Судьба начальника СМП


На три счёта вьюга кружит ночами,
На три счёта передёрнут затвор…
Забываю… Это было не с нами…
На три счёта звездой догорает костёр.
(А. Розенбаум «Вальс 37 года»)

Сегодня, в преддверии дня жертв политических репрессий, хочется рассказать о судьбе Николая Кузьмича Руденко – человека, который стоял у руля Северного морского пароходства в один из самых сложных и опасных периодов нашей истории – в 1937 году.

Руденко Николай Кузьмич родился 23 ноября 1895 года в посёлке Ружин Ружинского района Киевской области. О его детстве известно немного. Семья была крестьянская, бедная и многодетная. У Коли было пять братьев и две сестры. Трудовую биографию он начал с 15 лет ремонтным рабочим на Уссурийской железной дороге.

1917 год ознаменовался в жизни Николая двумя событиями: это вступление в ряды ВКП(б) в парторганизации города Владивостока и женитьба на девушке со звучным именем Гликерия. В следующем году у молодой семьи родилась дочь Вера.

Руденко посчитал своим долгом сначала добровольно вступить в Красную Гвардию, затем в партизанский отряд Приморья. С 1918 по 1922 год прошёл путь от рядового до комиссара группы. После демобилизации связал свою судьбу с флотом и со временем был назначен на ряд руководящих должностей.

В 1927 году Николай Кузьмич в составе делегации, в которую входили видные военно-политические деятели Василий Блюхер и Александр Черепанов, прибыл в китайский Шанхай для заключения договоров с китайскими фирмами по агентированию советских судов, а также для решения вопросов, возникших после крушения в Китае парохода «Память Ленина». Во время поездки состоялась встреча с Чан Кай-ши. По её результатам делегации вручили чек на 200 тысяч китайских долларов на развитие торгового флота СССР. Чан Кай-ши вручил Руденко за его личный вклад и оказанную помощь Китайской революционной армии (выполнение особого задания) персональную премию, которую по приезду на Родину Николай сдал в кассу взаимопомощи.

Учитывая его деловые качества и опыт, Николая Кузьмича пригласили на конференцию в японскую столицу по вопросу организации европейско-азиатского сообщества.

В 1933 году успешно окончил Ленинградскую транспортную академию им. Сталина, получил диплом инженера эксплуатации флота и назначение в Наркомат водного транспорта в Москве. Успешная работа на этом поприще была отмечена высокими правительственными наградами - медалью, золотыми часами и именным маузером.

25 февраля 1937 года Н. К. Руденко назначили на должность начальника Северного Государственного морского пароходства в Архангельске. Сложившаяся ситуация в стране ставила перед ним сложные задачи. Помимо развития и организации работы по перевозкам грузов, ему предстояло пересмотреть на предмет «надёжности» весь личный состав Управления, морских судов, а также начальников районов Архангельских портов. Отдельно проводилась работа по выявлению и ликвидации последствий вредительства на производстве.

Если производственные вопросы опытному руководителю удавалось решать, то постоянные доносы, клевета, а также преследования и аресты сотрудников не поддавались контролю.

4 сентября 1937 года в Москве сотрудники НКВД провели обыск в московском доме 37 по улице Пятницкой, при котором изъяли военный билет, удостоверение и именной маузер. Комната № 10 была опечатана печатью № 22, а Гликерия Емельяновна и Вера оказались на улице.

10 сентября арестовали Руденко и обыскали служебный кабинет*, а также номер в гостинице, где проживал Николай Кузьмич. Были изъятыслужебная переписка и «вещи иностранного производства» – бритва, курительная трубка, табак, портфель и таблетки от головной боли.

Причинами ареста стали неверно названные на заседании Архангельского парткома цифры о выполнении полугодового плана пароходства, предыдущие контакты с иностранцами, недоверие к новым сотрудникам, приехавшим на работу в Архангельск.

Обвинительное заключение, которое пришлось ожидать более 20 месяцев, свелось к тому, что Руденко «...являлся участником контрреволюционной организации, занимался шпионской деятельностью, разглашал данные о судах, имеющих оборонное значение, – т.е. в преступлениях, предусмотренных ст.ст. 58-11, и 58-1а УК РСФСР» (в материалах дела).

По постановлению Особого Совещания при НКВД СССР от 10.09.1940 года Н. К. Руденко был заключён в ИТЛ сроком на 8 лет. К сожалению, его письма и жалобы жены о пересмотре дела не принесли результата. В 1946 году, после отбытия наказания, Николай вернулся к семье. Гликерия Емельяновна последовала за мужем в посёлок Мурмаши Мурманской области, где они и обосновались. Вера вышла замуж и проживала в Москве.

На день повторного ареста, 11 марта 1952 года, Руденко работал заместителем начальника отдела железнодорожных и водных перевозок строительства 511 МВД СССР. Всё повторилось: обыски, вопросы и допросы… Предыдущий восьмилетний срок не сломил волю и, казалось, только закалил дух Николая.

Обвинения предъявлялись прежние. И как прежде ответы были чёткими, убедительными, и снова он не признал свою вину.

На Особом Совещании при МГБ СССР от 29.04.1952 года Н.К. Руденко приговорили к ссылке на поселение в Красноярском крае под надзор органов МГБ, куда Руденко прибыл 26.06.1952 года.

На многочисленные просьбы о снятии «позорного клейма врага народа и предателя партии» Николай Кузьмич получал отказы. Лишь в 1954 году коллеги и сослуживцы Руденко по Дальнему Востоку и Москве вступились за своего товарища.

Определением Военной Коллегии Верховного Суда СССР от 07.05.1955 года все предыдущие приговоры в отношении Николая Кузьмича Руденко были отменены и дела прекращены за отсутствием состава преступления, он реабилитирован.

На этом «следы» начальника пароходства теряются. Известно лишь, что у Веры родились четверо детей, а некоторые из братьев Николая были репрессированы. Их потомки живут в Челябинской области и интересуются судьбой своих предков.

* В те годы пароходство располагалось на улице Энгельса, д. 1, ныне улица Воскресенская.

Наталья ДУДОЛАДОВА.
Снимки из архива РУ ФСБ РФ.

Наталья Дудоладова
Моряк Севера 29.10.2014


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е