Песня не расстанется с тобой!


Галину Александровну Шелудченко я знаю больше 50 лет. С той поры, как стал в 1962 году литературным сотрудником "Красноярского комсомольца", где ранее трудилась она.

Журналистский мир тесен, и наши пути с того времени часто пересекались. Да и сказать по правде, если раз увидишь Галину Шелудченко, никогда не забудешь её. Такой она необыкновенный человек: талантливая журналистка, необыкновенная артистка-певунья и просто красавица - глаз не отвести! Я и не отводил. Особенно последние 20 лет, когда дороги свели нас в нашей ветеранской журналистской организации. На многих её концертах я был постоянным слушателем Галины. И неизменным оруженосцем: носил в Домжур её драгоценную гитару.

О трагических коллизиях биографии Галины Александровны я узнал через много лет после нашего знакомства. И сегодня мне захотелось рассказать всем красноярцам о её сложной и трудной судьбе. Тем более что 30 июля у Галины Шелудченко день рождения. И все мы, журналисты-ветераны, горячо поздравляем именинницу, желаем здоровья и творческого долголетия!

Галина Александровна Шелудченко (Филиппова) родилась в Енисейске. Родом из Енисейска были и её отец с матерью, и дедушки с бабушками. В "Книге памяти жертв политических репрессий Красноярского края" (2008 год) она так пишет о своих родителях: "Мой отец Александр Аверкиевич Филиппов родился в 1901 году. Закончил Енисейскую мужскую гимназию и Енисейское педагогическое училище. Был учителем математики в школе на станции Сон (Хакасия), заведующим Енисейским районо. В 1934 году управлением "Енисейзолото" был направлен директором новой школы-интерната на прииске Пит-Городок Удерейского (ныне Мотыгинского) района, где и работал до своего ареста. Мама Тамара Александровна была воспитательницей детского сада".

В школу Пит-Городка съехалось множество ребят из ближайших приисков. Под школьный огород расчистили кусок тайги. Своими силами построили производственные мастерские. Открылась школьная столовая с горячими обедами. Среди школьников было много детей высланных из западных областей кулаков, которые жили в землянках на другом берегу реки Большой Пит. С ними даже не разрешалось разговаривать. Однако отец взял этих детей к себе в интернат (это ему потом припомнили!). Их кормили, обували и одевали. В школе были оснащены учебными пособиями все кабинеты. Были закуплены музыкальные инструменты для оркестра, которым руководил директор. Проводились спартакиады, смотры художественной самодеятельности. Был организован живой уголок, где жил медвежонок Миша.

- Как мы любили нашу школу-красавицу! - вспоминает Галина Александровна.- Шли туда, как в храм. Сколько кружков в ней было! А какие праздники проводились! В Москве даже была выпущена брошюра по опыту работы средней школы Пит-Городка.

А тем временем жизнь шла своим чередом. И уже был доведён до района, как и по всей стране, план по выявлению врагов народа. Составлялись "расстрельные списки". В первый раз отца арестовали в 1937 году. Недолго подержали в тюрьме и выпустили. Снова арестовали 17 мая 1938 года. Его судила "тройка" и приговорила к расстрелу. Приговор был приведён в исполнение в Енисейске 8 сентября 1938 года.

Галю пустили на свидание с отцом незадолго до расстрела. "Учись,- сказал он ей на прощанье.- Обязательно закончи школу. Очень важно получить среднее образование, а там сама выберешь свой путь. И помни: я ни в чём не виноват".

Реабилитировали Александра Аверкиевича Филиппова только после ХХ съезда партии. И Галя целых 20 лет прожила в статусе дочери врага народа.

После ареста папы мама уехала к родственникам в Даурский район, чтобы не быть на виду: в лагерях был большой спрос на жён врагов народа. Галю отправили к маминым родителям в Енисейск: к дедушке Александру Семёновичу Широкову и бабушке Евфалии Георгиевне. Бабушка в своё время закончила Бестужевские курсы для благородных девиц в Томске.

