Сочувствие к разрушенной стране


Признайтесь, что не любите СССР - это откровение исчерпает наш спор

Газета "Маяк Севера" опубликовала статью Татьяны Мосиенко "Ответы не найдены, найдены не будут" - о "тайнах" ссылок и политических репрессий в Туруханском районе. Отчего же так безнадёжно? Ответы лежат на поверхности, может, просто стоит расширить критерии поиска?

Как и множество нынешних публикаций, готовящихся на базе так называемых рассекреченных материалов ГБ - из брошюр общества "Мемориал" и иных организаций антикоммунистического толка, содержание статьи более напоминает агитацию против Советов. Напрашивается вопрос, что движет автором: желание разобраться в нашем прошлом или ненависть к эпохе СССР?

Если это претензия на изыскания - исследователю надлежит излагать факты беспристрастно, аргументировано, в противном случае мы получаем литературный опус, подобный cолженицынскому "ГУЛАГу", с его уймищей нестыковок, нелогичностью выводов и свойственной "жанру антисоветчины" предвзятостью. Тот же недостаток присущ и Книге Памяти (цифры жертв репрессий автором, по-видимому, заимствованы из неё), изданной исключительно в угоду "советоненавистническим" тенденциям, с неподтверждёнными данными, рассчитанными на чисто эмоциональное восприятие читающего.

Чтобы осмыслить события прошлого, наверное, прежде следует абстрагироваться от заказной лжи, исходящей со страниц газет и телеэкрана. Оглянитесь же вокруг, нелюбители Советов! Разве устраивают вас люди во власти, их купленность и продажность на всех уровнях? Разве не трещит по швам наша армия, не хиреют образование и культура, не растаскиваются бюджеты, не вывозятся из России невозобновляемые природные ресурсы, обрекая грядущие поколения на бедствование и зависимость от западных держав? Разве не богатеет ничтожное меньшинство проныр и дельцов за счёт нищеты и страданий миллионов российских граждан, таких же, как мы с вами?

Осмотритесь и ответьте сами себе: разве сегодня некого наказывать? Разве несправедливым было бы обязать виновных восстанавливать разрушенное ими же народное хозяйство? Так почему автор обращает свои обвинения куда-то в прошлое, без учёта сложившейся тогда обстановки, полагая, видимо, что на тот момент не существовало ни воровства, ни вредительства, ни иной деятельности, направленной против интересов государства?

Недопустимо подходить к теме репрессий, полностью игнорируя отечественную историю, подра-зумевая, будто в 30-е годы в СССР не было причин для применения карающих мер. Да, кроме эсеров и меньшевиков, преследованиям незаслуженно подвергались представители левых коммунистов. Никто не снимает ответственности с руководства страны за слабость, проявленную в период активизации антисталинской оппозиции, за невмешательство в деяния кровавых "интерпретаторов" репрессий, обрёкшее на высылку и физическое уничтожение огромное число безвинных крестьянских душ. Уместно вспомнить, как к тому прилагала силы партократия, в ту пору удерживавшая власть в стране, как действовала объединённая оппозиция, которая с 1929 года "особо активно стала вмешиваться в процесс коллективизации на селе, провоцируя крестьян на различные выступления против властей" (Мартиросян А. Б., "Сталин и репрессии 1920-1930-х годов" / Москва, 2007) и даже неоднократно пытавшаяся прийти к власти силовым путём.

Но справедливо ли судить всю эпоху Советов, отталкиваясь от негатива межпартийных столкновений и провокаций оппозиции, стараниями своих злобных выродков сумевшей обратить обоснованные ситуацией, легитимные правительственные акты - в орудие массового убийства советских граждан? При этом правильным ли будет называть безвинными всех репрессируемых, отвергая назревшую тогда необходимость в широкомасштабных "чистках" как в высшем эшелоне власти, так и в управлении на местах?

Запад лелеял надежды, что советская власть рухнет сама собой, не выдержав экономических трудностей, и использовал для решения задач политических - экономические методы, опираясь на врагов Советов внутри СССР. Так, участники белого подполья в 30-е годы немало вредили народному хозяйству, через контрреволюционно настроенные элементы агитировали крестьян к выходу из совхозов, листовками и специально завозимой из-за границы эмигрантской прессой подстрекали сельское население на вооружённое сопротивление Советам. Раскулаченных и ссыльных - то есть недовольных властью крестьян - широко привлекали для совершения различных диверсий, таких как поджоги сельскохозяйственных объектов, порча колхозного имущества, мор скота, акты запугивания в отношении партактива, террор, убийства.

