Шаманы с туру и туруканами здесь давно не живут


Посёлок Старотуруханск стал последним пристанищем нашей экспедиции на реке Турухан. Уставшие, но счастливые, мы возвращались в Туруханск, где нас ждали блага цивилизации: банька, чистая постель и освобождение от комариного плена.

Нынешний Туруханск - это бывшее село Монастырское. Туруханское же зимовье было построено в 1607 году в 27 верстах от Енисея, на берегу Никольской протоки реки Турухан. Поставили его воеводы Давыд Жеребцов и Курдюк Давыдов. В посёлке, пережившем и вековое забвение, и сильный пожар, даже от церкви Николая Чудотворца ничего уже не осталось, но мы, журналисты, знали, что ступили на древнюю и святую землю. На землю Новой златокипящей Мангазеи.

Старая Мангазея, первый русский город в Сибири, строилась по приказу Бориса Годунова в 200 километрах к югу от устья Тазовой губы, но оказалась неудобно расположеной для доставки грузов.

На чертеже 1701 года Новая Мангазея вдвое больше прежней. Новый город был окружён крепостными стенами высотой до 6 метров, имел пять башен, одна из которых была необычна по архитектуре и достигала 25 метров в высоту.

В XVIII веке в Туруханске (Новой Мангазее, или Старотуруханске) процветали сельское хозяйство и торговля. Ежегодно проводились ярмарки. Цены на продукты питания были следующие: мамонтовая кость (за пуд) - 1,5 рубля, хлеб (за пуд) - 1,5 песца, кирпич чая - 2 песца, фунт махорки - 1 песец, фунт ржаных сухарей или 1,5 пшеничных - 2 песцовые лапки или 2 хвоста.

В 1826-1828 годах в Туруханске побывали ссыльные декабристы Н. Бобрищев-Пушкин, Ф. Шаховской (далёкий потомок основателя Мангазеи Мирона Шаховского), С. Аврамов, Н. Лисовский и С. Кривцов и оставили о себе здесь добрую память. Фёдор Шаховской, например, привил туруханцам первые навыки овощеводства. Именно с его лёгкой руки здесь стали выращивать картофель.

Не удивительно, что единственная улица современного Старотуруханска называется улицей Декабристов. Кстати, она настолько кривая и дома на ней где разбросаны, где сбились в кучу, что не сразу угадаешь в некогда центральном проспекте какое-то подобие улицы.

Здания сельсовета в Старотуруханске мы не нашли. Зато нам сразу показали дом председателя. Из окон Николая Николаевича Махенко хорошо видна танцплощадка, площадка с лавочками и карусель, сделанная из картофелеуборочного комбайна. Глава старается быть в курсе, чем "дышит" сельская молодёжь. Хотя ему, как музыкальному ещё руководителю местных культмассовых мероприятий (где вы видели такого голову?), и без того всё известно. Первое, о чём он начал рассказывать красноярским журналистам, - какие здесь растут многогранные таланты!

Успехами собственного ребёнка Николай Николаевич особо хвастать не стал. Зато именно от Марины Махенко, выигравшей со своими школьными рефератами районный конкурс и получившей путёвку в Анапу, мы узнали о славной истории села.

До райцентра старотуруханцы добираются зимой по льду на "буранах", во время ледостава - на "вертушках", летом - на моторных лодках по Енисею и Турухану. Кстати, у местных жителей есть объяснение, почему река называется Туруханом.

Все мы наслышаны о шаманах. В здешних местах каждому шаману полагалось иметь свой "жезл", или "посох", на котором было изображено шаманское дерево. Этот жезл назывался "туру". Если же шаман обладал небольшой силой, то и жезл у него был небольших размеров и именовался иначе - "турукан". Отсюда и название реки. Оно передавалось из уст в уста и до русских поселенцев уже дошло вместо "турукана" - "турухан".

Сегодня в Старотуруханске проживает 121 человек. Большинство из них занимается охотой, рыбной ловлей и сбором дикорастущих растений. Рогатого скота осталось 43 головы. Молоко сепарируют и отправляют в райцентр для детских садов, школ, интернатов. Старотуруханск принято в районе считать передовой откормочной площадкой. Маленькие селькупы с Мадуйки здесь за лето так поправляются, что воспитатели их потом просто не узнают. И, быстро набираясь сил, начинают петь, плясать, читать стихи...

Природа здесь уникальная. Если Мадуйка располагается в зоне вечной мерзлоты, то в Старотуруханске на грядках цветут розы и спеют арбузы. Зайдите в любой дом, и хозяева летом начнут хвастать своими большими и красивыми огородами, а зимой - ассортиментом варений и солений.

Народ здесь трудолюбивый и крепкий. В фельдшерско-акушерский пункт, который по чистоте напоминает операционную, к Нине Борисовне Покало обращаются нечасто. Хотя из архивных документов следует, что Новая Мангазея оказалась основана в скучном, глухом и нездоровом месте. Грязь постоянно докучала местным жителям, так что и жара её не иссушала. Тундра прела, и воздух наполнялся вредными испарениями, способствующими развитию болезней.

Николай Николаевич Махенко вспоминает, что когда-то так и было, так что всё лето прохаживал, не снимая галош. А теперь вот в домашних тапочках шлёпает, нас провожая на катер, и ничего, не утоп.

Сказал и сглазил! Когда мы были уже почти у берега, хлынул дождь. Да ещё какой! Зря наш милый собеседник задвинул в дальний угол свои галошки.

Мы отправлялись в Туруханск. Позади оставались пройденные километры Сталинской железной дороги, Янов Стан, Верхняя Баиха (куда мы прибыли совсем ранним утром и не стали тревожить местных жителей), Фарково и, наконец, Старотуруханск. Говорят, что Север есть Север: одни краски, одни лица, одни проблемы. Неправда! Север такой многоликий и разноцветный, что интерес к нему с каждой новой встречей только усиливался.

Татьяна Макогонова.
Фото Александра Кузнецова, Владимира ПАВЛОВСКОГО.

Красноярский рабочий 27.08.2005


На главную страницу/Документы/Публикации/2000-е