Шли к амбарам выгребать хлеб


На мартовском (1989 года) Пленуме ЦК КПСС, как известно, отмечено: многие застарелые проблемы в развитии нашего сельского хозяйства коренятся в крупных ошибках и просчетах, которые были допущены в период переустройства деревни в 30-е годы. Были извращены ленинские принципы кооперации, игнорировался поучительный опыт ее развития в период нэпа, необоснованно форсировалась коллективизация на основе чрезвычайных мер насильственного характера. Подобного рода меры применялись еще и раньше, в 1928 г. О тревожной для крестьян зиме 1928 года и рассказывается в этой статье.

В "Красноярском рабочем" в номере от 2 февраля 1928 года была опубликована корреспонденция под заголовком "Решения межокружного совещания". "31 января, - писала газета, - в Красноярске состоялось совещание партийных и советских работников, представителей Красноярского, Томского, Ачинского, Минусинского, Канского, Тулунского округов по вопросам хлебозаготовок". Перед собравшимися выступил приехавший из Новосибирска председатель Сибирского крайисполкома Р.И.Эйхе (В административном отношении Красноярск тогда подчинялся Новосибирску). Резолюция на совещании была принята такая: в центре всей работы необходимо поставить хлебозаготовки, отодвинув решение других задач на второй план.

В газетном сообщении об этом событии была опущена одна очень важная деталь. Автор не сообщил читателям о том, что на совещании в Красноярске присутствовал и выступал с речью И.В.Сталин. Между тем в фондах партийного архива Красноярского крайкома хранятся воспоминания двух участников этого совещания, которые подтверждают присутствие в тот день в нашем городе Генерального секретаря ЦК ВКП(б).

Вот что рассказывает известный участник партизанского движения в крае К.А.Жестиков (он тогда работал секретарем Канского окружкома ВКП(б)): "31 января 1928 года утром я вместе с представителями других округов края прибыл в Красноярск. В тот же день в 18 часов в зале заседания управления ГПУ открылось межокружное совещание. На нем присутствовал и выступил с речью товарищ Сталин".

В более эмоциональных тонах выдержано воспоминание другого участника этого совещания, члена КПСС с 1927 года П.М.Тарасенко. Петр Михайлович в те годы служил в Красноярском окружном отделе ГПУ. Воспоминание об этом эпизоде своей жизни он написал в апреле 1953 года. "Я имел счастье раз в жизни видеть и слушать выступление нашего незабвенного великого вождя Иосифа Виссарионовича Сталина, - пишет П.М.Тарасенко, - это было в 1928 году в Красноярске. Как-то в конце января меня предупредили, чтобы я вечером не уходил с работы: сказали, что в красном уголке окротдела ГПУ состоится какое-то важное совещание и я должен быть в составе охраны. В каком часу начнется совещание, никто не знал. Словом, ждали поезда из Новосибирска. Причем имя Сталина никто не упоминал. А когда поезд прибыл на станцию, нам позвонили и сказали, что приехал товарищ Сталин.

И вот совещание. Всех выступлений мне не удалось послушать, потому что все время приходилось отлучаться, выходить на улицу, проверять, как несут охрану наши товарищи. А когда выступал Иосиф Виссарионович, я как раз оказался в красном уголке и прослушал его речь от начала и до конца. Хорошо помню, как он сказал: "В борьбе с врагами Советской власти закон для работников ГПУ не писан".

Чтобы придать большую достоверность своему рассказу, П.М.Тарасенко приложил к тексту воспоминаний план красного уголка, в котором проходило совещание, и указал кружочком то место, где сидел Сталин.

Что побудило "вождя народа" в 1928 году прибыть в Сибирь и посетить, в частности Красноярск?

В декабре 1927-го и в начале января 1928 года в связи с ухудшившимся в стране положением дел с хлебозаготовками на местах за подписью Сталина ушло три грозных директивы ЦК ВКП(б). Они требовали от местных партийных и советских органов немедленной реакции - разработки чрезвычайных мер по ускорению темпов хлебозаготовок. Такая реакция была, ответы на директивы ЦК приходили, но они, по-видимому, не удовлетворяли Сталина. Вот. например, какую информацию направил в ЦК ВКП(б) в январе 1928 года Канский окружком партии: "Созываются собрания крестьян, бедноты, ячеек. В газете "Труд пахаря" в декабре 1927 года, начале января этого года помещено 60 статей, заметок по хлебозаготовкам, налогу, страх-платежам".

