1937 год – год «Большого террора»


Семьдесят лет назад, по решению высших партийных органов, а именно с февральско–мартовского Пленума ЦК ВКП (б) (23 февраля по 3 марта 1937 года) в стране развернулась очередная кровавая «чистка» длившаяся почти два года. В исторической литературе эта репрессивная политика именуется «Большим Террором»; в народе ее называют просто - «Тридцать Седьмой».

Именно, Тридцать Седьмой - стал в памяти людей зловещим символом системы массовых убийств, организуемых и проводимых государственной властью. Это был государственный террор против собственного народа.

Началом «Большого Террора» было решение февральско-мартовского Пленума ЦК ВКП (б) (23 -02.- 03.05 1937 г), в котором с докладом «О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников» выступил И.В. Сталин, повторивший свой известный вывод об обострении классовой борьбы. Он заявил: «…чем больше будем продвигаться вперед, чем больше будем иметь успехов, тем больше будут озлобляться останки разбитых эксплуататорских классов, тем скорее будут они идти на более острые формы борьбы, тем больше они будут пакостить Советскому государству, тем больше они будут хвататься за самые отчаянные средства борьбы как последние средства обреченных». Главными врагами советского государства были объявлены троцкисты, превратившихся, по мнению Сталина, « …беспринципную и безыдейную банду вредителей, диверсантов, шпионов, убийств, работающих по найму у некоторых разведывательных органов». Он призвал «в борьбе с современным троцкизмом» применять…» не старые методы, не методы дискуссий, а новые методы, методы выкорчевывания и разгрома»

Фактически это была четко сформулированная перед НКВД СССР задача на уничтожение «врагов народа».

В первую очередь были репрессированы те, кто принимал участие на этом пленуме. Из 72 выступавших 52 человека высшего партийного и советского руководства были расстреляны.

Тридцать седьмой - это гигантский масштаб репрессий, охвативший все регионы и все без исключения слои общества, от высшего руководства страны до бесконечно далеких от политики крестьян и рабочих.

Каковы масштабы репрессий 1938-1938 годов?

По имеющейся статистике осуждено, по политическим мотивам, в 1937-1938 гг. 1 344 923 человека, из них приговорено к высшей мере наказания 681 692 человека или 50,69%. Каждый второй из осужденных по политическим мотивам в 1937-1938 гг. был расстрелян

По другим сведениям в 1937-1938 гг. было арестовано более 1, 7 млн. человек, казнено более 700 тысяч. В годы «Большого террора» резко увеличилось «население» лагерей, колоний и тюрем. В 1937 году количество заключенных увеличилось на 685 201 человек. 1 января 1939 года только по ИТЛ, ИТК и тюрьмах насчитывалось 2 022 976 заключенных

2 июля 1937 года вышло Постановление Политбюро «Об антисоветских элементах». Этим постановлением ЦК ВКП (б) предложил « всем секретарям областных и краевых партийных организаций и всем областным, краевым и республиканским представителям НКВД взять на учет всех возвратившихся на родину кулаков и уголовников с тем, чтобы наиболее враждебные из них были немедленно арестованы и расстреляны в порядке административного проведения их дел через «тройки», а остальные менее активные, но все же враждебные элементы были бы переписаны и высланы в районы по указанию НКВД».

( «Тройки», как внесудебный орган были созданы 29 октября 1929 года циркуляром ОГПУ для предварительного рассмотрения следственных дел и доклада на судебных заседаниях. С 5 июля 1937 года «тройки» имели право выносить смертные приговоры. В состав «троек» входили руководитель областного или краевого УНКВД, областные или краевые прокуроры, секретари крайкомов, обкомов). Персональный состав «троек» утверждал Политбюро ЦК. На заседании Политбюро были утверждены контрольные цифры на арест и расстрел врагов народа.

Репрессии в годы Большого террора проводились планово. В секретных указаниях партии, в приказах НКВД определялись сроки проведения отдельных операций, группы и категории населения, подлежащие арестам и расстрелам. Выделялись «лимиты» ---плановые цифры арестов и расстрелов по каждому региону. Изменения «контрольных цифр» в сторону увеличения должны были согласовываться с Москвой и получить одобрение.

