ДОКЛАД КОМАНДИРА 31-й ОТДЕЛЬНОЙ СТРЕЛКОВОЙ БРИГАДЫ ВОЙСК ОБОРОНЫ ЖЕЛЕЗНЫХ ДОРОГ П.АНАНЬЕВА НАЧАЛЬНИКУ ВОЙСК ОБОРОНЫ ЖЕЛЕЗНЫХ ДОРОГ 5-й АРМИИ

ДОКЛАД КОМАНДИРА 31-й ОТДЕЛЬНОЙ СТРЕЛКОВОЙ БРИГАДЫ ВОЙСК ОБОРОНЫ ЖЕЛЕЗНЫХ ДОРОГ П.АНАНЬЕВА НАЧАЛЬНИКУ ВОЙСК ОБОРОНЫ ЖЕЛЕЗНЫХ ДОРОГ 5-й АРМИИ

г.Ачинск 20 ноября 1920 г.

Сведения о противнике, его силах и целях.

Население села Б[ольшой] Сереж на почве продразверстки организовало убийство продовольственных агентов и одного из них — тов.Горского — убили. Это послужило сигналом к общему восстанию Б[ольшого] и М [алого] Сережа, созваны были крестьяне окружающих деревень: Ярлыково, Доброе и др. Пришел отряд бандитов из села Подсосенское. Восстание на почве разверстки при помощи агитации левых эсеров приняло окраску политической тенденции — на собрании был выкинут лозунг: «За Учредительное собрание и батюшку царя». Сорганизовано было до 100 человек конных и 300-400 пеших; пешие были разбиты на взводы и роты. Была объявлена своего рода диктатура — кто не за нас, тот против нас, — и не желавших брать оружие в руки заставляли это делать силой. Начальники-руководители были из левых эсеров1. Таким путем число бандитов достигло до 300 человек, вооруженных винтовками; остальные 300-400 человек были привлечены как рабочая сила по устройству окопов и расчистке [сектора] обстрела от березняка на юго-западной стороне окраины дер[евни]. На время боя, в случае неуспеха, эти люди обязаны были вооружиться топорами, вилами, ломами, причем из этих же людей пополняли убыль вооруженного отряда бандитов. Цель повстанцев — не допустить проведения разверстки, захватить село Назаровское, не пропустить по жел[езной] дор[оге] мобилизованных унтер-офицеров, следовавших по призыву из Минусинского уезда, и, отрезав юг, поднять восстание во всем уезде против существующей власти и коммунистов.

Обстановка.

Села Б[ольшой] и М[алый] Сереж стоят на нагорном берегу р.Чулым при впадении в нее р.Сереж, которая отделяет Б[ольшой] Сереж от Малого. Первое село состоит из трехсот дворов, второе — из двухсот. Села Б[ольшой] и М[алый] Сереже запада и юга окружены молодым березняком вышиною около 4-х аршин и порослью, которая местами подходит к самой дер[евне]. С востока к селу подходит возвышенность, с севера — река Чулым и открытая местность. Версты за две от дер[евни], за Чулымом начинается тайга. Вся деревня окружена окопами; с запада, где идет проселочная дорога от Назарова, окопы возведены в два ряда. Окопы с колена, на 4, 8 и 12 человек; есть одиночные; между окопами промежутки в 20-30 шагов и тянутся на протяжении 2-3 верст; устроены с таким расчетом, чтобы можно было обстреливать все мертвые пространства и важные подступы перекрестным огнем. С юго-западной стороны березняк и поросль срублены для увеличения площади обстрела и уничтожения подступа к окопам. Колокольня местного храма была приспособлена для наблюдения и стрельбы с нее, для чего низ амбразур (окон) заложен был чугунными плитами.

Первоначальные мероприятия к ликвидации восстания.

К вечеру 2 ноября было получено известие о начавшемся восстании в с.Б[ольшой] Сереж, и того же 2 ноября в 14 часов московского [времени] экстренно был брошен на подавление восстания отряд местного Ачинского гарнизона в числе 120 человек под командой Ачинского увоенрука тов.Сиксне. В резерве 31-й бригады была шко¬ла младшего комсостава 35-й бригады, но она в это время производила облавы [в] дер.Айдашки.

