Безотцовщина


СО СТАЛИНСКОЙ педагогикой я знаком не понаслышке. Я ее испытал на себе, когда мне отроду не было и года. Глухой осенней ночью 1937 года забрали моего отца, а несколько позднее двоих дядей и деда. Всех четверых осудили без предварительного следствия по статье пятьдесят восьмой как врагов народа. Какую же социальную опасность для общества представляли эти люди? Дед всю жизнь обувал людей, был первоклассным сапожником. Сыновья его — железнодорожный стрелочник, конюх и тракторист. Сумасшедшему не могло бы прийти в голову назвать таких людей врагами народа, а вот Иосиф Виссарионович назвал, да так их упрятал, что ни один из них живым домой не вернулся.

Ну, а как жилось семьям «врагов народа», полезно было бы знать товарищам В. Былкову и 3. Гладышу, оплакивающим Сталина. Они вероятнее всего не видели или не хотели видеть слезы миллионов вдов, оставшихся без мужей, и детей-сирот, ставших безотцовщиной.

В школе я скрывал, что отец осужден, просто говорил, что он умер.

А военное время. Недостатки во всем. Хорошо помню сестренку, пришедшую из школы в слезах. Дочери «врага народа» не полагался ордер на приобретение ситцевого платьица. Весной, как только сходил снег, мы с матерью собирали оставшиеся с осени в полях колоски. И нередко все собранное у нас просто отбирали объездчики. Ничего не стоило отнять накошенное сено у семьи «врага народа» — защитить-то некому.

Честное слово, мы завидовали тем детям, чьи отцы погибли на фронте. По крайней мере они хоть пенсию за них получали, и отношение к ним было совсем другим. А нас зато исправно душили налогами.

В своей публикации тов. Былков говорит такие слова, что если эвакуированный на Урал завод через 3—4 месяца дает фронту продукцию, то это результат сталинской педагогики. Я бы сказал так. Если бы Сталин вместо необдуманных репрессий делал все для укрепления обороноспособности нашей страны, берег людские ресурсы, сохранял и умножал талантливый командный состав Красной Армии, то гитлеровский фашизм вряд ли вторгся бы на нашу территорию. По крайней мере дело дальше пограничных районов не зашло бы. Трагедия войны — это истинно сталинская педагогика.

Сталинисты призывают нас «не ворошить старое», не говорить о преступлениях сталинизма. Лично я заявляю: я рассказал своим сыновьям, где их дед, прадед, его сыновья и кто виновен в их гибели. Я наказал им рассказать о трагедии народа своим детям. Наши потомки должны помнить о прошлом, чтобы не допустить повторения его роковых ошибок.

Н. ВОЛОСНИКОВ, директор художественной школы.
г. Уяр Красноярского края.

Известия. Осень 1988


На главную страницу/Документы/Публикации/1980-е