Встретились спустя 60 лет!


Красноярка Вера Тобари встретилась с двоюродным братом и племянницей из Японии, которых не видела 60 лет

Об уникальной судьбе Веры Тобари «КК» рассказывал в номере 24 за 2003 год. Только нам глубоко верующая и очень скромная женщина решила рассказать свою историю.

Родня

Напомним, Вера Тобари родилась в 1935 году в Харбине.

Ее мама Валентина — дочь русских эмигрантов, отец — японец Кацуми Тобари.

Жизнь разлучила Веру Викторовну с отцом и со своей родиной: в 1945 году, когда заканчивалась Вторая мировая война и японцев вытеснили из Маньчжурии, Кацуми Тобари погиб. 10-летняя Вера с мамой и бабушкой переехала жить на Сахалин, а в 1956 году перебрались в Красноярск.

«Вера, никогда не забывай своего отца», — наказывала дочери мать. Она умерла в 1990 году, так и не узнав ничего о судьбе родственников своего мужа. Все следы затерялись...

А несколько месяцев назад в красноярское общество «Мемориал» по электронной почте пришел запрос из университета в Токио: на сайте общества были сведения о дяде Веры Викторовны. Мемориальцев спросили, а знают ли они что-нибудь о самой Вере Викторовне. Несколько писем, обмен снимками — и состоялась сенсация. Нашлась многочисленная родня отца Веры Викторовны, Кацуми Тобари. Откликнулись самые близкие родственники — родной дядя, двоюродные братья и сестры Веры Викторовны.

— Вам удастся встретиться? — спросили мы тогда Веру Викторовну.

— Я очень надеюсь, — ответила она, — но пока еще не могу в это поверить...

Встреча

И вдруг Вере Викторовне позвонили из Токио: «Готовьтесь, мы приедем в Красноярск!».

В Сибирь отправились двоюродный брат Веры Викторовны Нобуми Тобари и его дочь (племянница Веры Викторовны) Кавасе-мия.

— Нобуми-сан 58 лет, он преподает в институте города Синтай недалеко от Токио, — едва справляясь с волнением перед встречей, говорит Вера Тобари. — В один миг ведь вся наша жизнь распалась, так круто судьба распоряжается иногда... А сколько таких судеб было после революции... Мы никогда не виделись, знаем друг друга только по фотокарточкам.

Нобуми-сан позвонил за неделю до приезда, сказал, что сможет приехать в Красноярск на два дня, по туристической визе.

Судьба подарила нам возможность встретиться спустя столько лет. Никто из нас не думал об этом...

Молодцы такие они, что разыскали меня. Раньше, видишь, Интернета не было, а теперь по Интернету люди находятся. Молодцы, что приедут. Другой бы разыскал и на этом точку поставил. Переписывались бы да и ладно.

Мне все узнать про них хочется! Как живут, как состояние здоровья, как между собой общаются. Вообще, условия жизни узнать. Там же все по-другому.

За два дня нам надо рассказать друг другу, как прошли 60 лет разлуки...

Аэропорт

Накануне Вера Викторовна приготовила угощение: сделала котлеты, биточки, отварила рис, накрошила винегрета.

По телефону договорились, что встретятся все в гостинице на следующий после прилета день (самолет прибывает ночью). Однако Вера Викторовна, ее тетя Ольга Константиновна (она тоже жила в Манчжурии в семье Кацуми Тобари) и еще шесть родственников решили встретить дорогих гостей в аэропорту.

Рейс 137 Москва-Красноярск задерживался на полтора часа, и самолет приземлился в час пятнадцать ночи.

К невероятному эмоциональному напряжению добавляются дополнительные переживания: все пассажиры самолета вышли, а японцев все нет и нет.

— Да, на рейсе 137 есть пассажиры по фамилии Тобари, — разводит руками диспетчер аэропорта. — Прилетели. Но где они и почему вы их не встретили, не знаю...

— Неужели мимо нас прошли, уехали? — волнуются красноярцы. — Мы же в лицо друг друга не знаем...

Оказалось, что японцев и переводчика из Москвы по ошибке отправили в терминал для транзитных пассажиров.

Через полчаса на летном поле появляются Нобуми-сан и Кавасе-Мия с русским переводчиком.

Они уже готовы идти к такси, но встречаются взглядом с Верой Тобари.

— О! — восклицает Нобуми и роняет сумки на грязный асфальт. — Кунико-сан...

Кунико

Не знаю, придется ли нам еще когда-нибудь увидеть такую трогательную и необычную встречу.

Двоюродные брат и сестра, обнявшись, не могут разнять рук.

Вера Тобари, которая практически забыла японский язык, говорит что-то Нобуми-сан и понимает его речь.

Несколько минут для них не существует никого вокруг.

— Мы прилетели из Японии, из Токио, — наконец обращается к нам Нобуми-сан. — Для того, чтобы встретиться с нашей двоюродной сестрой, у которой фамилия Тобари, как и у меня, и зовут ее по-японски Кунико.

Как мы нашли ее, это длинная история, коротко говоря, один наш знакомый в Интернете нашел сайт общества «Мемориал», и там была информация о том, что наша двоюродная сестра живет в Красноярске. Это оказалось фактом.

У меня нет сейчас слов, чтобы выразить свои чувства, надо сначала осмыслить ситуацию. Я думаю, встретиться нам помог Бог...

Конечно, двух дней недостаточно, чтобы рассказать все, что произошло в жизни за 60 лет. Не будь судьба в свое время так жестока к этим людям, они встретились бы не в пожилом, как сейчас, возрасте, а могли бы общаться и узнавать друг друга все эти годы. С другой стороны, не каждому дано найти навсегда, как казалось, потерянную родню.

Несколько часов на следующий после прилета день Нобуми-сан, Кавасе-мия и красноярские родственники провели дома у Веры Викторовны. В своей скромной однокомнатной квартире она своими силами все лето делала ремонт, чтобы достойно принять японскую родню.

— Она прекрасна, — сказал на прощание Нобуми-сан. — Я расскажу всем нашим родственникам в Японии о нашей Кунико. И, конечно, теперь мы ждем ее к себе в гости.

Мария Мишкина
«Красноярский комсомолец», № 38 (8982), 24.09.2003 г.


На главную страницу/Документы/Публикации 2000-е