Помянуть добром


Норильский хронограф

Есть люди, чьи имена в Норильске будут помнить всегда.

Сталь и никель

11 апреля 1899 года в Киевской губернии родился Борис Херсонский. За Полярным кругом родоначальник династии норильских проектировщиков оказался, когда ему было уже 50. Повторный арест и высылка в Красноярский край застали бывшего начальника техотдела Лысьвенского завода на Урале в пути. Нарком металлургической промышленности Тевосян отправил его на задание на Северный металлургический комбинат. Вместо Череповца Херсонский оказался в Норильске с помощью Авраамия Завенягина, который из ссыльных в Красноярский край отбирал специалистов для Норильского комбината. О возможностях Херсонского замнаркома внутренних дел знал очень хорошо. До ареста в 1938-м выпускник Киевского политехнического института работал главным инженером Сталинградского металлургического завода и отвечал за производство специальных сортов стали. Этой задаче соответствовала командировка на заводы в Германии и Чехословакии. В награду за удачно выполненную работу главный инженер получил легковой автомобиль от Серго Орджоникидзе и орден Трудового Красного Знамени из первого десятка.

На Норильском комбинате Борис Херсонский проработал 20 лет. Начальник ватержакетного и обжигового отделений никелевого завода, старший инженер, главный инженер проекта, главный инженер проектной конторы в течение десятилетия. С его именем и делами связаны освоение Талнахского месторождения, разработка основного технико-экономического доклада развития комбината.

Скончался Борис Херсонский в канун 90-летия в Волгограде.

Предпоследняя попытка

12 апреля 1932 года Иван Зарембо, начальник Норильской экспедиционно-промысловой конторы, называвшейся Норильскстроем, телеграфировал своему представителю Доронину в Иркутск в Востокзолото, которому подчинялась контора: “Требуй выполнения всех заявок. Возвращайся первым пароходом. Не думаю, что трест снимет тебя без моего согласия. Это будет сверхбезобразие. Этой телеграммой иди крайком. Требуй полного обеспечения сапогами, пимами, рукавицами, чтобы не шить опять суконные. Лошадей возьми 120 хороших”.

Сдвинуть “вопрос Нориля”, как хотел Зарембо, ему не удалось. В этом же году из-за отсутствия средств в стране норильская площадка была законсервирована до 1935 года. Начальник Норильскстроя с 1930-го по 1932 год какое-то время возглавлял Востокзолото. Работал в Восточном Казахстане, затем на горно-обогатительном комбинате в городе Марганец Днепропетровской области. В этом году исполнилось 125 лет со дня рождения Ивана Зарембо.

Первый вратарь сборной страны

13 апреля 1912 года в Москве родился Валерий Буре. В 1917-м, когда фирма “Павелъ Буре” прекратила свое существование в России, ему было всего пять лет. В 16, бросив театральную школу, юноша занялся плаванием и вскоре вошел в сборную Москвы по ватерполо, а потом в сборную страны и в историю советского спорта как первый вратарь этой сборной. В 27 Валерия Буре назвали террористом и отправили на десять лет сначала на Соловки, а оттуда в 1939-м – в Норильлаг.

В лагере от общих работ бывшего вратаря сборной страны вскоре освободили и дали работу фельдшера (Буре до ареста поступил в медицинский институт, но проучился в нем недолго). Пригодились ему и занятия в театральной школе. Участие в спектаклях театров по обе стороны колючей проволоки и просто в лагерной самодеятельности значительно облегчало жизнь заключенного. В Норильске в те годы было особенное отношение к спорту и спортсменам, тем более выдающимся. Буре играл в футбол, теннис, готовил пловцов.

