Выписка из заявления гр.Агишевой

Выписка из заявления гр.Агишевой

От 16 октября с/г на имя прокурора дивизии т.Варского я конкретизировала еще раз о вопиющих фактах из служебной деятельности вр.Ивановского. В этом заявлении также осветила, насколько это было мне доступно знать, о деятельности троцкиста Райвечер и продолжателем которого является комиссар Покатилов. Смелость судить так о Покатилове дает бесконечное количество фактов из личной жизни и деятельности Покатилова. Конкретно: Покатилов всячески защищал тех работников госпиталя, которых устраивал и расставлял на работу в госпитале помощник Сырнева врач Райвечер, например шофер Петр Маковский и его жена сестра-хозяйка Людмила Маковская. Эти последние благодаря своей личной нечистоплотной совести были орудием в руках Райвечера и Покатилова в достижении своих личных целей вредительства.

Шофер Маковский за время своей работы неоднократно систематически ломал машину санитарную и грузовую, выводил их из строя, портил, делал аварии с машинами и на этих авариях подрабатывал, т.к. брался сам за ремонт этих испорченных машин. Имел свою ставку шофера высшего разряда и, создавая искусственные поломки, подрабатывал на авариях.

Об этих возмутительных случаях неоднократно писалось в стенгазете госпиталя. Казалось бы ясно, что надо создать специальную техническую комиссию по разбору всех подозрительных аварий и поломок грузовой и санитарной машин, чтобы найти причины и виновников этой порчи машин, однако никто из администрации не занялся этим вопросом вплотную, а комиссар Покатилов, который как политорган должен бы первым взяться за это дело, никаких мер даже не принял, виновных не искал, а средства государственные выбрасывал на ремонт машин Маковскому столько, сколько ему хотелось. Не знать об этом также не могли и начальник Сырнев и начхоз Романов.

Покатилов докатился до того, что отдал распоряжение Маковскому и Яседкину возить картофель на санитарной машине из подсобного хозяйства госпиталя за 12 километров от города, нагружая ее до потолка, что приводило санитарную машину в негодность, загрязняло ее. А разве назначение санитарных машин таково?

Благодаря этому вредительскому использованию санитарной машины неоднократно перед дежурными врачами стоял вопрос, а каким образом поступить, когда откуда либо звонят по телефону в госпиталь и просят прислать санитарную машину за больным, снятым с поезда, или из городка или из части гарнизона в городе. И такой вопрос должен был врач решать один, посылая не санитарную машину, которая больше была в ремонте, чем в работе, а лошадь, и Покатилов обо всем этом хорошо знал, но мер никаких не принимал.

Расценивать эти факты нужно, конечно, как вредительские. Спрашивается, кто должен будет отвечать за это вредительство и каково положение больного, который ждет где либо неотложную медпомощь и каково положение врача, который не имеет в своем распоряжении средств доставить эту неотложную помощь. Таким образом, создавался вред для больного, ложилась серьезная ответственность на врача. Ломалась машина, растранжиривались государственные средства на ремонт и все это под покровительством Покатилова.

Кроме этого сестра-хозяйка Ф.Т.О. Маковская тащила самым наглым образом продукты питания домой. Неслучайно также и то, что за время работы неоднократно отмечалась случаи попадания в пищу отдыхающим командирам: иголки, гвозди, стекла, монеты, волосы и щепки. Об этих случаях Покатилов знал, однако также никаких мер не принял, виновных не выявлял, чем злодеи пользовались и делали свои гнусные дела под прикрытием Покатилова.

Не исключена также возможность, что Маковская, имея постоянную переписку со своим отцом, живущим на Дальнем Востоке, имеющим, по словам Маковской, обширные знакомства с китайцами и корейцами, не использовала эту переписку со шпионскими целями. Т.к. Маковская имела возможность знать весь личный командный состав, проходивший через Ф.Т.О., а Маковская человек очень хитрый, выпытывала все. Живя с Маковской рядом через стену, я была невольной свидетельницей ее безобразного отношения к государственной собственности госпиталя. Я неоднократно говорила Покатилову об этом, но Покатилов каждый раз мне говорил: «Это не Ваше дело, т.Агишева». После чего я обращалась в стенгазету, но и здесь мои наметки не увидели свет, об участи их мне ничего не известно. Однако мне понятно стало, что у Покатилова помощи я не найду и стала все яснее вырисовываться личность самого Покатилова, как укрывателя, к которому я стала приглядываться все пристальней и зорче.

