Заявление А.И.Григорьева

Заявление А.И.Григорьева

(орфография сохранена)

С.Секретно

СЕКРЕТАРЮ КРАЙКОМА ВКП(б) Красноярского края тов. КУЛАКОВУ

Г:Красноярск

От бывш.члена ВКП(б) ГРИГОРЬЕВА Александра Ивановича

ЗАЯВЛЕНИЕ

Тов. КУЛАКОВ, я хочу Вам со всей откровенностью и честностью, описать, почему я дошел до положения арестанта и нахожусь в настоящее время в Красноярской тюрьме. В органах ЧК, ОГПУ_НКВД – я проработал с 1919 года по день ареста. Член ВКП(б) с 1920 года, последняя работа – н-к Ужурского РО УНКВД.

Весь состав моего преступления – состоит в незаконных арестах и превышение власти, в результате чего Военным трибуналом УПВО-НКВД КК – по ст. 193 ст.17 “а” УК – осужден 7.VI-39 к 10 годам исправительно-трудовым лагерям.

19 лет проработав в органах у меня не было ни одного момента или фактов незаконных арестов и на превышение власти, а на 20-м году, я оказался преступник.

Чем это объяснить? Это я объясняю исключительно потому, что я слепо доверял руководству УГБ НКВД (Гречухину, Булычеву, Кувеневу, Орлову, Лебедеву, Пульканову и др.) и совершил преступление в результате “чекистского головокружения” – практически выполняя указания поименованных выше руководителей, тем самым втянув своих подчиненных – для совершения преступления (Ларионова, Воробьева, Максимова, Григорьева) – официально заявляя: “кулак есть враг, на него любыми способами добывайте материал, для того, чтобы его уничтожить”, что и было сделано и незаконно арестовали 8 кулаков, которых осудили на разные сроки, а одного из них к ВМР.

Хорошо я расправился вот этим позорным методом с кулаками, меня за это осудили но ведь в управлении НКВД КК, из числа бывшего количества сотрудников УГБ (по моему подсчету около 45 человек помимо привлеченных 15) совершали самые гнусные преступления в массовой операции по изъятию к-р элемента по тем-же установкам, которые я выполнил, они остаются на свободе и сейчас курс взят бить “стрелочников” - разбить чекистские кадры, надо арестовать и отдать под суд 45 коммунистов – чекистов, что-же мы все виноваты? Или умышленно совершали преступления для того чтобы лишить себя свободы? Или преступления совершили из-за какой-нибудь корыстной цели? Где-же это командование. Куда оно делось? Неужели у них не хватает смелости заявить о своих установках, о своих преступлениях? И возложили всю ответственность на “стрелочников”, оставшись сами в стороне. Лично я с сентября м-ца 1938 года, командованию несколько раз сигнализировал, кроме того у них сигнализаторские материалы были, но они т.е. командование – все это скрывало, не предпринимало мер, тем самым не желая изобличать себя как прямых преступников и теперь всю вину возложили на нас и этим хотят ограничится. По незначительным изложенным фактам, но имеющее серьезное значение, я 15-го июня 1939 г. сообщил в ЦК ВКП (б) и НКВД СССР, но это недостаточно, я думаю, что н-к УНКВД т. СЕМЕНОВ, должен будет Вас информировать, хотя-бы по тем фактам, которые я ему сообщил, думаю, что Вы с этими материалами познакомитесь, но я еще хочу довести до Вашего сведения и принятия надлежащих мер нижеследующее.

Военная прокуратура УНКВД – КК и краевая прокуратура,о всех гнусных делах, имевшее место в УНКВД -–знало хорошо, имела очень много сигнализаторских материалов вместе с бывш.секретарем ПКП(б) Соболевым но их не предвращала, а сособствовало (Любашевский, Николаев, Соболев и др) в результате чего “стрелочники” должны сесть на скамью подсудимых:

а) управление НКВД – КК – возглавляемое ГРЕЧУХИНЫМ и их непосредственными помощниками – Лебедевым, Булачевым, Хвастовским, Кувеневым и др. узнали, что в Новосибирске вскрыта и ликвидирована большая так называемая “Ровсовская организация” имеющая у себя повстанческие штабы и полки, численность которых доходит до чрезмерных цифр.