"Когда я год после ареста папы жила у бабушки, она учила меня приличным манерам и достойному поведению, обязательным для девочек,- вспоминает Г. А. Шелудченко.- Я от этих строгостей пряталась на чердаке и, притаившись у окошечка, запоем читала, уносилась в мир неведомый, удивительный мир грёз..."

А на следующее лето мама увезла дочку к своей сестре в деревню Михайловку, где жила сама. В семье у тётушки уже было шестеро детей. Галя стала седьмым ребёнком. Изба была небольшая, в одну комнату, но все умещались. Ребятишки спали на полатях под потолком. Мама на печке. И только хозяева на кровати. Дети жили дружно. Во всём помогали по хозяйству: ухаживали за скотом, трудились на огороде, на покосе.

А потом грянула война. Мужиков забрали на фронт. А Галю снова отправили в Енисейск, но на этот раз к папиной сестре - "в дети".

- Два военных года,- рассказывает Галина Александровна,- я провела в бесконечных трудах: обрабатывала огород, ухаживала за скотом, доила корову, утром чистила в курятнике, работала на покосе. Воду приходилось носить на коромысле с соседней речки. Бельё с тётей мы полоскали на Енисее в проруби. В школе, где я училась, тоже всего не хватало: не было бумаги и писали на старых газетах. Не было чернил. Их делали из сажи. Всё освещение - керосиновая коптилка.

На третье лето приехала мама. Со свежим шрамом на шее. Оказалось, она от безысходности жизни хотела покончить с собой. Но спасли. Вместе уехали в Красноярск. Галя училась в женской железнодорожной школе в Николаевке. С мамой тайно молились за папу, чтобы вернулся живым. И тогда решили Галю окрестить. Пришли в недавно открытую, единственную в Красноярске Никольскую церковь, где их встретил высокий седобородый священник. Как они узнали много позже, это был архиепископ Лука, сосланный ещё до войны в Красноярский край и работавший хирургом в военном госпитале, который располагался в десятой школе.

- У тебя такой нежный голос, чистый, звонкий. Ты, наверное, хорошо поёшь? Приходи к нам в церковь петь,- сказал он. Омыл ей голову над чашей, прочитал молитву и вручил оловянный крестик. А петь в храме Галя не рискнула. Разве не опасно петь в церкви дочери врага народа?

После года жизни в Красноярске снова поехали к тёте Вале в Даурский район. Но в деревне Галя жила летом, а зимой училась в райцентре. В Михайловке не было средней школы - только начальная. Физику и астрономию в Даурской средней школе преподавал профессор Киевского университета. Уроки литературы - учитель из Ленинграда. Прекрасные были учителя. В школе были драмкружок, хор, танцевальный кружок, где Галя везде блистала на первых ролях. Пела под гитару, плясала лезгинку и чечётку. Была отличницей, активисткой в общественной жизни.

Угол Галя снимала в однокомнатной избе школьного сторожа. Последние два военных года они с мамой не видели хлеба. Хлебные карточки им почему-то не дали, а они боялись спросить, пожаловаться куда-нибудь. Боялись лагерей, где немало томилось и умирало жён и детей репрессированных. Раз в неделю Галина ходила из райцентра пешком в деревню за картошкой, брюквенными парёнками, чтобы хоть что-то можно было положить в рот.

От голодной смерти её буквально спас директор школы Александр Семёнович Трегубенко. Однажды она, не сдержавшись, заплакала на уроке от голода. И он пригласил её после уроков к себе в кабинет. Дал две буханки хлеба и хлебные карточки недавно родившегося сына. И с тех пор стал опекать сироту. В своё время предложил вступить в комсомол.

- Как это можно мне в комсомол? - испугалась Галя.- Там же биографию надо будет рассказывать! Что я скажу о папе? Меня же не примут!

- В комсомол тебе надо вступать для будущего, а биографию рассказывать ты не будешь,- успокоил её директор.

Так и получилось. Когда на собрании при приёме кто-то по привычке крикнул: "Пусть биографию расскажет!", слово взял Александр Семёнович.