Наконец была свидетелем его очередного подхалимского поступка, когда перед праздником 1-го мая 37 г. Покатилов в присутствии больных, рабочего Хоменко и меня в вестибюле госпиталя взял в руки портрет Тухачевского и целовал его при всех нас, а потом повесил его на лестнице перед входом в клуб.

Больше чем год тому назад я говорила Покатилову как политработнику, что до меня дошли слухи, что у Айзенберга есть что-то в прошлом. Казалось бы, что по долгу своей службы Покатилов должен был проверить мои слова, т.к. я говорила не ради слов, а ради дела, но он этого не понял и Айзенберг еще целый год работал в лаборатории. Такое отношение преступно, когда, несмотря на то, что люди сигнализируют, подсказывают, ответственный политический руководитель части комиссар Покатилов необходимой бдительности не проявляет. Какой же толк в таком работнике, который не болеет душой за порученное ему дело, который на все неполадки смотрит поверхностно, не анализирует людей и фактов.

Покатилов узкоэгоистическая личность, очень занят своим личным благополучием, страшно лживый человек, не авторитетный в госпитале работник, скрывший свое происхождение – сын дьякона, по должностной лестнице неудержимо спускается вниз. Своим последним выступлением на предвыборном собрании в Верховный Совет выставил и защищал кандидатуру кочегара Шишкова и это не случайно, которого общее собрание отклонило единогласно, зная Шишкова с плохой стороны, имеющего в своем недалеком прошлом темные дела в период коллективизации и не известно в силу каких причин оказавшегося под защитой Покатилова, что не совместимо для члена партии, не утратившего политическую бдительность. Как нужно расценивать эти факты, органы НКВД знают и очевидно дадут по заслугам.

Жена Покатилова – дочь крупных богачей, которых разогнали во время гражданской войны, после чего она воспитывалась в одной очень богатой семье, где ее выдали замуж. Об участи ее первого мужа мне ничего не известно. Покатилов является ее вторым мужем. Брат Покатилова в настоящее время арестован.

Все изложенное мной являете одной очень небольшой частью того, чем Покатилов проявил себя насколько это мне доступно и известно, а сколько еще есть в его деятельности не выявленного. Этим должны заняться органы НКВД, всесторонне анализируя его деятельность в рядах Красной Армии.
Прошу настоящий материал присоединить к материалам ранее мной поданным по делу врача Агишева.

14.X.37 г. Агишева

Дополнительно о шофере госпиталя Маковском.

Маковский имеет два имени – Петр и Роберт, по происхождению поляк. Отец Маковского очевидно кулак, т.к. один из братьев Маковского сослан куда – мне неизвестно, но якобы за кулачество. Маковский был выдвинут Покатиловым в председатели местного комитета госпиталя. Маковский заставлял поваров поджаривать себе на завтрак и обед котлеты из госпитальных продуктов. На кухне в это время отмечались частые случаи хищения продуктов. Когда Ф.Т.О. было закрыто на ремонт весной 1936 г. и жена Маковского как сестра-хозяйка осталась не у дел, то Маковский законтрактовался в какой-то местной северной организации и выехал в Подкаменную Тунгуску начальником радиостанции.

Маковский за деньги подготавливал у себя на дому одного гражданина на звание шофера, которого нигде не принимали на курсы из-за кулацкого происхождения и которого Маковский пытался втереть на работу шофером в госпиталь.

В общем, вся деятельность Маковского была подозрительной, почему я и обратилась за содействием в разоблачении Маковских к Покатилову, но все мои попытки вывести на свет их проделки оказались тщетны. Вскоре, однако, и сам Покатилов стал вызывать во мне серьезные подозрения, которые не замедлили подтвердиться всей его последующей деятельностью на разложение госпиталя.

Агишева


На главную страницу