Наступление 3 ноября с целью разведывания сил противника.

3 ноября, по прибытии на место, после произведенной военруком разведки с тремя конными, он повел наступление на село Б[ольшой] Сереж с 60 стрелками; с юго-западной стороны и левее был брошен отряд коммунистов и войск ВНУС в количестве 60 штыков. При появлении наступающей цепи военрука Сиксне на опушке березняка и расположившейся на бугорке в расстоянии 300-400 шагов от окопов противника последний встретил [ее] сильным оружейным огнем, и цепь принуждена была отойти за бугор. Вторая группа в 60 человек под командой комиссара 374-го батальона тов.Чугунова [Я.С.] продолжала наступление и почти подошла вплотную к неприятельским окопам, но в это время от высланных на фланги дозоров было донесено военруку Сиксне, что бандиты выслали в обход 30 человек пехоты против правого фланга и лесом заходят в тыл. На обоз, следовавший за отрядом, сделали налет 20 конных бандитов, и последний отступил вместе с прикрытием. Эти сведения молнией передались по цепи, и цепь бросилась бежать.

Из доклада военрука видно, что им угрожала опасность справа и слева и удар кавалерии с тыла, и он этим объясняет свой отход в исходное положение, и что благодаря его удачному маневрированию отряд в этом бою не понес никаких потерь.

После неудачного наступления отряд был отведен в село Назаровское на ночлег.

Второе наступление и штыковой бой 4 ноября.

3 ноября вечером в село Назарове прибыл дополнительный отряд в 70 штыков при одном пулемете Кольта, состоящий из красноармейцев и коммунистов города Ачинска. По прибытии этого отряда число штыков у тов.Сиксне достигло до 190 человек при одном пулемете. С этими силами военрук Сиксне решил наступать с двух сторон — с запада и северо-запада, чтобы не дать белой банде уйти в тайгу. И с этой целью 4 ноября тов.Сиксне было приказано помкомбату-374 тов.Шуплякову руководить северной группой, выставив заставу с пулеметом на левом фланге для обеспечения пресечения пути отступления противника в тайгу. Восточной группой в 60 человек принял руководство сам тов.Сиксне. Коммунистам (60 человек) приказано было выставить заставу у кожевенного завода (см. кроки) и не пропускать белых в северо-восточном направлении, держать связь с северной и западной группами. Северная группа приняла боевой порядок и повела наступление, но неэнергично. Пулемет поддержки своим огнем не оказал за порчей, и северная группа отступила к исходному положению, потеряв убитыми и ранеными 10 человек.

Лобовая атака.

В 13 часов местного [времени], объединив все группы в одно целое, была произведена лобовая атака с юго-западной стороны села. Быстрым решительным натиском, невзирая на убийственный огонь, цепь достигла окопов, выбила противника штыковым ударом из окопов и заняла часть села. Тут левый фланг цепи перемешался с противником; однообразие одежды коммунистов с противником вызвало замешательство с обеих сторон, и противник и красноармейцы кололи и стреляли, неуверенные, кого они бьют — своих или противника. Дальнейшему продвижению наших, выбитию из села и преследованию врага мешали высокие плетеные заплоты между дворами. Кроме того, левый фланг со стороны хлебного магазина и с тыла прорвал неприятельский разъезд силою в 20 сабель и проскочил в село, занятое правым флангом цепи. Ворвавшуюся цепь расстреливали из окон, с крыш домов, забрасывали бомбами (ручными гранатами). Прорыв конницы противника, усилив замешательство наших, задержал наступление левого фланга и ободрил дух повстанцев.

Потери в бою 4 ноября.

После 20-30-минутного штыкового боя за обладание селом, не имея поддержки, наш сводный отряд отступил, потеряв убитыми 23 человека и ранеными 20 человек. Всего потери за эти два наступления — 53 человека убитыми и ранеными.

Причины неудачи штыковой атаки 4 ноября.

Во время этого боя ярко обрисовалась несплоченность частей, отсутствие единства действий и дисциплины. Комсостав оказался не на высоте, не умея руководить штыковой атакой и вести бой по правилам тактики, бой за местные укрепленные пункты и уличный бой; не удержали в руках людей, что и послужило причиной провала начавшегося было успеха. Попытка со стороны тов.Сиксне выравнивать левый фланг и заставить его продвигаться не увенчалась успехом вследствие перемешивания с повстанцами.