Красноярскому краю первоначально установили совсем «ничтожную» цифру - ликвидировать «врагов народа» по первой категории (т.е. казнить) 750 человек. По просьбе руководства УНКВД края 20 августа И.В. Сталин и В.М. Молотов «исправили» ошибку, расширив «лимит» на 6 600 человек. Увеличение «лимитов» утверждалось на Политбюро ЦК ВКП (б). (Лубянка. Сталин и Главное управление госбезопасности НКВД, с. 277).

На самом деле УНКВД по Красноярскому краю перевыполнили эту норму.

В Красноярском крае с августа 1937-го по ноябрь 1938 года по политическим статьям было приговорено18 132 человек, из них к расстрелу 12 603 человека, к отбытию срока заключения в лагерях -- 5529. Возможно, цифра 12 603 расстрелянных не впечатлительна. Не миллионы и даже не сотни тысяч. Однако это – только за четырнадцать месяцев. Однако это – только в одном регионе, в котором жило тогда куда меньше нынешних трех миллионов человек. 12 603 человека за 14 месяцев - это 900 человек в месяц. Это тридцать человек ежедневно. Тридцать чьих- то пап, мам, братьев и сестер.

Хакасская автономная область входила в состав Красноярского края (1934-1991гг). Летом 1937 года из края поступили «контрольные» цифры в Хакасию. На заседании бюро ОК ВКП (б) член бюро Хмарин Н.П. доложил, что получен план, арестовать 3 000 человек. ( Хмарин Н.П., 1900 г.р., нач. УНКВД Хакасской автономной области с 23.02. 1935 до 04.02.1938).Награжден за репрессии орденом Ленина, в 1960 году исключен из партии. (Справочник. Кто руководил НКВД с.428-429).

Бюро Хакасского ОК партии вынуждено было утвердит этот зловещий план. Арестам подверглись в первую очередь большевики – активные члены партии, занимавшие ответственные должности.

Управление НКВД получив одобрение Обкома партии разработал конкретные мероприятия по развертыванию массовых политических репрессий в Хакасии:** (**«Казнь прокурора» В. Гавриленко. Абакан, 2000 г. Террор по плану, с.90-91)

1.Арестовать всех членов бюро обкома, всех первых секретарей райкомов и вторых, если они связаны были с обкомом.

2.Арестовать всех членов облисполкома, председателей городских и районных исполкомов и сельских Советов (последних по выбору)

3.Арестовать в ближайшее время всех прокуроров, их помощников и следователей прокуратуры, в том числе прокурора области, председателя облсуда, председателя юридической коллегии адвокатов.

4.Арестовать первого секретаря обкома ВЛКСМ Чульджанова и секретарей райгоркомов ВЛКСМ.

5 Арестовать всех работников редакции областных, районных и городских газет, областного радио и ОГИЗа.

6. Арестовать начальников ведущих управлений и отделов облисполкома и райисполкомов.

7. Возбудить уголовные дела по фактам вредительства и саботажа на предприятиях золотодобывающей промышленности, угольных шахтах, заготовительной и перерабатывающей, лесной и деревообрабатывающей промышленности, а также в колхозах, совхозах и МТС.

Работники областного УНКВД о «раскрыли контрреволюционную правотроцкистскую организацию» в Хакасии, под руководством 1-го секретаря ОК партии и «буржуазно – националистическую, террористическую организацию под руководством председателя облисполкома. Руководителям отделов УНКВД предписывалось обвинять всех хакасов в буржуазном национализме. Задачей этой организации считать « подготовка вооруженного восстания с целью создания самостоятельного тюркского государства под протекторатом Японии»

Буквально последующие дни начались массовые аресты. Были арестованы в 1937 году все члены бюро Обкома партии во главе с 1-м секретарем Сизых С.Е. Следователи НКВД «обнаружили» десятки контрреволюционных организаций: кулацкие, белогвардейские, офицерские, белоказацкие, вредительские, террористические, шпионские, диверсионные, националистические и т.д.

