Расстреляны в Рождество...


Тридцать седьмой год в истории нашей страны навсегда останется в памяти народной как «кровавый год» начала времени сталинских репрессий, когда десятки тысяч невинных советских людей «по воле партии» были расстреляны или сосланы в самые необжитые районы, где они тысячами умирали от голода и холода, от издевательств лагерных надзирателей и просто от тоски по родным и близким, о судьбе которых они, как правило, ничего не знали

Немало ссыльных жило в те годы и на территории нашего района. По воспоминаниям тех из них, кто выжил и вернулся в пятидесятых годах домой, сибиряки их встретили в основном дружелюбно, не как врагов народа, а как просто несчастных людей, которым не повезло в жизни. Хотя, конечно, и у нас были разные люди, хватало и тех, кто не моргнув глазом мог отправить под расстрел соседа или сослуживца, не говоря уже о ссыльных, прибывших в район по этапу.

Как пишет в своем историческом исследовании «Это было...» Геннадий Ростовых, сколько погибло в сталинских застенках наших земляков, сегодня уже невозможно установить. Как неизвестно, сколько ссыльных, живущих в нашем районе, смогли впоследствии вернуться под родные крыши: за семьдесят с лишним лет архивы не один раз подчищались и перекраивались. Известны судьбы только отдельных людей. Иногда, правда, удается открыть очередную архивную страницу, и тогда мартиролог тех, кто погиб в те кровавые годы, пополняется новыми именами. Так, сравнительно недавно стала известна судьба семерых священнослужителей, которые были сначала сосланы в наш район, а в тридцать седьмом расстреляны по явно надуманному обвинению. Почти всем им было к тому времени уже за шестьдесят, и какую угрозу существующему режиму они могли представлять, сегодня трудно сказать. Хотя ясно, что никакой. Тем не менее зимой тридцать седьмого их всех собрали, увезли в Енисейск и там расстреляли. Случайно или нет, но расстреляны священнослужители были седьмого января, то есть в Рождество...

Эти люди жили в наших деревнях, работали (кто еще мог), чтобы пропитаться, – пенсии им не были предусмотрены властями. Сегодня, конечно, уже мало осталось в живых тех, кто семьдесят лет назад мог бы знать кого-нибудь из этих несчастных стариков, которых так безжалостно уничтожила советская власть. Может, правда, живут сегодня в наших деревнях (или жили недавно) те, которым было в то время по десять-пятнадцать лет и кто помнит их?

Вот их имена:

1. ГРИГОРЬЕВ Александр Михайлович, 17.11.1874 г., 63 года, с.Сикульцы Касимовского района Рязанской области, высшее богословское образование. Жил в с.Новотроицком, был служителем религиозного культа.

2. ОСИПОВ Василий Сергеевич, 01.01.1871 г., 67 лет, г.Могилев Вятской губернии, духовная семинария. Жил в с.Рождественском, без определенных занятий.

3. АРХАНГЕЛЬСКИЙ Дмитрий Кирьякович, 24.10.1871 г., 56 лет, с.Балашов Саратовской области, духовное училище. Жил в с.Александровке, чернорабо¬чий леспромхоза на плотбище «Шилка».

4. НОРКИН Петр Матвеевич, 1876 г., 61 год, с.Лапоть, Камышинский район Саратовской области, среднее духовное. Жил в с.Вараковке, сборщик утильсырья.

5. ШАЛЫГИН Степан Аксентьевич, 1868 г., 69 лет, д. Бурковщина Никольского уезда Вологодской губернии, среднее духовное. Жил в с. Рождественском, без определенных занятий.

6. СМИРНОВ Александр Васильевич, 02.10.1875 г., 62 года, Рогост Зяблитский Вачшского района Горьковской области, духовная семинария. Жил в с. Пискуновская зимовка, счето¬вод в конторе Утильсырье.

7. ЯЗЫКОВ Сергей Сергеевич, 11.09.1871 г., 67 лет, г. Васильсурск Горьковской области, среднее общее. Жил в д. Новотроицкой, без определенных занятий.

Все были расстреляны 7 января 1938 года, в Рождество, в городе Енисейске на основании постановления Тройки Управления НКВД Красноярского края от 28 декабря 1937 г.

Реабилитированы прокуратурой Красноярского края 29.06.1989 г.

Печальной судьбой священнослужителей, отбывающих ссылку в тридцатых годах в нашем районе, заинтересовались прихожанка Свято-Троицкого храма в с.Казачинском Т.В.Шарыпова и настоятель храма иерей Иоанн Семенов. За их подписью был направлен запрос в отдел регистрации и архивных фондов Управления ФСБ по Красноярскому краю. Полученный оттуда ответ не прибавил новой информации о периоде жизни в нашем районе семерых служителей церкви. Однако о том, как они жили до арестов на своей родине, стало известно больше. Так, B.C.Осипов был сыном чиновника-землемера, был женат, имел двух дочерей и трех сыновей. Д.К.Архангельский был из семьи почтового чиновника. Был женат, имел четырех дочерей и двух сыновей. С.С.Языков был из семьи дворян-помещиков, окончил Нижегородский кадетский корпус и Александровское военное училище. Был к моменту ареста вдовцом, имел дочь. A.M.Григорьев – из мещан, был одиноким. А.В.Смирнов – из семьи священнослужителей. Был женат, имел двух сыновей и четырех дочерей. П.М.Норкин – тоже из семьи священнослужителей. Был женат, имел двух сыновей и дочь. С.А.Шалыгин – из такой же семьи, был женат.

Вот такими были эти люди. Почти у всех – большие семьи. Где-то живут сегодня их внуки и правнуки? Знают ли они, где и как умерли их деды и прадеды? Как они жили последние свои годы в далекой холодной Сибири? О чем и о ком вспоминали? Может быть, хоть на часть этих вопросов у кого-нибудь из стариков района есть ответы? Для тех, кто умер семьдесят лет назад, эти ответы не нужны – они нужны нам, живущим сегодня. Человек, не помнящий прошлого, не имеет будущего...

«Никто не забыт...» – это ведь относится не только к воинам, павшим в боях за свое Отечество. Это относится ко всем тем, кто жил до нас, кто жил когда-то рядом с нашими бабушками и дедушками, кто тоже внес свой вклад – пусть и маленький, в силу обстоятельств, – в историю наших сел и деревень. Ничто на Земле не проходит бесследно, жизнь человеческая – тем более.

P.S. Если у кого-то из читателей есть хоть какая-то информация, если кто-то из пожилых людей вспомнит что-нибудь – звоните к нам в редакцию или зайдите лично.

Материалы полосы подготовил Геннадий Назаров

«Новая жизнь», № 47, 19.11.2010 г.


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е