Наш ачинский отряд продолжал нести потери, левый фланг подвергся охвату противника, конный разъезд противника заехал с тылу и открыл стрельбу по нашему боевому порядку, правый фланг далеко зарвался в село.

Чтобы не дать уничтожить левый фланг и отрезать часть отряда, зарвавшегося* в село, тов.Сиксне приказал отступать на опушку березняка.

Вследствие недисциплинированности и отсутствия спайки людей цепь нельзя было задержать на указанной позиции. Красноармейцы кричат друг другу: «Цепь, стой!» — повторяя команду тов.Сиксне, а сами бегут от противника, отстреливаясь на ходу.

Бой продолжался более 3 часов. Потерпев поражение, отряд тов.Сиксне под давлением противника оставил село и остановился в 3[-х] верстах.

Отряд [подкрепления], высланный из Ачинска, в составе школы младшего комсостава — 216 штыков при трех пулеметах и 2[-х] авторужьях, резервной роты 119-го батальона — 95 штыков при одном пулемете и 3[-х] авторужьях и резервной роты 118-го батальона — 70 штыков при 3[-х] авторужьях под командой комбата 119-го батальона тов.Акулова. [Отряд был] выслан из Ачинска с заданием произвести глубокую разведку.

Совместные действия отряда Акулова с ачинским отрядом.

В 16 часов 4 [ноября] отряд тов. Акулова по дороге из Назарово в Сереж, не доходя 3[-х] верст до Сережа, столкнулся с отрядом Сиксне. Узнав от тов.Сиксне о происшедшем, задание, данное Акулову бригадой, само отпало. На основании имеющихся сведений о противнике и о местности тов.Акуловым совместно с Сиксне был выработан план общего наступления: была сформирована сводная рота, состоящая из 95 штыков 119-го батальона, 70 штыков 118-го батальона и остатков отряда тов.Сиксне при 2[-х] пулеметах и 3[-х] авторужьях под командой помкомроты 118-го батальона тов.Вахрушева. В задачу роты входило под прикрытием березняка, не доходящего до окопов шагов 50-60, подойти к противнику на возможно близкое расстояние и стремительным ударом опрокинуть его.

По левую сторону дороги должны были следовать 45 штыков школы младшего комсостава при 3[-х] пулеметах под командой комвзвода Трофимова, в задачу которого входило выйти на опушку леса перед деревней (березняк кончался, не доходя до окопов местами шагов 300-400, и переходил [в] открытую площадку) и отвлечь внимание противника на себя, завязав перестрелку, давая этим возможность сводной роте как можно ближе подойти к противнику незамеченной.

В обеспечение правого фланга правой группе было придано отделение школы младшего комсостава под командой командира отделения; из оставшихся людей школы были выставлены заставы на более важных дорогах, а остальные люди — 80 штыков при 4 пулеметах под командой начальника школы Барышникова — составляли резерв. Для связи сводной роте и взводу тов.Трофимова были приданы конные партизаны села Назаровского; связь между ротой и взводами была пешая, а с резервом — та и другая. Части все были подчинены комбату 119-го батальона тов.Акулову, который должен был руководить операцией.

Движение началось со сводной роты. Резерв двигался в версте от отряда. С места движение началось правильно, но в лесу все изменилось, видимо, не было опытных командиров: потеряли связь, левая группа запоздала, а правая, не дожидаясь подхода левой, вступила в бой.

Как только завязался бой, начальник школы завел резерв в березняк, положил его и на вызов заместителя Акулова — командира 1-й роты тов.Шанина — не являлся. [Последовал] сильный ружейный огонь, обход противником правого фланга, громкие команды в окопах противника: «Первый взвод — направо, второй — налево, в атаку вперед! Ура!» «Ура» подхватили все сидящие в окопах, не выходя из них и ведя огонь по наступающим.

Все вышеперечисленное мгновенно внесло расстройство в наступающие ряды, шум, панику; части не выдержали и побежали.

С трудом, под угрозой расстрела удалось заставить прекратить бегство и отступать шагом. Все усилия остановить [отступавших] не увенчались успехом, так как из всего комсостава заместитель Акулова тов.Шанин встретил отходящих с цепями только комвзвода и помкомвзвода.

