Счет нашей памяти и совести - 70202


Этого события мы ждали давно. Сначала говорили о нем между собой, в тесном кругу проверенных друзей, потом Асе смелее и смелее, и наконец, получив мощную инъекцию гласности, заговорили в полный голос и со страниц центральных газет и журналов, и с полос местной прессы, в передачах телевидения и радио.

Что же это за событие?

Открыт счет на строительство Мемориала жертвам репрессий и политического террора сталинского времени. В решении исполкома Норильского городского Совета народных депутатов № 455 от 4 августа 1988 г. говорится: «Открыть счет в Норильском отделении Промстройбанка СССР для принятия добровольных вкладов от населения для строительства памятника жертвам репрессий, находившимся в лагерях Норильска».

Открытие счета — ответ на письма многих читателей, спрашивавших, когда создастся такой фонд, предлагавших ускорить решение этого допроса. Это и ответ противникам строительства мемориала в Норильске. Видимо, демократично будет понять и их: слишком долго изучали мы историю страны по «Краткому курсу ВКП(б)», отредактированному Сталиным, слишком долго шли к нам книги Платонова и Набокова, Ахматовой и Дудинцева, Гроссмана и Солженицына... Слишком долго считали мы рашидовых и брежневых лучшими писателями Отечества... Медленно, очень медленно реанимируем мы свою память, чувство гражданина, голос совести.

Надо, чтобы во всех наших делах, во всех наших поступках торжествовала историческая справедливость. Строительством мемориала в Норильске мы смоем грязь лжи с нашей памяти.

...Листаю свежий номер еженедельника «Книжное обозрение». В нем под заголовком «Историческая неправда мстит за себя» опубликованы письма К. М. Симонова, в том числе письмо бывшему первому секретарю Норильского горкома партии И. А. Савчуку: «Для того, чтобы доказать меру подвига советских людей, построивших Норильск, — и тех людей, что были на свободе, и тех советских людей, что оказались волею Сталина в заключении, надо написать хотя бы в главных, основных чертах все так, как оно было в действительности... без того, чтобы показать главные, основные исторические черты этого трагического противоречивого периода истории города, написать его историю, на мой взгляд, вообще невозможно».

Слово «Норильск» часто стало мелькать в публикациях газет и журналов последних месяцев. О поистине страшном штрафном пункте Норильлага — Коларгоне — пишет в своих воспоминаниях в журнале «Смена» (№ 12, 1988 г.) ныне покойный Александр Иванович Мильчаков, в тридцатые годы — Генеральный секретарь ЦК ВЛКСМ, потом начальник «Глав- золота»:

«В октябре (1939 г. — Л. В.) нас перевели в Норильск, где я попал откатчиком в бригаду подземных рабочих на угольную шахту «Шмидтиха». 5 ноября нас в числе 20 человек, в морозный день, пешком отвели в штрафной лагерный пункт «Коларгон», находившийся в тундре в 18 километрах от Норильска, чтобы там расстрелять. В числе обреченных на казнь были: сопроцессник Димитрова по Лейпцигскому процессу бывший секретарь ЦК Болгарского комсомола и член Политбюро Болгарской компартии Благой Попов, заместитель наркома пищевой промышленности СССР Чигринцев, член коллегии Наркомфина СССР Петр Четвериков, начальник Главного управления соляной промышленности СССР Никита Куликов, посол СССР в Румынии Островский, консул в Скандинавских странах, бывший ранее секретарем губкома комсомола на Волге Владимир Фишер, бывший первый секретарь Ереванского горкома партии Абел Ордуханян, бывший секретарь Казанского горкома партии Абдулла Юнусов, профессор истории Сергей Дубровский, профессор права Леонид Гинзбург, профессор права Петр Климов и другие. Две недели мы ждали расправы... Спас нас начальник норильского строительства и лагеря А. П. Завенягин. Он выждал две недели, а потом вразрез с «директивой центра», под свою ответственность приказал вернуть нас в Норильск... Многие товарищи погибли в Норильске от аварий, цинги, абсцесса легких, от непосильного физического труда...».

Как же согласиться с читательницей Л. Комейко, что не нужен, мол, памятник сталинским жертвам в Норильске, что новобрачные, по дороге к памятнику Ленину, не дай бог, натолкнутся на упоминание о невинных жертвах 30-х? «Какая будет реакция? — пишет она. — Мне кажется, что, кроме обиды и злости на тех, кто раньше пресмыкался и молчал, ничего в душе не будет».

А мне кажется, что новобрачные поделят цветы между памятником Ленину и памятником большевикам ленинской школы, которых уничтожили Сталин и его приспешники. Так думают и читатели А. Г. Жамойдо, Л. А. Кириченко и многие другие, добивающиеся открытия счета на строительство мемориала.

Всем нам еще предстоит огромная работа — разыскать, по крупицам восстановить имена ВСЕХ политических заключенных норильских лагерей. Это работа не на год, и не на два... Потому-то и нужен Мемориал жертвам сталинских репрессий.

Думаю, свой посильный вклад на его возведение сделает большинство норильчан. Уверен: нас — большинство!

Каким ему быть? Это зависит от всех вас. Вероятнее всего, по мере накопления средств на счете будет объявлен конкурс на лучший проект. Вероятно также, что выработка концепции мемориала в Норильске пойдет по трем направлениям: серия мемориальных досок, архитектурная форма на одной из площадей города и собственно мемориал, представляющий, как мне видится, лагерный барак тех времен со всеми его атрибутами, а кроме них — обширная экспозиция, рассказывающая об одной из самых трагических страниц истории нашей страны, если не самой трагической. Такой мемориал со временем мог бы стать филиалом Норильского музея... Но — это решать вам, нам всем.

А теперь — номер счета:
70202 в Норильском отделении Промстройбанка СССР.

Ваши идеи, предложения, воспоминания ждут по адресу: г. Норильск, «Заполярная правда». На конверте пометьте — «Мемориал».

Леонид ВИНОГРАДСКИЙ, председатель Норильского общественного комитета по увековечению, памяти невинных жертв 30—50-х годов.

Заполярная правда 01.08.1988


На главную страницу/Документы/Публикации/1980-е