Остановиться, оглянуться


Забвению не подлежит

В Партизанское, на родину писателя, мы приехали вскоре после 25 января, надеясь услышать хотя бы отголоски сельского литературного праздника, посвященного 95-й годовщине со дня рождения Петра Поликарповича Петрова.

Но, как оказалось, праздника не было. Собственно, эта дата (может, сочли ее не слишком «круглой») вообще осталась в тени. Промолчала общественность. Ни словом не обмолвилась и местная газета. В школе, где расположен музей писателя, мы с корреспондентом краевого радио Викториной Дмитренко, честно говоря, тоже не почувствовали атмосферы недавнего торжества. Было ли оно?

— Да, отмечали эту дату по классам немного, — как-то неуверенно сказал учитель рисования, он же добровольный хранитель фондов Геннадий Васильевич Кармышаков.

Наверное, действительно вспомнили, но очень уж застенчиво, словно украдкой.

У писателя Петра Поликарповича Петрова была нелегкая жизнь, оборвалась она трагически. Но остались книги. Осталась память об этом человеке. И с годами она не должна тускнеть. А ведь тускнеет, к сожалению...

Он родился в селе Перовском Канского уезда (ныне это с.Партизанское — центр Партизанского района) 25 января 1892 года. В семье было одиннадцать детей, отец инвалид, так что тяжесть домашних забот, легла в основном на плечи Петра. Но тем не менее любознательный юноша тянулся к литературе, находил время, чтобы пробовать свои силы в писательском ремесле; это были, конечно, робкие первые шаги. Когда свершилась революция, Петров без колебания принял ее сторону, стал активным защитником завоеваний Октября: участвовал в гражданской войне, был председателем Объединенного совета Степно-Баджейской партизанской республики, редактировал в Минусинске газету «Соха и молот».

Печататься как прозаик Петр Поликарпович начал в 1927 году — тогда вышла его поэма «Партизаны». А через год читатели смогли познакомиться с первым романом писателя-сибиряка «Борель», где рассказывалось о восстановлении золотых приисков. Максим Горький, прочитав это произведение, назвал его в числе лучших советских книг. Затем из печати выходят еще два романа: «Шайтан-поле», «Золото», повести «Саяны шумят», «Крутые перевалы», «Половодье». В 1937 году П.П.Петров был репрессирован. Реабилитирован посмертно. Обстоятельства его трагической гибели так и остались неизвестными. Он ушел из жизни 23 октября 1941 года в расцвете творческих сил.

Много лет назад его земляки решили создать музей писателя. К.М.Кирьянова и ученики местной средней школы, которая теперь носит имя П.П.Петрова, принялись за работу. И, надо сказать, в результате было собрано немало интересных экспонатов. В поисковой работе участвовали школьники, действовал совет музея, ребятишки сами делали макеты: они и сейчас украшают экспозицию.

В маленькой комнате собраны не только материалы, касающиеся личности писателя Петра Поликарповича Петрова, но и документы тех далеких лет, предметы крестьянского быта, экспонаты, относящиеся к периоду Великой Отечественной войны. Здесь же подарки от людей, поддерживающих связь с музеем.

— А есть экспонаты, которые поступили в музей недавно? — поинтересовались мы у Геннадия Васильевича. — Действует ли совет музея?

— Говоря честно, поступлений уже давно не было, наоборот, многое растеряно, это бы сохранить, да и совета музея нет. Но сейчас в школе идет подготовка нового помещения. Оно более удобное, чем это. Туда и переедет музей. Будет хоть возможность как следует разместить экспозицию. Тут, сами видите, тесновато.

Пока беседовали с Кармышаковым, пока он рассказывал о том, почему так трудно бывает сохранить уже собранное, не покидало горькое чувство недоумения: откуда в людях такое пренебрежение к прошлому своей родины, к истокам ее. Беречь не умеем то, что беречь надо, как святыню, до каждого сердца доносить, гордиться самим и в других гордость зажигать, а потом удивляемся: откуда берутся иваны, не помнящие родства? Ответ лежит на поверхности, и не стоит искать его далеко. Равнодушие рождает равнодушие. Доброта — доброту. Осечки, конечно, бывают. Но они — как исключение из правил.

Справедливости ради надо сказать, что благодаря усилиям педагогического коллектива партизанской школы музей все-таки действует, но он пока резко ограничен школьными рамками. А ведь при желании его можно было бы сделать культурным центром села, в котором, кстати, по сей день живут родственники писателя.

Мы даже размечтались было с Геннадием Васильевичем и о настоящем доме-музее: ведь здание, где жила семья Петровых, сохранилось. Правда, находится оно далеко не в музейном состоянии. Мы все же отыскали его благодаря старым фотографиям и подсказкам старожилов. А мальчишки, к которым мы обращались, и не знают, что это за «дом Петрова»: ни таблички на нем, ни доски мемориальной. В Иркутске — есть. А на родине, в селе, где родился, — нет.

Л.Винская
«Красноярский рабочий», 06.03.1987 г.


На главную страницу/Документы/Публикации/1980-е