В тот момент, когда на правом фланге послышался шум, тов.Шанин получил записку от Акулова следующего содержания: «Меня срочно вызывает в Назарово к аппарату комбриг, Вы оставайтесь за меня. Приказываю Вам до наступления темноты взять деревню. Если же не удастся, то отойти до поскотины и держаться во что бы то ни стало до утра, донеся мне; на подмогу будет выслан резерв 114-го батальона и орудие».

Привести в порядок и успокоить людей тов.Шанин хотел на перекрестке дорог, но школа стала требовать отправить отряд в Назаровское.

После третьего неудачного наступления сводный отряд был отведен от места боя за 18 верст в село Назаровское на ночлег.

4 ноября из Ново-Николаевска прибыл 114-й батальон и в 20 часов московского времени был отправлен к месту восстания по жел[езной] дор[оге] на станцию Ададым.

Бой 5 ноября. Наши силы к 5 ноября и поставленная комбригом-31 отряду задача.

С прибытием 114-го батальона сводный отряд имел: 114-го батальона 3 роты (430 штыков) при 2[-х] пулеметах, 8[-ми] авторужьях Шоша и при 20[-ти] конных; школы [комсостава] 208 штыков при 3[-х] пулеметах, 2[-х] авторужьях и при 5[-ти] конных; 118-го батальона 95 штыков с 2[-мя] пулеметами и 3[-мя] авторужьями; 119-го батальона 35 штыков с одним пулеметом и с 3[-мя] авторужьями; ачинский отряд — 80 человек при одном пулемете и 2[-х] авторужьях; снятое с бронепоезда, посланного на ст.Ададым для защиты полотна жел[езной] дор[оги] и с.Назаровское, одно 3-хдюймовое орудие при 150 снарядах.

Всего — 848 штыков, одно орудие, 10 пулеметов, 18 авторужей и 25 конных.

Задача.

Сводному отряду мною было приказано... окружить и уничтожить противника. По карте (8 верст в дюйме) был указан комбату-114 план действий, полного окружения дер.Большой и Малый Сереж, с приказанием начальнику отряда тов.Акулову, что если обстановка не изменится, привести его полностью [в исполнение]; в противном случае — действовать в зависимости от обстановки. Было приказано с западной стороны [с.] Б[ольшой] Сереж вести демонстративное наступление ачинским отрядом при 2[-х] пулеметах; одну роту держать в резерве на случай перехода противника противдемонстрирующей части в контратаку; две роты послать в глубокий скрытный обход с юга и востока Б[ольшого] и М[алого] Сережа; школе вести наступление с реки Чулым. Демонстрацию начать не ранее, как роты совершат заданный марш, займут исходное положение для принятия боевого порядка против указанных им начальником сводного отряда тов.Акуловым пункта атаки и, отвлекши внимание противника демонстративным наступлением с сильной стрельбой (ачинского отряда), обходные группы без стрельбы начинают быстрое наступление, каждая к пункту атаки, и штыковым ударом [должны] уничтожить врага. Орудию поставлена была задача во время демонстрации огнем по селу заставить противника искать убежища от поражения тех из повстанцев, кто намеревался стрелять с крыш домов, из-за угла и окон домов. В случае прорыва противника за М[алый] Сереж к востоку преградить ему путь отступления заградительным огнем.

Исполнение.

В 5 часов 5 ноября 1920 года 114-й батальон прибыл на станцию Ададым, где было снято с бронепоезда одно 3-хдюймовое орудие.

Начатие боя.

В 8 1/2 [часов] в с.Назаровском тов.Акулов почему-то передал командование сводным отрядом комбату-114 тов.Рыбкину, и последний походным порядком в 9 1/2 часов местного [времени] двинулся из Назаровского на село Сереж.