А в Красноярске нет. Так вышепоименованное командование через н-ков оперсекторов НКВД – Хмарина, Орлова, Плоткина и Якубсона решили создать эту “Ровсовскую организацию”, расчленив таковую: в Канске штаб и полк, в Ачинске штаб и полк, в Красноярске связывающий штаб с выходом на главный штаб повстанческой организации в гор. Новосибирске.

Для руководящего состава и командиров штабов и полков – решили подбирать контингент исключительно из бывш.офицерства фельдфебелей, дворян, графов, а полки формировать из беглого кулачества, кулаков и спецпереселенцев. Таким образом схема – особенно Булачевым и Хвостовским, для создания такой организации была готова.

В результате этой установки, как впоследствии мне стало известно: XI отдел УГБ НКВД в крайсвязи без наличия материалов и какой либо агентурной разработки арестовало несколько десятков человек, большинство незнавшие друг друга, но ПАЗИН их связал и познакомил и создал, одно из звеньев Ровсовской организации. III отдел УГБ почти что полностью ликвидировал – арестовав из крайкоммунхоза и горкомхоз гор.Красноярска, Канска по инициативе ПЛОТКИНА его помощников Зайцева, Кузнецова, создали полк из числа спецпереселенцев, Ачинск н-к о/с Орлов и его помощник Королев создал штаб и полк ДТО НКВД – СЕЛЕЗНЕВ в Иланске (станция) звено. Таким образом, без наличия каких либо материалов создали Ровсовскую организацию.

При этом должен отметить, что на всех без иключения членов Ровсовской организации, протоколы допросов составлялись заранее, руководством “корректировались”, после этого если не н-ки отделений, то передовали готовые протоколы допросов сержантам или их практикантам, которых проинструктировали чтобы составленные за ранее протоколы допросов и скорректированные начальством их сожали с обвиняемыми, почти не зачитывая протокола допроса заставляли подписывать протокол,применяя к ним конвейерную систему держали на выстайке, несколько дней не давали спать и есть, а когда подпишет, считают, что его “раскололи”, таким образом был изъято около 1800 человек Ровсвовской организации, которые в большинстве подвергнуты к ВМР.

б) необходимо остановится и о порядке “оформления” и изъятия членов организации – правых. Несомненно по правым УНКВД – был нанесен большой удар и значительно их разгромили, ну – а после этого работники УГБ НКВД (Леонюк, Журавлев, Матусевич, Блинов и др.) встали от “чекистского головокружения” – на прямой путь фальсификации и злоупотреблений, гнались за цифрами, за количеством правых, совершенно не учитывая действительность, а именно, как в краевом центре, так и на периферии, встали на путь клеветничества на районных руководителей, не только работников РК ВКП (б), но и членов бюро ВКП (б) предРИКов, работников политотделов совхозов, МТС и т.д., но и на работников УНКВД КК.

Как это получилось? Арестовали ряд ответственных работников краевого центра, как-то Recschikov_I.jpg (42551 bytes)Рещикова, Думченуко, Эмолина, Морозова и других, заполучили от них указания, в настойчивой форме потребовали от них, чтобы они указали на всех участников им известных членов организации и чтобы отбить от себя основной удар, правые встали на прямой путь клеветничества, а ведущие по ним следствие сотрудники УГБ – Стрельник, Степанов, Халуимов и др., не проверяя истинного положения их показаний, последним заявили пиши больше членов организации, но т.к. этому мерзавцу больше ничего не остается делать, как клеветать на честных коммунистов, последних без абсолютной проверки их практической деятельности, арестовывают, сажают в камеру, для предварительной камерной обработке, после чего заранее по составленному протоколу, этот практикант на основе только одного показания через вынужденный путь, истощая физически, подписывает протокол вымышленно записанный и дает еще дополнительных членов организации правых “ему известных”, не выясняя, когда, где, при каких обстоятельствах, был привлечен новый член организации, а использовалась стандартная форма протокола допроса, который среди сотрудников УГБ НКВД – декламировалось как стихотворение, при этом должен отметить, таким-же образом делались и очные ставки – между обвиняемыми, а для того, чтобы не быть в сомнении вышеуказанные следователи заставляли “уже сделанных членов правой организации” – собственно-ручно писать заявление о свой деятельности.