Были арестованы Торосов М.Г.- председатель облисполкома, Селигеев П.Е- - 1-й секретарь Ширинского РК ВКП (б), уроженцы Ширинского района: Абдин И.И.- зав Аскизским РайФО, Толстухин Ф. С.- председатель Хакасского областного суда, его брат Толстухин М.С.- зав. Ширинским РайЗО, Кобяков В.А.- литератор Хакасского ационального театра и другие руководители области. Они были расстреляны 13 июля 1938 года в Красноярске по приговору Военной Коллегии Верховного Суда СССР. ( Списки на расстрел утверждены в Москве 3.01.1938 г. членами Политбюро ЦК ВКП (б)). До сих пор мы не можем выяснить в ФСБ – место их расстрела и захоронения.

В октябре 1937 года, выступая на пленуме Хакасского ОК партии, Хмарин говорил о разоблаченных врагах народа:

«В части врагов народа в области был блок правых троцкистов и националистов. Этот блок объединяли бывшие работники, члены бюро были врагами народа, членами контрреволюционной организации. Нет ни одного участка в советских и хозяйственных организациях, где бы враги народа не посадили своих ставленников. Цель, которая объединяла их, состояла в том, что они хотели ряд областей, в том числе и Тану-Туву, сделать буржуазным государством под протекторатом Японии….» (ФЦГАРХ, ф.2,оп.1,д.489)

Следователи Ширинского РОНКВД, во главе с начальником Казариным А.П. старались перевыполнить «контрольные цифры» на аресты и срочное предоставления материалов следствия на рассмотрения тройки УНКВД.

Арестованным гражданам предъявляли тяжкие государственные преступления. Большинство арестованных «признавались» в тех преступлениях, в чем обвинял следователь. При допросах применялись не дозволенные методы: «конвейер»-допрос несколько суток без отдыха допрашиваемого, «корректирования»- подготовка документов без допроса обвиняемого, «выстойки»- применялись к тем, кто не хотел подписывать сфабрикованный протокол, «пытки»- избиение обвиняемых, пока не подпишет протокол допроса. («Безвинно расстрелянные». Письмо Майнагашева П.Н. Ворошилову К.Е. из Колымы, с. 306-308). В 1937 году применение пыток при допросах были официально санкционированы.

В июле-августе 1937 года в районе были арестована большая группа работников ( 15 чел) Ширинского лесхоза во главе с его председателем Спириным Николай Афанасьевичем.), (Спирин Н.А. в годы гражданской войны был командиром кавалерийского эскадрона ЧОН у Гайдара, работал начальником Абаканской милиции).

Арестованы: Кичеев И. Н., Арыштаев И. М.,Арыштаев Н. Н., Арыштаев А.П, Арыштаев М. В., Шандаков А.Д., Шандаков В. П., Катцын А.В., Катцын А.А., Ковригин А. Н., Кукарцев И. И., Шаров (Ленков) М. И., Толоконников З. Г., и Балгазин Г.И. Следователи обвинили Спирина Н.А. в том, что он в районе создал контрреволюционную националистическую организацию, в которую входили работники лесхоза.

Цель организации поднять вооруженное восстание, свергнуть советскую власть в районе. Тройка Хакасского УНКВД от 31 октября 1937 года приговорила 14 человек к высшей мере наказания- к расстрелу, Балгазин Г.И.- приговорен к 10 годам лишения свободы. Приговор о расстреле 14 человек приведен в исполнение в 5 часов утра 11 ноября 1937 года в Минусинске. Почему расстрел был в утреннее время ? До этого с вечера расстрелы проходили других групп. В эту ночь было расстреляно 61 человек!

В 1958 году это следственное дело рассматривал Военный трибунал Сибирского военного округа. Постановление от 22.04. 1958 года все они реабилитированы, так как не была никакой к/р организации районе, состав преступления отсутствует.

«Раскрыта» к/р группа в Мало-Сыйской ГЭС. (ГЭС обеспечивала электроэнергией Коммунаровский рудник.) (№ П-11690) Обвинение арестованным: «Бутин Петр Федорович, машинист электростанции якобы создал контрреволюционную организацию с целью разрушения ГЭС и тем самым ликвидацию энергоснабжения Коммунаровского золотодобывающего рудника и тем самым хотели подорвать экономику государства.

Арестованы в июле- сентябре 1937 года машинисты: Скоробогатов В.И. – Куприянов А.И., Ставцев П. И. , кочегары: Горлов Т.Н. Кийков П.В..