Собрания, газетные заметки... Нет, не таких действий ждал Сталин от местных партийных и советских органов. Пора свернуть ленинскую политику нэпа, возобновить времена военного коммунизма, когда у крестьян изымали все излишки хлеба, не давая им взамен ничего. Ну, а если кто воспротивится, то несогласных следует привлекать к суду, широко используя статью 107 Уголовного кодекса РСФСР. Вот как, по мнению вождя, надо заниматься хлебозаготовками, а не отделываться одними собраниями да выступлениями в газетах.

Именно в таком духе и шел в Красноярске разговор с партийным и советским активом. С речью Сталина на совещании, а также с ее тезисами "О хлебозаготовках и перспективах развития сельского хозяйства" читатель может познакомиться, раскрыв 11-й том его сочинений.

"Вы говорите, - обращается он к своим слушателям, - что применение к кулакам 107-й статьи есть чрезвычайная мера. Допустим, что это так, но почему тогда в других местах эта мера дает великолепные результаты, а у вас она должна ухудшить положение?"

В директиве от 6 января

1928 г., которая не была опубликована в печати, Сталин высказывается на сей счет более откровенно: "ЦК обязывает вас добиться в недельный срок решительного перелома в хлебозаготовках... При взыскании недоимок по всякого рода платежам, применять немедленно жестокие кары". Да, это был коренной поворот в политике, отказ от ленинского отношения к крестьянству, забвение указаний Владимира Ильича Ленина о том, что Советское правительство должно добиваться заботливейшего поднятия хозяйства.

Приезд Сталина в Красноярск и его выступление дали нужный "эффект". Активисты Красноярского и других округов сделали вывод о том, что в работе по хлебозаготовкам надо действовать решительно, смелее применять чрезвычайные меры. О том, что означали эти "меры", свидетельствуют документы, хранящиеся в партийном архиве крайкома КПСС.

"Мобилизовано и брошено в качестве окружных и районных уполномоченных 120 человек". "Каждые пять дней принимаем от районов по телефону доклады, конечно, с соответствующей накачкой... Поставили на ноги ОГПУ. В двух районах сменили уполномоченных. Расширяем репрессии в отношении организаций и отдельных работников". (Канский окружком ВКП(б), январь-март 1928 года).

"В настоящий момент благодаря сильному нажиму РК партячейки понемногу раскачиваются. Снят с работы за бездеятельность с отдачей под суд ряд председателей потребительских обществ и кредитных товариществ" (из политсводки Минусинского райкома ВКП(б), июнь 1928 года). "1. Констатировать за последние пятидневки, особенно первую мартовскую, падение хлебозаготовок по всем районам. Падение объясняется исключительно ослаблением нажима на хлебозаготовительном фронте. 2. Считать необходимым заменить некоторых районных руководителей по партийной и советской линии за неумение проводить директивы партии. 3. Арестовывать и садить особо расхлябанных" (из решения "тройки" по хлебозаготовкам Красноярского окружкома партии, март 1928 г.).

В партийные комитеты все чаще и чаще начали поступать списки крестьян, привлеченных к судебной ответственности по статье 107 Уголовного кодекса РСФСР. 30 мая 1928 г. из Канска в Новосибирск ушла телеграмма следующего содержания: "С 7 марта по 20 мая осуждено 25 человек, конфисковано - 19.774 пуда тчк. Ближайшее время намечено провести 2-3 процесса в каждом районе тчк". В Ачинском округе с 25 января по 15 февраля 1928 г. было осуждено 43 человека, конфисковано свыше 36 тысяч пудов хлеба. Что значил этот хлеб для местных крестьян, прокомментировал в своей докладной председатель Ачинского нарсуда т.Ардашев: "Были случаи, что конфисковали без исключения весь хлеб без остатков на посев и прокормлением.

Подвергались репрессиям партийные, комсомольские активисты, руководители кооперативов и председатели сельских Советов. Ломались судьбы людей. Коммунистов исключали из партии, снимали с работы только за то, что они не проявили достаточной твердости к крестьянам при проведении хлебозаготовок. Выговора объявляли целым партийным ячейкам. За что наказывали партийцев? Вот некоторые формулировки, взятые из протоколов: "...за невыполнение директив райкома...", "...за неподачу сводок...", "...за допущение медлительности в развертывании кампании...".

