены лучшие сорта. Разработанная Всеволодом Михайловичем стелющаяся форма плодоводства дала возможность в условиях Сибири выращивать крупноплодные среднерусские сорта яблок, таких, как Папировка, Белый налив, Московская грушовка, Боровинка, Ветлужанка, Пепин шафранный, Бессемянка и др. Урожайность стелющихся деревьев яблони указанных сортов при правильном уходе очень высокая. В Лалетинском саду деревья в возрасте 60—65 лет давали урожайность до 300— 350 кг крупных яблок. С развитием в Красноярском крае садоводства в колхозах и совхозах (1935—1937 гг.) стали закладываться и сады в стелющейся форме. Так, в 1954 году было 532 гектара стелющихся садов, в том числе в Минусинском районе — 280 гектаров. Колхозы этого района со 106 га плодоносящих стелющихся садов собрали в 1954 году 3.296 центнеров крупных яблок.

В 1935—1945 годах на станции и ее Аалетинском филиале было заложено около 20 гектаров стелющихся садов яблони, груши и вишни. Эти сады были гордостью станции и живой историей стелющегося плодоводства в Сибири. К великому огорчению, при начале строительства Красноярской ГЭС сад Лалетинского филиала станции разрезали две дороги: автомобильная и железнодорожная. Большая часть сада была уничтожена.

В крайкоме и крайисполкоме на просьбу сохранить сад как историю сибирского плодоводства ответили, что ГЭС — это стройка века, а сад можно посадить на новом месте. Если бы это было так просто! Понадобились годы, чтобы трезво взглянуть на то. что произошло с известным в Сибири садом, оценить его значение, его место в истории края.

Есть хорошее решение о создании в доме Всеволода Михайловича Крутовского музея “Красноярское плодоводство”. организована инициативная группа во главе с главным агрономом плодово-ягодной станции Н. Е Шабаевым. В этом музее необходимо отразить историю и состояние плодоводства в крае от его зарождения и до наших дней. Надо бы позаботиться и о судьбе сада. Думается. чтобы сад сохранить, необходимо возвратить его Красноярской опытной станции плодоводства.

 

Н. СИМАКОВ, ветеран труда, В. ЭМЕКСУЗЯН, кандидат исторических наук, доцент.

Красноярский рабочий 17.08.89


На главную страницу/Документы/Публикации 1980-е