Тройка УНКВД 31 октября 37 года приговорила группу к расстрелу. 5 октября 1937 года ночью были расстреляны Минусинске. Реабилитированы в 1960 г.

Политические репрессии в Ширинском районе начали проводиться еще в 1920-х годах карающими органами ОГПУ, НКВД.

. В начале 20-х годов богатое село Соленоозерное было одним из центров повстанческого движения в борьбе против советской власти. После разгрома банды Соловьева И.Н. в Красноярске 15-22 ноября 1923 года проходил публичный судебный процесс, на котором судили 129 «соловьевцев». Состав обвиняемых: хакасы 73, 7 %, русские 26,3 %, 20,5 %- женщины, 77,6 % - неграмотные). Суд приговорил: к расстрелу 9 человек, к тюремному заключению 29. остальных к условным наказаниям. («Гражданская смута на Енисее: победители и побежденные» А.П.Шекшеев, Абакан.2006 г. с.520-586).

В 1929-30 году репрессии в виде раскулачивания крестьянских хозяйств проводились в этом селе. Десятки семей были раскулачены, высланы в ссылку, имущество их было конфисковано.

Ширинский районный отдел НКВД за эти месяцы «раскрыл» десятки контрреволюционных организаций.

С особой жестокостью репрессивные меры прошли в 1937-38 годы.

Репрессивная машина самыми жестокими мерами обрушилась на станицу Соленоозерное, бывшее некогда центром казачества Ширинский РОНКВД считал, что в бывшей станице Соленноозерном много врагов народа в лице бывших кулаков, белоказаков. Следователи «раскрывают» в этом селе, колхозе имени Буденного несколько контрреволюционных организаций.

В конце сентября и начале октября 1937 года были арестована группа колхозников колхоза им. Буденного и рабочих приисков во главе с Катцыным Михаилом Васильевичем. ( Архивно- следственное дело в ГАРХ № П-6182) Среди арестованных рабочие рудника: Терских А. М., Песегов А. Я., Песегов Г.М., Песегов О.Л., Песегов П.Я., Песегов П. П., Калинин А.А.; колхозники колхоза им. Буденного Василовский П.М., Почекутов Е.Н. Их обвинили в том, что они готовили вооруженное восстание и проводили среди рабочих агитацию против советской власти. 3.11.1937 г. тройка УНКВД приговорила их к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение 11 ноября 1937 года в Минусинске, в сосновом бору в 22 часа ночи. Все реабилитированы в 1957 году за отсутствием состава преступления..

В начале октября 1937 года были арестованы группа колхозников колхоза им. Буденного в количестве 11 человек (дело П-9332). Обвинение: создание и участие в белогвардейской к/р организации. 25 октября 37 г. тройка УНКВД приговорила всех к расстрелу. Через 4 дня 29 октября 1937 г., в 22 час в Минусинске приговор был приведен в исполнение.

Расстреляны колхозники: Рассказчиков Николай Васильевич, Василовский А.И., Василовский Георгий Михайлович, Василовский Игнатий Михайлович, Василовский Александр Иванович, Кожуховский Александр Александрович, Ошаров Константин Захарович, Шахворостов Михаил Панфилович, Ростовцев Николай Кузьмич, Потылицын Петр Степанович, Терских Григорий Романович. Постановлением Военного трибунала СибВО от 25. 04. 1958 года все реабилитированы за отсутствием состава преступления.

Следователи РОНКВД «раскрыли» к/р группу на руднике Балахчин. (П-11408). В октябре 1937 году была арестована группа рабочих (14 чел.). Тройка УНКВД 27.11.37. приговорила 8 человек к расстрелу, среди них: Казанцев В. М., Дорофеев А.С., Бурдинский С. С., Масликов П.И., Путинцев М.Е., Кузнецов Г.Г., Черепанов В.И., Владимиров А. А.. Приговор бы приведен в исполнение 8 декабря 1937 года в 23 часа в Минусинске. Этот день был самым "расстрельным" днем в Минусинской тюрьме в годы «Большого Террора». По архивным документам о приведении приговоров в исполнение - в ночь 8 декабря 1937 года было расстреляно 222 человека! Это расстреливали за каждый час несколько десятков человек! Минусинскому оперсектору и Хакасскому УНКВД надо было выполнить «декабрьский план» расстрелов. Эта группа рабочих из рудника Балахчин была реабилитирована через 22 года, Постановлением Президиума Хакасского областного суда от 23 октября 1959 года, за отсутствием какого-либо преступления перед народом.