В 16 часов местного [времени] того же дня подошел к [с.] Б[ольшой] Сереж на 3 версты от последнего, и здесь весь отряд разбит был на 4 группы:

1-я группа — 2 и 3-я роты под общим командованием помкомбата 114-го батальона тов.Берестова с задачей охватить правый фланг противника и отрезать ему путь отступления через Малый Сереж;

2-я группа — школа 35-й бригады и отряда ачинского военрука под командой начальника школы тов.Барышникова; этой группе поставлена была задача охватить левый фланг противника и лишить его возможности ускользнуть в тайгу;

3-я группа — 1 рота 114-го батальона, ей дана задача войти в огневую связь с противником и тем самым отвлечь внимание противника от флангов;

4-я группа — резерв 118 и 119-го батальонов, 130 штыков, составляла резервную роту в 1,5-2 верстах от окопов противника.

Из него было выделено прикрытие к орудию, поставлен[ному] в 3[-х] верстах от села.

В 16 1/2 часов 5 ноября в сильный снежный буран при 20 градусах мороза было приступлено к выполнению боевой задачи, причем была допущена ошибка: вместе с начатием обхода (но это не был обход, а, вернее, был охват) 3-я группа (1 рота 114-го б[атальо]на) завязала с противником перестрелку, не оправдываемую ничем, так как от противника была в расстоянии 2[-х] верст, и, не выждав достаточного времени, перешла к демонстративному наступлению, и приказано артиллерии было открыть огонь по деревне.

В незнакомой и неудобной местности (болото и густая поросль), [в условиях] снежного бурана правофланговая группа задачу свою не смогла выполнить и охватила только правый фланг позиции, т.е. окопы противника. Когда только фронтальная (3[-я] группа — 1[-я] рота 114-[го батальона]) и 1/2 второй группы (2[-я] рота 114-[го батальона]) заняли село Б[ольшой] Сереж в 18 часов 5 ноября, тогда только 3[-я] рота (второй группы) стала иметь возможность обойти М[алый] Сереж, чем отрезала дорогу бежавшим бандитам на дер.Ярлыково, сочувствовавшую и помогавшую повстанцам сел Б[ольшой] и М[алый] Сереж.

Вторая левофланговая группа (школа [комсостава] и ачинский отряд под командой тов.Барышникова) своей задачи совершенно не выполнила и обошла правый фланг противника только тогда, когда Б[ольшой] и М[алый] Сереж были совершенно очищены от бандитов и повстанцев.

Демонстрирующая часть, перешедшая в наступление, встречена была сильным ружейным огнем противника, и она главным образом пострадала. Упорство противника было сломлено, но отдельные защитники окопов не хотели сдаваться и стреляли в упор, многие из крестьян бросались с топорами и вилами, и их прикалывали на месте.

Наши потери.

Потери в этом бою с нашей стороны — 4 убитыми и 8 ранеными. Малые потери с нашей стороны объясняются беспорядочным огнем противника, сильным снежным бураном и растерянностью противника, заметившего обход. Всего за четыре наступления потери выразились в 32 убитых и 52 раненых.

Потери противника и трофеи.

Противник в бою 5 ноября потерял убитыми более 100 человек, а всего за 3, 4 и 5 ноября убито 150 и взято в плен 104 человека, причем некоторые из взятых в плен были ранены. Трофеи выразились в одном возе патронов, до 40 штук берданок, 11 русских 3-хлин[ейных] и 6 японских винтовок. Захвачен деревянный пулемет, сделанный повстанцами и дающий полную иллюзию пулеметной стрельбы.

Расход боевых припасов.

Громадный расход патронов в бою 5 ноября (так, 114-м бат[альоном] было выпущено 58 тысяч патронов, 118 и 119-й батальоны в бою 4 ноября [израсходовали] 15 тысяч, школа [комсостава], несмотря на мое напоминание учесть расход патронов, не учла и сведения не доставила) является ярким показателем отсутствия дисциплины огня, необученности войск и ложного взгляда комсостава и красноармейцев, что сильной, хотя и беспорядочной стрельбой можно запугать противника. Комсостав заставляет пулеметы открывать огонь по одиночным людям или по зданиям, не будучи уверенным, что там есть противник, и большой массой. Забывается военная аксиома, что пулемет есть оружие ближнего действия и по целям большим. В данном же бою они сыграли роль трещоток. Кстати, большинство пулеметов, вследствие слабой подготовки пулеметчиков и отсутствия хорошего качества глицерина, отка¬зались работать. С задержками пулемета, устраняемыми с грехом пополам в мирной обстановке, в бою пулеметчики совершенно не справляются. Орудие дало 31 выстрел — 7 гранат и 24 шрапнели. Разрушено 3 дома. Орудие если и не выполнило той задачи, какая ему поставлена была, — огнем своим преградить путь отступления противника, — то это получилось вследствие снежного бурана и отсутствия хорошего наблюдательного пункта. Во всяком случае, моральное воздействие оказало на обе стороны громадное, наведя панику на противника и поднимая дух наших наступающих войск.