- Друзья, а кто у нас лучшая ученица в школе? Галя Филиппова. А кто у нас самая активная участница художественной самодеятельности? Снова Галя. А кто учит танцам маленьких ребятишек? Опять она! Вот и вся её биография! Давайте примем её в комсомол. Согласны? И правильно!

Закончила школу - и снова проблема: что делать дальше?

- Пойду учительницей в деревню! - заявила Галина директору.

- Никак тебе нельзя в деревню! - ответствовал он.- Выйдешь там замуж за тракториста, а через год повесишься. Я говорил о тебе в райкоме партии. Будешь работать в районной газете. Справишься! Сочинения ты писала на "отлично", с русским языком у тебя всё в порядке. Иди смело!

Так директор школы Александр Семёнович Трегубенко дал Галине Филипповой путёвку в жизнь. И она проработала в газете "Колхозная правда" с 1948 по 1950 год. Трудилась сразу на трёх должностях: ответственным секретарём, корреспондентом и корректором. Справлялась!

Вот ведь как получилось: в тридцатые годы её отец спасал от голодной смерти кулацких детей, а другой школьный директор помог его дочери - дочери врага народа - не только выжить, но и выйти в люди. Галина Александровна не теряла связь с А. С. Трегубенко до конца его жизни, а после не раз приезжала на его могилу. Она чтит память о нём так же, как о своём папе.

В 1950 году крайком комсомола предложил Галине занять открывшуюся вакансию литсотрудника краевой газеты "Красноярский комсомолец". Здесь она проработала 5 лет. После смерти Сталина бдительные "компетентные органы" "вычистили" её из редакции как "неблагонадёжную", и она полтора года трудилась в "Речнике Енисея". А затем грянул ХХ съезд партии, следом за которым последовала полная реабилитация её отца "за отсутствием состава преступления". И жизнь понеслась уже по другой колее: Галину Шелудченко (Филиппову) пригласили работать на краевое радио - на должность старшего редактора в редакцию вещания для детей и молодёжи.

Там главной передачей для неё стал радиожурнал для школьников "Пионерский салют". Еженедельная тридцатиминутная радиопередача. За все 35 лет её работы в редакции эта передача вышла в эфир 1 700 раз. Голоса ребят Красноярского края звучали не только в "Пионерском салюте", но и на Всесоюзном радио в "Пионерской зорьке". По заказу Всесоюзного радио делались специальные выпуски со строительства Красноярской и Саяно-Шушенской ГЭС, из Эвенкии, Таймыра, Хакасии. Какая это была работа! И какие замечательные командировки "с южных гор до северных морей": Диксон, Дудинка, Норильск, Эвенкия, Абакан, Канск, Ачинск, Хакасия, Шушенское. Новые места - новые люди! Ей нравилось быть в пути. Попутно она закончила вечернее отделение Красноярского пединститута, получила диплом преподавателя русского языка и литературы.

Галину Шелудченко всегда ценили на работе. Читаю посвящённые ей слова в почётной грамоте крайкома комсомола: "Нам, как и сотням тысяч мальчишек и девчонок Красноярья, стал дорогим ваш тёплый, мягкий, по-пионерски задорный, по-матерински родной голос, который всегда с позывными "Пионерского салюта" входит в каждый дом. Пусть долгие годы дым пионерского костра, звуки горна и дробь барабана сопутствуют вам в жизни!"

Галину Александровну Шелудченко трижды награждали почётными грамотами Государственного комитета при Совете Министров СССР по телевидению и радиовещанию, почётными грамотами ЦК ВЛКСМ, Союза журналистов СССР и России. А ещё дипломами и грамотами "Пионерской зорьки", пионерской военно-спортивной игры "Зарница", "Артека", международного молодёжного лагеря "Спутник" - за подготовку юнкоров, краевой станции юных туристов, краевого комитета защиты мира, министерства геологии и охраны недр СССР - "За активное участие в геологическом походе за полезными ископаемыми", значком "Участника строительства Красноярской гидроэлектростанции" и многими другими.