Можно сегодня отрицать всё и вся, но, читая материалы следственных дел осуждённых в 1937-1938 годах, трудно заподозрить дознавателей в "придумывании" вины арестованных. Протоколы оформлены безукоризненно, показания обвиняемых не оставляют сомнений в том, что процедура допроса была самой обычной, стандартной: "такой-то, имени не помню, видел его два или три раза у того-то", "душили верёвкой, взяли её на месте, там-то", "точного времени сейчас указать не могу", "...показалось, что ещё жива, били ножом, по очереди - два раза туда-то..." и так далее.

Внешне тихие и благопристойные, исключительно набожные "кулачки" совершали в деревнях зверства, немыслимые по своей изощрённости. Выходцы из зажиточных слоёв крестьянства, в надежде вернуть конфискованную большевиками собственность, становились послушным инструментом в руках провокаторов. Осознанно или нет, но они шли на поводу у западных, враждебных Советам сил, следуя их плану развала нового, едва оформившегося пролетарского государства.

Отчего не упомянуть о кризисе с хлебозаготовками, ставшем следствием кулацкого сопротивленчества, когда производители предпочитали гноить зерно в амбарах, нежели сдавать государству, а беднота в это время мёрла от голода? (см. письмо Сосновского Троцкому, Барнаул, 8 февраля, 1928 год). Или как зажиревшие при нэпе коммерсанты составами вывозили за границу нефть и лес, как в силу частных интересов лиц и акционерных обществ дезорганизовывалась и рушилась промышленность, расточались сотни миллионов народных денег (см. газету "Экономическая жизнь" от 9 июня 1928 года), как искусственно завышались цены на продукты питания и прочее, и прочее.

Узнаёте сегодняшний день? Предлагаете людям оставить всё как есть и обречь миллионы сограждан на безысходное прозябание? Некоторые рассуждают так: пусть лучше страдают миллионы... Стоит ли в этом случае возмущаться, когда однажды возникают партии, поступающие решительно, жёстко?

Понятно, что, пытаясь продлить своё благоденствие, преступный режим будет всячески воспитывать в массах ненависть к Советам и к их методам восстановления социальной справедливости, ибо только суровыми мерами сегодня можно избавить общество от той же коррупции, пронизывающей любые государственные структуры снизу доверху. Естественно, облечённому властью жулью и их пособникам страшен такой исход дел. Поэтому, дабы отвести от себя справедливое возмездие общества, режим пропагандирует отказ от применения взыскательных мер, всячески отрицает их полезность.

СМИ извлекают худшее из истории СССР, получается чуть не поголовная невиновность жертв сталинских репрессий. А в это время олигархи греются себе на Канарах и знают, что ничего им не грозит, ведь обработанный буржуазной пропагандой народ, вконец перепуганный сфальсифицированной историей СССР, до гробовой доски будет довольствоваться своей нищетой, но нипочём не потребует справедливого суда над мошенниками. Вот объяснение нападок и поношений имени Иосифа Сталина при существующей олигархической власти.

В статье, опубликованной в туруханской газете, то и дело звучит: "тоталитарные коллизии государства под властью Советов", "не менее полумиллиона (!) спецпереселенцев", "неимоверно тяжёлый каторжный труд, скудное питание, слабое здоровье..." (о стройке N 503) и тому подобное. А надо бы автору обосновывать эти утверждения сколько-нибудь убедительными доводами, ссылаться на источники, иначе статью можно озаглавить проще: "Я не люблю СССР!". Это будет откровеннее и исчерпает наш спор.

Раз уж мы простёрли тему репрессий до размеров всей России, давайте вспомним о репрессиях и казнях при Николае II, когда на протяжении двух десятков лет ежедневно приводились в исполнение смертные приговоры (чаще - в отношение крестьян и военнослужащих низших чинов). Таковая практика существовала и в начале XX века. Об этом сообщали тогдашние газеты, равно как сегодня - о погоде и продаже квартир (Гернет М., Короленко В., "Против смертной казни", сборник статей / Москва, 1906).

Нелишне коснуться и концентрационных лагерей, развёрнутых генералом Колчаком на территории Сибири. В них были заключены более 900 тысяч человек, отказавшихся принять дореволюционный режим. И там тоже были и вши, и тиф, а кроме того - бесконечные штабеля замороженных людских тел. В 1919-м карательные отряды не раз проходили по Енисею до Туруханска, наводя ужас на жителей местных станков. Последние, завидев на реке проплывающие колчаковские баржи, всем поселением уходили в леса.