Наблюдение.

Из хода операции видно, что наблюдение за полем боя и противником было слабое. Этот вид дополнения к боевому порядку как непременный составной элемент, ведущий к успеху всякого боя, почти отсутствовал.

Связь.

С первой и второй обходящими группами была установлена связь от резерва при помощи полевых телефонов 114-го батальона; телефонисты, по заявлению комбата-114 тов.Рыбкина, были на высоте своего положения и следовали в бой с наступающими частями самоотверженно, но желаемых результатов телефонная связь не дала по причине испорченности аппаратов, изношенности кабеля и плохой погоды. Связь с селом Назарово у сводного отряда не была достаточно налажена, хотя имелось 25 человек конных. В крайнем случае, можно было наладить при помощи мобилизованных крестьянских подвод. Вследствие этого 31-я бригада получала донесения по телеграфу редко и запоздалые, и руководящие указания от меня не достигали цели.

Охранение.

Дозоры в обеспечение флангов боевого порядка высылались, но на близкое расстояние, сливаясь почти с цепью, а 4 ноября не были высланы вовсе, чем и объясняется обход противником нашего левого фланга.

Перевязочный пункт.

Для оказания первоначальной помощи раненым и доставления их в тыл был организован перевязочный пункт, который был расположен в 3[-х] верстах от дер.Сереж на опушке леса, при дороге по пути к Назаровскому. Первоначальную помощь оказывал врид врача 114-го батальона.

Преследование бежавшего противника.

По получении донесения о взятии Б[ольшого] и М[алого] Сережа сводным отрядом 31-й бригады мною было приказано отряду следовать по пятам противника и, окружив в Подсосенском, уничтожить его. Во исполнение этой задачи тов.Акуло¬вым был послан отряд из двух рот 114-го батальона, причем одна следовала на Подсосенское по дороге через Сосновское и Селедково, другая — через Добрую и Тайлон. Одна рота послана была занять дер.Ярлыково.

В ночь с 5 на 6 ноября в 20 часов московского [времени] начальнику войск было передано сведение, полученное им от комбрига-68 ВНУС, что повстанцы и бандиты силою до 800 человек от Балахтона, что в 25 верстах от ст.Козульки, двигаясь к последней, остановились в 5[-ти] верстах от Козульки. На чем основаны были эти сведения, до сих пор не выяснено, но был получен приказ немедленно передать ликвидацию восстания в восставших волостях комбату 114-го батальона, а школу под командой тов.Акулова отправить кратчайшим путем от Сережа к Козульке. Тов.Акулов, получив распоряжение идти кратчайшим путем от Сережа к ст.Козульки, во главе со школой днем 6 [ноября] не отправился по указанному пути, а пошел на ст.Ададым походным порядком и, придя к вечеру 6-го на ст.Ададым, по телеграфу доложил мне, что дороги прямой нет, а есть дорога с большим огибом от Сережа на Ярлыково, Добрая, Красноярское, Глушково и т.д., и просил позволения отправиться по жел[езной] дор[оге]. Мною было доложено находящемуся на ст[анции] начальнику войск тов.Григорьеву, который разрешил школе отправиться по жел[езной] дор[оге].

По достижении школой ст.Черная Речка начвойск приказал задержать школу до распоряжения.

Резерв 118 и 119-го батальонов, прибывший вместе со школой на Ачинск-1, был задержан для охраны целости железнодорожных сооружений ст.Ачинск и в обеспечение города от нападения бандитов.

В 14 часов 6 ноября было приказано начальником войск тов.Григорьевым 114-му батальону передать преследование банд ачинскому отряду во главе с Сиксне, а 114-му батальону следовать на ст.Ачинск-1.