Во второй половине октября 1937 года в колхозе им. Буденного, арестована группа колхозников во главе Ошарова Герасима Ефимовича, как создавшего антисоветскую организацию с целью развала колхоза.

В числе арестованных были Катцын Андрей Павлович, Василовский Николай Федорович, Терских Кирилл Романович и отец с сыном Василовские Ефим Андреевич и Андрей Ефимович. 31 ноября тройка УНКВД приговорила их к расстрелу. Казнь состоялась в Минусинске 5 января 1938 года в 24 часа ночи.

В эту же ночь 5 января 1978 года (на два часа раньше, в 22 часа) были расстреляны 6 человек из Ширинского района по обвинению как участников к/р организации: Климашевский П. М.- фельдшер Ширинской больницы (руководитель), Томин Ф.Е.- инструктор-ревизор Коммунаровского рудника, Катцын Г. П., Терских Ф.М. - колхозники колхоза им. Буденного и «Авангард», Бердышев С. М.-зав. магазином рудника Коммунар, Мосин Н. И.- рабочий ст. Июс (П-8298). В эту трагическую ночь с 4 на 5 января было в Минусинском бору расстреляно 69 человек).

17 декабря 1937 года, в один день были арестованы жители курорта оз. Шира, работавшие на курорте плотниками, столярами. (Архивно-следственное дело № 6184) Их обвинили в создании контрреволюционной организации. Руководитель к/р организации Безъязыков Яков Матвеевич.

Члены организации: Гайдаренко Т.С., Гайдаренко И. С., Гайдаренко Г.И., Никишин Ф.С. Никишин К.С. Сафронов С. Г. и Плетнев С. П. 25 декабря 1937 года тройка УНКВД приговорила всех к высшей мере наказания. Приговор бы приведен в исполнение 8 января 38 года в 5 часов утра в Минусинске.

(В эту ночь с 19 часов до 5 утра было расстреляно в Минусинском бору 61 человек, все они были приговорены к казни еще в 37 году).

29 декабря 1937 г тройка УНКВД приговорила к ВМН к расстреле 4-х человек, по обвинению в буржуазном национализме. До нового года приговор привести в исполнение не хватило времени. Казнены были они 24 часа 7 января 1938 года в Минусинске (в эту ночь было расстреляно 29 человек).

Среди расстрелянных были: Спирин (Кай) Николай Афанасьевич –счетовод к-за «Аргыстар», колхозники колхоза «Хызыл Аал» Потандаев Андрей Дмитриевич, Коков Ефим Федорович, Коков Семен Михайлович Реабилитированы в 1959 г.

В 1938 году до октября месяца продолжались аресты и расправы над врагами народа.

В начале 1938 года в п. Шира была «разоблачена» антисоветская, вредительская организация из иностранных граждан:

Павелко Франц Карлович , австриец,
Варн Владимир Александрович- латыш,
Кельм Эдмунд Карлович, немец
Кожуховский Станислав Осипович, литовец
Пашкевич Антон Михайлович- латыш
Ладусан Иван Иосифович - латыш.
Косовец Владимир Станиславович - поляк
Тимофеев Константин Петрович.- русский

После одного - двух допросов УНКВД списки отправили в Москву. 5 июня 1938 года нарком внутренних дел и прокурор СССР утвердили этот список на расстрел. Приговор был приведен в исполнение 31 августа 1938 года в Минусинске. (Этот августовский день так же был наиболее «расстрельным». В этот день, 31 августа, было расстреляно 204 человека, в том числе в Минусинске 151, в Абакане 53 человека!). Реабилитированы в 1959 г. постановлением ВТ СибВО.

Какое количество граждан было репрессированных в Хакасии в годы «Большого Террора»?

Мы издали 3 тома книги памяти жертв политических репрессий и книгу «Безвинно расстрелянные», где опубликовали сведения о репрессированных гражданах 1920-50-е годы. Следует сказать, что к сожалению мы опубликовали сведения не всех репрессированных, так как часть архивно-следственных дел находятся в других городах: Красноярске, Новосибирске, Москве, и Военных округах.