Лагерный срок спортсмена закончился в 1946 году. К этому времени у него появилась жена, родился первый сын. Валерия Буре выбрала первая красавица Норильска и тоже знаменитость (Людмила Попова пела на сцене ДИТРа). После освобождения Буре продолжил работать в отделе главного энергетика, а с пуском медного и до самого отъезда из Норильска в начале 1957-го зарабатывал северный стаж сначала в цехе электролиза меди, потом в металлургическом цехе мастером. Здесь же проявился еще один семейный талант Буре – рационализаторский. В Москву реабилитированный Валерий Буре вернулся с женой и двумя сыновьями. В столице он целиком посвятил себя спорту, получив звание заслуженного тренера СССР за успехи сыновей в плавании. Его фамильная пассионарность передалась не только сыновьям, но и внукам, знаменитым хоккеистам Павлу и Валерию. Не стало Буре-старшего в 1974 году.

Под дамокловым мечом

14 апреля 1901 года в Узловой Тульской области родился Авраамий Завенягин, советский государственный и партийный деятель, чье имя с 1957 года носил Норильский горно-металлургический комбинат. Четверть века – после окончания Горной академии – было отдано Завенягиным организации строек и производств, новых отраслей науки и промышленности. В 1933–1937 годах – директор Магнитогорского металлургического комбината. 1938–1941 – директор Норильского комбината. За три завенягинских года в Заполярье были заложены основы не только Норильского комбината, но и “Норильского никеля”.

Соратница Завенягина по атомному проекту, жена репрессированного журналиста Евгения Рябчикова Сусанна Карпачева рассказывала, что дамоклов меч ГПУ завис над Авраамием Павловичем еще на Магнитке, когда поочередно репрессировали работавших с ним секретарей обкома Хитарова и Ломинадзе. Сменившие их партийные руководители обвиняли Завенягина в содействии вредителям и собирали на него компромат. Тем не менее он единственный из заместителей наркома тяжелой промышленности не был арестован, а получил направление в Норильск. Перед ним стояла задача на выживание: запустишь производство – будешь жить. Нет – значит, вредитель.

– Авраамий Павлович сумел подобрать и вдохновить обиженных и угнетенных людей, использовать умственный потенциал сотен заключенных, проявив к ним уважение и применив нетривиальные методы жизнеобеспечения, и уже через год пустил опытный завод на вечной мерзлоте, в страшнейшие морозы и бесконечные метели, – вспоминала Сусанна Михайловна.

После успешной организации никелевого производства в Норильске Завенягина назначили заместителем наркома внутренних дел. В его ведение фактически передали техническое руководство промышленными и строительными предприятиями ГУЛАГа, которое, выполняя карательные функции, плохо справлялось с производственными задачами.

...Почему Сталин доверил ему пост замнаркома НКВД, а затем и заместителя министра атомной промышленности, называвшегося тогда Первым главным управлением? Может быть, убедился в его необыкновенных организаторских и инженерных способностях? А может быть, Сталину нужно было взаимное противостояние Завенягина и набравшего огромную власть Берии?

На долгие годы

15 апреля 1902 года в Харбине родился Георгий Попов, врач-инфекционист, норильчанин с 1939-го по 1960 год, много сделавший для нашего здравоохранения, в самом начале как заключенный Норильлага.

Перед арестом в 1938-м Георгий Попов был одним из руководителей антималярийной службы в Москве. Его обвинили в том, что он якобы способствовал распространению в столице инфекционных заболеваний.

В Норильлаге доктор, переболев сам, получил в распоряжение барак с больными дизентерией. После победы над эпидемией и работы в лагпункте на Амбарке организовал клиническую лабораторию. В 1941 году был назначен главным врачом Центральной больницы лагеря, а потом – построенной рядом инфекционной больницы. Среди его коллег, заключенных и ссыльных, было немало врачей с опытом работы в московских и ленинградских клиниках, определивших на долгие годы высокий уровень норильского здравоохранения.

Уехал Георгий Попов из Норильска уже реабилитированный в 1960 году. Всю свою жизнь до последних дней доктор писал историю норильского здравоохранения и стихи. В одном из стихотворений, посвященном другу и коллеге Илье Шишкину, есть такие строчки: “...Мы верим: добром нас помянут больные, // С которыми жизнь в Заполярье прошла”.

Рубрику ведет Валентина ВАЧАЕВА

Заполярный вестник 09.04.2015


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е