Прости, отец...


Прочитала в вашей газете статью «Брат мой...» и взялась за ручку. Не выдерживает больше мое сердце. Я долго не соглашалась с тем, что посягнули на авторитет Сталина, т.к. выросла с его именем, верила в него и искренне рыдала, когда он умер. Мне было тогда 22 года. А то, что из-за сталинской диктатуры мы росли с братом сиротами, что из-за массовых репрессий потеряла отца, не доходило до моего сознания. Пелена спала только в нынешнем году. Читаю правду о репрессированных, плачу и думаю, в какую же страшную беду попал мой отец! Может, кто-нибудь помнит Василия Федоровича Николаева? Был он в 30-е годы начальником строительного батальона. У нас рано умерла мама, мне не было трех лет, брату — полутора. Был отец для нас с бабушкой единственной опорой. По рассказам людей, знающих его, был он очень честным, добросовестным, волевым, закаленным человеком. Вырос в сиротстве, с 14 лет воспитывался в Красной Армии (подробностей его биографии, увы, я не знаю). Папу я помню немного, говорят, очень любил он нас, беспокоился, очень переживал смерть матери. И вдруг арест, вдали от Красноярска, на Дальнем Востоке. Стал мой отец «врагом народа». Дети «врагов», сколько на нашу голову выпало! И самое главное — сиротство. Спасибо бабушке, трудно ей досталось, сколько за папу пережила: какой же он враг? Но вырастила. И вошли мы во взрослую жизнь с именем Сталина. Никогда не забуду, как один товарищ из Сталинского (ныне Центрального) райкома комсомола упрекнул меня, что я дочь «врага». Легко ли было нам жить...

Еще подростком начала я разыскивать своего отца и все безрезультатно. И вот в 1946-м, было мне тогда 15, пришел мужчина, сказал, что он из органов НКВД и что отец через год вернется. Как мы ждали этот 1947-й! Но прошел год, второй, и вновь я стала разыскивать отца. Помню, пришел сосед (тоже работник НКВД) и сказал: «Не ищите, ему еще 10 лет добавили...» Прошло 10 лет, и в 1958 году после очередных запросов я получила из Москвы, из Верховной коллегии суда скупое сообщение, что В.Ф.Николаев умер в заключении в 1940 году, посмертно реабилитирован. Чему верить? И где найти правду? В долгу я перед отцом, что так и не узнала его судьбы. За что его арестовали, какое злодеяние ему приписывали, где он отбывал срок и по чьему доносу погиб? И где обо всем этом узнать? Есть ниточка: пять тысяч рублей довоенными деньгами получили мы вместе с описью его имущества из Хабаровска, которые пришли на райвоенкомат Сталинского района Красноярска. Вот так оценили жизнь человека...

Спала пелена с глаз. И еще сильнее болит сердце об отце, Не знаю, в какую сторону нашей необъятной земли поклониться ему. Прости, отец...

Г.Блажиевская (Николаева),
г.Красноярск
«Красноярский рабочий», № 155 (20846), 06.07.88

См. также:


На главную страницу/Документы/Публикации 1980-е