Вот выдержки из воспоминаний нашего земляка Степана Накладова: "Расстрел, сожжение имущества были совершенно обычным занятием "правительственных войск" - это известно каждому сибиряку, рабочему и крестьянину", "...беспрерывная каждодневная борьба с колчаковщиной, этой дикой, пьяной, мародерствующей бандой хулиганов". "Прапорщик Тугунов - известный каратель, проявивший себя своими зверствами в Енисейском уезде и Приангарском крае. Немало было им расстреляно, запорото крестьян и устроено сожжений. Он был пойман только в 1921 году и осуждён в Енисейске особой сессией ревтрибунала и там же расстрелян. На его процессе была неимоверная давка рабочих из Енисейска и окрестных деревень крестьян, которые кипели гневом и жаждали отмщения" (из фондов Енисейского краеведческого музея).

Но респондентов рубрики "Туруханская ссылка" почему-то беспокоят исключительно репрессии Советов. Такая однобокость не может не удивлять.

Тема лесоповалов в своё время осваивалась и автором этих строк - непосредственно в местах заключений в Западной Сибири. Число лиц, трудившихся на тамошних плотбищах, много превышает данные, приводимые в комментируемой статье. И, конечно же, ошибочным будет представлять себе контингент сталинских лагерей сплошь поэтами да балеринами. Невероятная жестокость свершённых уголовных преступлений приводит в оцепенение даже виды видавших.

Не вдаваясь в описание страшных картин насилия и убийств, нужно признать, что в определённых обстоятельствах разгул преступности может быть пресечён властью лишь суровыми мерами, что и делалось в СССР. К сведению, категория "политических", что в 70-е уже составляли вольное население окрестных деревень, не отрицала справедливости наказания, ничуть не скрывала своих былых "заслуг", а в разговоре всецело подтверждалась обоснованность причин ареста. Те же крестьяне, некогда служившие в армиях Семёнова и Краснова, оказывались далеко не невинными ягнятами, и именно к ним адресовались провокаторы, практиковавшие в молодом Советском государстве не только саботаж и диверсии, но подымавшие население на бунты и даже локальные гражданские войны.

Уверен, и нынешняя власть не преминула бы пресечь подобные явления "железной рукой", связав недовольных пахарей с "террористами" и "агентами экстремистских организаций". Однако позиция наших диванных аналитиков такова: "Всех жалко - и виноватых, и невиновных, а советская власть всё равно плохая!" Что ж, пусть хлебнут вволю от новой власти, она покажет ещё свой истинный лик.

В "Маяке Севера" была опубликована и фотография ржавеющего локомотива со стройки N 503. Хочу сказать следующее: не надо пугаться паровозов. Постройка линии железной дороги Салехард - Игарка имела важное значение, причём не только народно-хозяйственное, но и стратегическое, а была прекращена отнюдь не по причинам бесперспективности проекта (Ламин В. А., "Защита северных рубежей" / Журнал "Наука в Сибири", N 3, 1990, Новосибирск). Никаких "секретов" тут не кроется вообще. Относительно условий содержания заключённых на стройке N 503 лучше расскажет статья ушедшего из жизни Афанасия Хохлова, опубликованная в газете "Маяк Севера" в 2006 году.

Попутно привожу фрагмент текста письма Ю. А. Аскарова, бывшего узника лагеря, позже - заслуженного артиста РСФСР, адресованного Игарскому краеведческому музею в 1997 году: "Театр 501-503 стройки МВД: оперетта, драматическая труппа, симфонический оркестр - 35 классных музыкантов под руководством Ю. Силантьева, будущего главного дирижёра оркестра Всесоюзного радио и Центрального телевидения, 20 красивейших девушек - балерин, джаз-эстрадный коллектив под руководством композитора и дирижёра Зиновия Бинкина, цеха!!! Всего, если не ошибаюсь, 200 с лишним человек. Плюс 16 актёров вольнонаёмных. Театр необыкновенный!!! Поразивший на всю жизнь! Главное, конечно - населявшие его люди. Никакого антагонизма между вольнонаёмными артистами и з/к не было. Обращались исключительно на Вы! В нас ценили профессионализм, безотказность, любовь к своему ремеслу. Приходилось работать по 12 часов: репетиции, концерты, спектакли, не оставалось времени на "самоедство", порой забывали о прошлом, о доме, о воле..."

С уважением к автору комментируемой статьи и пожеланием обрести если не благодарность, то хотя бы сочувствие к разрушенной стране, которой обязаны мы многим.

***

Обсудить публикацию можно на сайте www.krasrab.net в разделе "Новости/Статьи".

Сергей АНОСОВ. п. Бор, Туруханский район.

Красноярский рабочий 08.12.2012


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е