Это приказание, переданное мною через Назаровское, дошло комбату-114 в то время, когда уже роты 114-го батальона были на пути к Подсосенскому, и получили его по занятии села Подсосенского одной ротой без боя, так как противник, по приближении роты, боя не принял, а отступил на Балахтон.

Срыв Сережской операции, благодаря ложным сведениям комбрига-68, дал возможность бандитам безнаказанно ускользнуть через ст.Козулька в Бирилюсинский район, откуда бандиты намеревались прорваться в Енисейский уезд, в район озер и соединиться с оперирующими там бандами. Но, наткнувшись на отряды Машковцева2, [банда] вернулась обратно, напала на Балахтон с целью освобождения 150 арестованных повстанцев, где, потерпев поражение, ушла в Минусинский уезд и в настоящее время, преследуемая отрядом ВОХР [под командой] тов.Чугунова, почти вся разбита.

Заключение.

Стремление тов.Акулова закончить операции как можно скорее, до наступления темноты, и невыполнение им поставленной мною задачи дали возможность части бандитов ускользнуть безнаказанно в село Подсосенское, и хотя восстание было пресечено, но часть главарей восстания и бандитов, предводительствуемых последними, перейдя в Подсосенскую волость, делала попытки поднять там восстание.

Крестьяне, имея в виду урок, данный повстанцам [сел] Б[ольшой] и М[алый] Сереж, отказались действовать заодно с бандитами и не примкнули к ним, а наоборот, часть их — из соседних деревень — разбежалась по домам.

В боях этих 3-5 ноября, как в зеркале, отразились все недочеты наших частей как боевой силы: необученность, недисциплинированность, отсутствие спайки и нормального взаимоотношения между начальниками и красноармейцами, неуверенность первых в боеспособности своих подчиненных и абсолютное недоверие, как к опытным руководителям боя, красноармейцев к своим начальникам. Незнание самых элементарных правил ведения боя многими начальниками и неумение разобраться в обстановке вызывает многие жертвы и ведет к неуспеху. Во всем отряде из лиц комсостава не нашлось составить хотя сколько-нибудь приличные, правдоподобные кроки местности, где был бой. Командир 119-го батальона тов.Акулов представил кроки села Б[ольшой] Сереж и ближайшей окрестности, причем получилось у него так, что расстояние между двумя смежными селами Б[ольшой] и М[алый] Сереж больше, чем между [селами] Назарово и Б[ольшой] Сереж, отсто¬ящим в 20 верстах от Назарова, и тут же обозначена ст.Ададым и железная дорога. В донесениях и докладах у всех начальствующих лиц заметна черта выставить себя героем и деятельным военачальником, а на деле [все они] теряют голову при малейшей неудаче и поддаются общей панике. Все же среди красноармейских масс были такие, которые своей стойкостью, беззаветной храбростью и мужеством способствовали успеху боя, и о них я вхожу с ходатайством о предоставлении им боевой награды в пример прочим и в поощрение храбрости.

Сводный отряд 31-й бригады поражением, нанесенным повстанцам в селах Б[ольшой] и М[алый] Сереж, потушил начавшееся было восстание в 5[-ти] волостях, объявленных с 5 ноября на военном положении, и предупредил общее восстание всего Ачинского уезда.

<...>

Командир 31 отд. стр. бригады П.Ананьев

Военный комиссар Макаров

РГВА. Ф.982. Оп.3. Д.36. Лл.562-565. Машинописный подлинник.

________________________

1Информация не соответствует действительности. Никаких левых эсеров в составе сережских мятежников не было. По данным следствия, единственным человеком, ранее состоявшим в партии эсеров, был начальник штаба А.Т.Милицин.

224 октября 1920 г. приказом по 68-й стрелковой бригаде ВНУС Ф.Н.Машковцев был назначен начальником боевого участка по ликвидации повстанческих отрядов в районе с.Михайловское (см.: РГВА. Ф.17612. Оп.1. Д.2. Л.10).

*Так в тексте.

 

Публикуется по изданию "Сибирская Вандея. Документы в 2-х томах. 1919 -1920. Под редакцией академика А.Н. Яковлева. М., Международный фонд "Демократия", 2000, Том 1, С. 441 - 518." Составитель В.И.Шишкин


Оглавление  Предыдущая  Следующая

На главную страницу