Галина Шелудченко - "Заслуженный работник культуры РСФСР", "Отличник радио и телевидения", лауреат премии Красноярской краевой организации Союза журналистов СССР. Её портрет помещён в "Галерею Почёта" краевого комитета по радиовещанию и телевидению. Но не меньше гордится Галина Александровна и другими своими достижениями. Её сын - врач скорой помощи. Есть внуки - Даша и Саша. И четверо правнуков.

После ухода на заслуженный отдых Галина Шелудченко 3 года вела музыкальную передачу "Песня сердца моего". Пение - её вторая профессия. У неё абсолютный музыкальный слух, и она виртуозно играет на гитаре.

- В самом раннем детстве мама выписала мне гитару,- рассказывает Галина Александровна.- Гитару я начала осваивать с 6 лет, когда папа показал мне несколько аккордов. Он по слуху играл на многих музыкальных инструментах и отлично пел романсы и народные песни. И с тех пор и я навсегда заболела гитарой. Помню, после третьего класса, когда я защищала на краевой олимпиаде честь района и пела под гитару песни из кинофильмов, на заключительном концерте мне вручили приз - маленькую гитару, инкрустированную перламутром. Это была моя первая музыкальная победа.

Много лет спустя, продолжая увлекаться пением, Галина Шелудченко вместе с диктором краевого радио Елизаветой Костырей создали "Дуэт Лизы и Галины", который просуществовал 40 лет. За эти годы было проведено множество концертов. Последние 17 лет Лиза и Галина, выступая на сценических площадках Красноярского края, дали более 600 благотворительных концертов и неоднократно становились лауреатами городских конкурсов художественной самодеятельности. На краевом телевидения был даже снят трёхсерийный фильм Лидии Рождественской об этом уникальном дуэте. В репертуаре у них было не меньше 200 песен.

А ещё Галине Александровне помнится, как они пели вместе с Виктором Петровичем Астафьевым. Встречи с ним часто бывали неожиданными. Так, однажды они столкнулись в санатории "Красноярское Загорье", где Галина с Елизаветой выступали с концертом. До этого он не слышал их дуэта.

- Да вам же, девчонки, надо на большую сцену выходить,- заметил Астафьев.

- А мы и так выходим!

В следующий раз Г. А. Шелудченко так же случайно встретилась с Виктором Петровичем в Монголии в год 50-летия Победы над Японией и окончания Второй мировой войны. Галину Александровну пригласили туда с делегацией Советского комитета защиты мира, а В. П. Астафьева - с группой писателей-фронтовиков. Вечером они устроили в гостинице вечер русской песни и романса. У Виктора Петровича был прекрасный баритон с переливами. Пел он с чувством. Пели слаженно, разложив мелодию на две голосовые партии. Получалось всё само собой.

Однажды Галина Александровна рассказала Астафьеву, как её отец спасал кулацких детей.

- А ведь так же он мог бы и меня спасти, если бы нас отправили на ваш прииск,- сказал Виктор Петрович.- Значит, ты, как и я, тоже настрадалась.

А потом Астафьев сочинил романс "Листья падают" ("Ах, осень, осень!"), и Галина Шелудченко включила его в свой репертуар. В одну из последних встреч Виктор Петрович так и сказал ей: "Пой его, Галя, в память обо мне!".

- И я пою,- говорит Галина Александровна.- Для моих слушателей это одно из самых любимых произведений. В моём книжном шкафу произведения Астафьева занимают целую полку. На его книге "Русский алмаз" трогательная надпись: "Певунье Гале Шелудченко, чтоб долго не умолкал её романс и звучала гитара вечно!" Последнее его пожелание - в новогодней открытке: "Играй, пой больше, проживёшь дольше!" Буду петь, пока поётся.

Владимир ЗЫКОВ, заместитель председателя совета организации ветеранов-журналистов Красноярского края.

Фото из семейного архива.

Красноярский рабочий 01.08.2013


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е