Считая, что обвиняемый “признался” – ожидают приезда Военной Коллегии и для того, чтобы эти вымышленные показания части обвиняемых были-бы подтверждены и нашло-бы свое отражение “ в правильности работы следователей” Блинов и Стрельник поехали в Новосибирск “учится” как лучше перед Военной коллегией провести дела. Получивши там видимо значительный опыт и приехав в Красноярск, получили не отрадную картину т.е. большинство правых “разложились” т.е. стали отказываться от показаний подписанных ими и составленные следователями, тогда в УНКВД – начинается так называемый “ВОССТАНОВИТЕЛЬНЫЙ ПЕРИОД” из переферии вызывают сотрудников УГБ, Ясюка, кожевникова, Кузнецова из Абакана Станько и другие, которые вновь начинают “обрабатывать” этих правых, применяют обратно те-же действия и последним физически истощается – вынужденно подписывает протокол, после этого последняя обработка в той-же форме происходила и перед Военной Коллегией, но тут под диктовку правого заставляют собственно-ручно писать заявление в адрес Военной Коллегии, что он признает себя виновным и чтобы дать ему снисхождение и на суде с ним долго не разговаривают. Спрашивают “признаете себя виновным” – он отвечает – нет – и пытается сообщить Военной Коллегии, что он вынужденно дал показание, на это суд не обращает внимание, а руководствуется наличием документов в деле и приговаривает к ВМР.

Таким образом вследствии такой системы следствия – по следователям УНКВД – почти 1/3 всей партийной краевой организации в большинстве этой сволочью правыми были оклеветаны и осуждены, а следователь подпав под влияние правых, вместо проверки принимали их за чистую монету, арестовали безвинных коммунистов (Тараканов, Никитин, Лившиц, Дружинин, Вараксин, Вишняков, Рябцев и т.д.)

Спрашивается, почему секретарь партколлектива НКВД – КК Поляков и члены парткома УНКВД – КК знали, и никто из них об этом не поставил на партколлективе и перед нчальством. Не предвращали потому, что сами замешаны в этом деле – Поляков – так-же расправлялся с военными комиссар авиабригады Рязанов. Агитация его на 2 краевой партконференции ВКП (б) – не голосовать за секретаря Каратузского РК ВКП(б) – Фомичева, т.к. он правый.

Лапитский применял физическое воздействие над арестованными студентами и работниками ЛТИ.

Вследствии такой обстановки и рядовой состав УГБ – совершал преступления беря пример с командования УНКВД и партколлектива;

в) Анологичные следдела были “оформлены” по шпионско-диверсионным организациям Абакан, Канск, Минусинск, Ачинск.

О всем вышеизложенном я в достаточной степени описал подробно в своем письме адресованном на имя секретаря ВКП (б) – тов.Сталина, Наркома внутренних дел тов. Берия, Главному военному прокурору РККА, Военному прокурору Военюристу III ранга УНКВД КК тов. ОСТАПОВИЧУ, для принятия надлежащих мер, констатируя в самом подробном виде все известные мне факты.

Я сообщаю это Вам со всей ответственностью заявляю, что все то что я описал выше, это есть действительная правда, известная всему руководству, однако никто из них не придпринимал меры, своим заявлением я совершенно не хочу опорачивать работу органов НКВД, сделано было мною но такие гнусные факты были и до сего времени не исправляют и ответственность возложили на стрелочников.

Мне известны факты об извращениях сельхозустава и в вопросах севооборотов, но считаю, что УНКВД, имея в этом вопросе, хотя бы с моей стороны большую сигнализацию мер никаких не предприняло.

ГРИГОРЬЕВ.
17. VI.-39 г.

КЦХИДНИ ф. 55, оп. 5, д. 27


На главную страницу