В фондах партийного архива крайкома КПСС сохранились некоторые признания коммунистов, репрессированных в тот период. Вот что заявил председатель правления общества потребителей из Нижнего Ингаша Павел Нестерович Юхновец, когда его исключили из партии: "Меня снимают за то, что я не пошел с винтовкой к амбарам выгребать хлеб".

Теперь Сталин был доволен действиями местных партийных и советских органов. 13 февраля 1928 г. он обращается ко всем организациям партии с письмом "Первые итоги заготовительной кампании и дальнейшие задачи партии" (этот документ также, можно найти в 11-м томе его сочинений).

"Теперь мы можем с полным основанием констатировать, - пишет "вождь народов", - что принятые мероприятия и развернувшаяся хлебозаготовительная кампания уже увенчались первой решительной победой партии. Поднялся темп заготовок решительно и повсеместно. Заготовки в январе превысили декабрьские заготовки вдвое. Темп заготовок за февраль дает дальнейшее повышение".

Этот оптимизм был ничем не оправдан. Возвращение к хлебной разверстке вызвало бурю возмущения не только у зажиточных крестьян, но и у бедноты. Об этом красноречиво свидетельствуют документы.

Вот как оценивалась, например, прошедшая в Красноярском округе хлебозаготовительная кампания на одном из кустовых собраний коммунистов, состоявшемся в сентябре 1928 г.: "Она (эта кампания) пошатнула союз рабочего класса с крестьянством. Крестьянство недовольно все". "Опять начинается 20-й год, - высказались сотрудники Канского окружного профсоюзного совета тт.Репин и Базажаева, - (из сводки за февраль 1927-го-май 1928-го г.) когда выдавали по полфунта, и теперь будет, потому что хлеб отбирают". "Крестьянская масса, - сказал на собрании в дер.Бирюса Тайшетского района Канского округа крестьянин А.Авдюшов - опора Советской власти и партии в революционной борьбе. Сейчас получается наоборот: крестьянина судят по 107-й статье, арестовывают и садят в тюрьму. Такие действия со стороны власти неправильны".

Батрак села Туманшет Тайшетского района Канского округа, бывший партизан Герасим Малков в присутствии нескольких лиц сказал: "Засели хулиганы в Советской власти. Посевную кампанию под силой оружия проводят и думают, что мы ничего не понимаем". А бывший член ВКП(б), бедняк из деревни Межевая Рыбинского района Ф.Сульм заявил: "Беднота поверила обещаниям власти и сдала все семена... Выходит, что обманули мужика".

Сдача хлеба государству за бесценок подорвала экономическую основу крестьянского хозяйства, не только не способствовала расширению посевного клина, а, наоборот, толкала людей на снижение производства зерновых.

В номере от 14 декабря 1928 года "Красноярский рабочий" сообщал: "Хлеб в Енисейском коопхлебе почти не отгружается. Население категорически отказывается от перевозок, ссылаясь на низкую оплату (20 коп.) с пуда и требует повышения ее до 30 коп. Местные общественные работники плату в 20 коп. с пуда также находят недостаточной". Середняк Илья Черных из деревни Александровка Рыбинского района оценил обстановку так: "Нам надо сеять только для себя, а то все разно отберут". "На будущий год сеять много не нужно", - поддержал его середняк из с.Боженовка Канского района В.Канаев.

Нередко крестьяне прятали хлеб от заготовителей. Были случаи и уничтожали. Люди продавали дома, хозяйства, уходили в город.

"Правильной политикой пролетариата, осуществляющего свою диктатуру в мелкокрестьянской стране, - отмечал В.И.Ленин в работе "О продовольственном налоге", - является обмен хлеба на продукты промышленности, необходимые крестьянину". Между тем такого обмена города с селом в 1928 году не существовало. Это усугубляло положение дел.

"В наших селах отсутствуют шубы, катанки", - сообщил в декабре 1928 г. "Красноярский рабочий".

Тревожной была зима двадцать восьмого года для крестьян, сельских активистов Сибири, других регионов СССР. Применение в этот период чрезвычайных мер насильственного характера дорого обошлось нашему сельскому хозяйству.


Сталин  у красноярских чекистов. 1928 г.
Фото из архива «Мемориала»

В.КУЗНЕЦОВ, заведующий партийным архивом крайкома КПСС
"Красноярский рабочий", 25.07.89


На главную страницу/Документы/Публикации 1980-е