По имеющимся у нас сведениям в 1920-1950-е годы подверглись арестам по политическим мотивам 5 402 человека ( не считая раскулаченных), в том числе 1937-38 годы - 3339 человек. За годы «Большого Террора» в Хакасии по приговору несудебных органов расстреляно 2341 человек, что составило 70 % от арестованных в эти годы и заключено в ИТЛ- 998 чел.- 30 %.

Классовый состав репрессированных в 1937-38 гг.

рабочих - 1702 чел. = 52 %
крестьян - 916 чел = 27, 4 :
интеллигенция - 721 чел. = 21,6 %
40 процентов расстрелянных были в возрасте от 18 до 40 лет.

Когда и как производились расстрелы в годы «Большого Террора»

Казни проводились на основании приговоров т.н. «троек» УНКВД. Ни на какие заседания «троек» обвиняемые не вызывались, после одного или двух допросов решалась судьба арестованного. Члены «тройки» подписывали приговор заочно.

Приговоренным к высшей мере наказания, решения «тройки» объявлялись перед расстрелом. Осужденные на каторгу решение «тройки» узнавали перед отправкой по этапу, во дворе Минусинской тюрьмы или перед посадкой на пароход в Колыму, в порту Находка.

Расстрелы проводились в ночное время, примерно с 19-20 часов до 3-5 часов утра. (об этом указаны в актах следственных дел о приведении приговора в исполнение).

В Минусинске расстрелы проводились в сосновом бору (недалеко от тюрьмы), где похоронено свыше 4-х тысяч человек (в том числе около 2-х тысяч жителей Хакасии) На месте расстрела в 1992 году минусинцы поставили памятник, где ежегодно проводятся митинги поминовения безвинно погибших граждан.

Дни, месяцы расстрела, видимо, устанавливались руководством Минусинского оперсектора и Хакасского УНКВД в зависимости от выполнения установленных «контрольных цифр» расстрелов Красноярскому краю. Период «Большого Террора» длился 14 месяцев с сентября 1937 по октябрь 1938 года.

Репрессивная машина быстро набирала обороты, особенно по расстрелам. Так в ноябре 1937 года за 15 расстрельных дней расстреляно 215 человек, в декабре тоже за 15 дней расстреляно 375 человек. План расстрелов 37 года был перевыполнен.

В ночное время 5 и 6 января 38 года сотрудники Хакасской УНКВД в Минусинске расстреляли 130 человек, кто был приговорен к расстрелу в конце декабря 37 года всего в январе расстреляно было 192 человека.

Самый расстрельный месяц был август 38 года, когда было расстреляно 393 человека, в том числе в Минусинске 310 человек, в Абакане 83, только в этих городах в последний день августа было расстреляно 204 человека. В 1938 году органы НКВД получили задание арестовать иностранных граждан  - китайцев и корейцев, проживающих в Хакасии. (о них написано в статье «Диверсионная группа японской разведки» Книга памяти, том 1-й, с.463-464). Списки на их казнь были утверждены наркомом внутренних дел Ежовым и генеральным прокурором СССР Вышинским 2.09.38 г. С получением подписанных списков в одну ночь 19 октября 1938 года они были расстреляны в количестве 215 человек: в Абакане 142 человека, в Минусинске 73. (Представьте - расстрелять за ночь в Абакане 142 человека!).

В Абакане местом расстрела было подвальное помещение 2-х этажного здания НКВД по ул. Набережная, рядом с бывшим винзаводом. (Сейчас этого здания нет)

Тела расстрелянных захоронены в общих траншеях на острове (выше моста, напротив Никольской церкви) и в роще -на левом берегу реки Абакан.

В 1-м томи Книги памяти (с.465-466) опубликована статья «Реабилитации не подлежат», о сотрудниках Минусинского оперсектора и Хакасского УНКВД, которые совершали должностные преступления во время казни осужденных. В числе обвиняемых были начальник Минусинского оперсектора Алексеев А.С. и зам. нач. Хакасского УНКВД Дзедатайс И.И. и другие, которые руководили или расстреливали осужденных. Они были осуждены на различные сроки лишения свободы. Не реабилитированы.

