Страшная правда Зазубрина


6 июня исполняется 115 лет со дня рождения писателя Владимира Яковлевича Зазубрина (1895-1938).

Зазубрин - это псевдоним, настоящая его фамилия - Зубцов. Будущий писатель родился в Пензе, в семье железнодорожного служащего. Ещё будучи учеником пятого класса реального училища, Володя Зубцов организовал нелегальный ученический журнал "Отголоски". Вскоре стал большевиком, в 1915 году был арестован, а в 1916-м Сызранский комитет РСДРП направил его "на работу" в охранку, чтобы предотвращать участившиеся провалы товарищей. Да, не удивляйтесь - до 1917 года молодой революционер исправно служил сексотом в жандармском управлении, у него была агентурная кличка Минин. Потом Зубцов был мобилизован, окончил юнкерское училище, служил подпоручиком в колчаковской армии. Вскоре перешёл на сторону красных и присоединился к тасеевским партизанам, с которыми вошёл в Канск. Именно здесь он и стал Зазубриным. Здесь началась его литературная деятельность.

Кстати, давно пора в Канске создать литературный музей - ведь в этом маленьком провинциальном городе жили и творили два замечательных писателя: автор первого советского романа-хроники "Два мира" Владимир Зазубрин и автор первого советского фантастического романа "Страна Гонгури" Вивиан Итин.

Зазубрин был одним из основателей Союза сибирских писателей, создателем литературного журнала "Сибирские огни". Роман "Два мира", посвящённый жестокостям гражданской войны, был высоко оценён Лениным и Луначарским. "Страшная книга, нужная книга", - говорил Ильич. Впрочем, дальше дела Зазубрина пошли куда хуже. Так, его повести "Бледная правда" и "Общежитие" подверглись разгромной критике за натурализм и бытовщину. А самая сильная вещь Зазубрина - повесть о чекистах "Щепка" - была опубликована лишь спустя много лет после его гибели, уже в период перестройки. В 1937 году писатель был арестован, а в 1938-м расстрелян.

В Красноярске недавно побывал известный новосибирский критик и литературовед Владимир Яранцев, который работает над большой книгой о жизни и творчестве Зазубрина. Он рассказал много интересного о тёмных сторонах биографии писателя, о двойственности его натуры, авантюрном и противоречивом его характере. Не случайно любимой книгой Зазубрина был роман Достоевского "Бесы", а "Катехизис" Нечаева он знал наизусть. Он и сам походил на героя романов Достоевского. И, скорее всего, не только судьба и внешние обстоятельства, но и этот его авантюрный характер приводили Зазубрина то к жандармам, то к колчаковцам, то к красным...

Эта противоречивость, раздвоенность (как сказали бы нынче, амбивалентность) Зазубрина особенно проявились в трагической повести "Щепка", посвящённой революции и чекистам. Начав с воспевания революции, "прекрасной и жестокой любовницы", он пришёл к разоблачению красного террора чекистов, к тошнотворному описанию кровавой революционной мясорубки. Ничего удивительного, что такой Зазубрин был не нужен новой, "умытой кровью" советской России. И повесть "Щепка" была отвергнута в им же созданном журнале. Кстати, после ареста ему вменяли в вину не только "Щепку" и не только службу у колчаковцев, но и сибирское областничество, на котором тогда погорели многие...

Книги, подобные "Щепке", сохраняют свою актуальность и в наши дни. Они словно предупреждают нас об опасности нового, более технологически изощрённого, но не менее бесчеловечного тоталитаризма. "Страшная книга, нужная книга..."

Красноярский рабочий 28.05.2010


На главную страницу/Документы/Публикации/2010-е