Должностные преступления заключались в том, что они занимались мародерством, присваивали личные вещи расстрелянных, систематически употребляли спиртные напитки во время расстрелов. По указанию Алексеева в целях экономии патронов приведение приговором о расстреле носил мучительный характер, взрывали детонаторами, раненных при расстреле добивали ломами.

Вот так уничтожались безвинно, лучшие люди народа, самые трудолюбивые, честные большевики, верившие до самой смерти в идеалы коммунизма. Политические репрессии нанесли невосполнимый урон хакасскому народу. В годы большого террора уничтожены руководители молодой Хакасской автономной области, самые порядочные, трудолюбивые рабочие и крестьяне.

В годы политических репрессий не было семьи, чьи близкие не были бы подвергнуты репрессиям: раскулачиванию, расстрелу и заключению в лагеря ГУЛАГа; не было почти организации, где не находили бы «врагов народа».

Массовые политические репрессии «Большой Террор» был остановлен постановлением СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 17 ноября 1938 года «Об аресте, прокурорском надзоре и ведении следствия», в котором формально многое в деятельности НКВД подверглось критике. Ежов Н.И. был снят с должности наркома внутренних дел СССР, арестован. Позже, 06.02.1940 г. был расстрелян как враг народа, Не реабилитирован.

И сейчас, спустя 70 лет в общественной жизни и государственной политике страны имеют место пагубное влияние как катастрофы 1937-1938 годов так и всей системы прошлого государственного насилия. Эта катастрофа вошла в массовое индивидуальное сознание, покалечила психологию людей.

Тридцать Седьмой год – это эпоха полного смещения в народном сознании всех правовых понятий, - это внедрение в сознании народа, что СССР самая демократическая страна, с самой демократической Конституцией в мире.

Сегодня наследие Большого террора не может воплотиться, мы живем в другую эпоху.

Но наше общество еще не дала публичную оценку политического террора государства с правовых позиций. Не дана юридическая оценка тогдашних руководителей страны, и, прежде всего, генерального идеолога верховного организатора террора Иосифа Сталина. Призрак сталинизма иногда проявляются в установках бюстов диктатора на улицах городов и в выражении ностальгии о наведении «порядка» в стране сталинским методом.

Государственная Дума РФ в 2005 году исключила из преамбулы «Закона о реабилитации» 1991 года упоминание «о моральном ущербе», причиненном жертвам государственного террора. Надо вернуть слова о моральной ущербе в текст Закона. Это надо сделать для того, чтобы загладить оскорбление, нанесенное нескольким десяткам тысяч глубоких стариков – выжившим узникам ГУЛАГа, и сотням тысяч родственников жертв террора.

До сих пор не создан общенациональный памятник погибшим, который был бы поставлен государством и от имени государства. Такой памятник нам обещают вот уже 45 лет; пора бы выполнить обещание.

Необходимо создать общенациональный музей истории государственного террора, соответствующий по своему статусу и уровню масштабам трагедии. История террора и Гулага должна быть представлена во всех исторических и краеведческих музеях. До сих пор существуют препятствия, ограничения доступ к архивным материалам, связанным политическими репрессиями. Мало освещаются в школьных и вузовских учебниках истории, в СМИ о политических репрессиях.

Срочно необходимо осуществлять общероссийскую программу поиска и мемориализации мест захоронения жертв террора. Сколько не известных до сих пор расстрельных рвов и братских могил разбросанных по стране, где тайно закапывали казненных. Память о терроре – это общая память народа

Предлагаем нашим краеведческим музеям от школьных до республиканского, архивным учреждениям, библиотекам организовать стенды, выставки отражающие период государственного террора против собственного народа.

Нам надо помнить об этой мрачной истории прошлого и сделать все, чтобы в будущем не повторилось подобной трагедии.

В октябре, в День памяти жертв политических репрессий необходимо провести митинги у памятника жертвам репрессий в Абакане, Саяногорске, Черногорске и на месте захоронений массовых расстрелов в Минусинске.

Николай Абдин - председатель общества «Мемориал»

Ширинская районная газета, июнь м-ц 2007 г.


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е