Книга памяти жертв политических репрессий Республики Хакасия. Том 3


Две коробки компромата

Не однажды мне приходилось рассказывать на страницах газеты «Хакасия» о политических репрессиях в отношении видных представителей хакасской национальной интеллигенции. Например, о том, как в 1934 году в Новосибирске были осуждены 25 «буржуазных националистов» Хакасии. Им, проходившим по делу о «Союзе сибирских тюрок», в частности, были предъявлены такие обвинения, как «ставка на поднятие национальной культуры, внедрение родного языка и усиление коренизации государственного и хозяйственного аппарата». Их приговорили к лишению свободы на сроки от двух до восьми лет лагерей. А в июле 1938 года в Красноярске Военной коллегией Верховного суда СССР за участие в «контрреволюционной националистической организации» были осуждены более 30 руководителей областного и районного уровней. 24 из них (во главе с председателем Хакоблисполкома Михаилом Торосовым) были расстреляны. Черным выдался июль.

Но буквально через месяц Хакасское управление НКВД «раскрывает» новую, параллельную организацию, которая будто бы продолжает антисоветскую деятельность разгромленных «буржуазных националистов» (Архивно-следственное дело П-84-89 ГАРХ в 11 томах.).

Следователи объявили, что якобы руководит этой организацией председатель облисполкома Сергей Инкижеков, а в ее состав входит более 80 представителей хакасской интеллигенции, руководителей и даже рядовых колхозников.

Большинство из них были членами правящей большевистской партии. В августе – сентябре 1938 года арестовали 27 человек, в январе 1939-го – еще двоих. Но самого С. Инкижекова, избранного председателем облисполкома после М. Торосова, арестовать не смогли, поскольку он являлся депутатом Верховного Совета СССР. Однако с работы сняли.

1 апреля 1939 года начальник УНКВД вынес постановление о розыске и аресте еще 55 человек, причастных к этой националистической организации.

Часть представителей хакасской интеллигенции – напримeр, драматург Александр Топанов – вынуждена была покинуть Хакасию и жить в изгнании. Тем самым они избежали арестов. В годы Великой Отечественной войны многие из них на фронтах защищали Родину.

О качестве работы УНКВД красноречиво говорит тот факт, что в розыск были объявлены и ...осужденные. Например, Игнат Интутов, председатель Хакоблисполкома в 1932–1935 годы. В 1936 году он выехал в Москву на учебу в Плановую академию им. Молотова. А в 1937 году как «буржуазный националист» был осужден «тройкой» Московского УНКВД к восьми годам лишения свободы в исправительно-трудовом лагере. Объявили в розыск и Григория Мастракова, и Павла Боргоякова, осужденных еще 21 июля 1937 года Военной коллегией Верховного суда СССР к десяти годам лишения свободы.

В конечном итоге по этому сфабрикованному делу больше никого так и не арестовали. А через полтора года оно вообще было прекращено. Почему? К этому времени несколько смягчилась репрессивная политика Сталина. Завершался период Большого террора (1937–1938 гг.). Нарком внутренних дел Николай Ежов 25 ноября 1938 года был снят с должности, в начале 1939 г. – арестован, а в феврале 1940 г. – расстрелян как «враг народа».

Однако же до этого времени следственное дело усиленно фабриковалось. Оно составило 11 томов. (В основном это были допросы обвиняемых, показания 50
свидетелей, протоколы очных ставок между обвиняемыми и выписки из допросов ранее осужденных «буржуазных националистов».) Плюс две коробки компромата: учебники, книги, брошюры с текстом Конституции, доклады руководителей партии на хакасском языке, газеты «Хызыл аал» и «Советская Хакасия».

Вот краткие сведения о тех, кто проходил по делу «По обвинению Майнашева Сидора Николаевича и других». (Напомню, все обвинения сфальсифицированы.) Майнашев Сидор Николаевич, 1908 года рождения, ответственный редактор газеты «Хызыл аал», член ВКП(б) с 1931 по 1938 годы, окончил Коммунистический университет трудящихся Востока. Арестован 21 августа 1938 года. Обвинения: с декабря 1937 г. входил в состав «нового областного центра» контрреволюционной националистической организации, «умышленно извращал перевод с русского на хакасский язык доклад Сталина о проекте Конституции СССР, Положения о выборах в Верховный Совет СССР», протаскивал в газету контрреволюционный национализм, среди колхозников проводил националистическую агитацию».

Саражаков Николай Ильич, 1906 года рождения, ответпереводчик редакции газеты «Хызыл аал», член ВКП(б) с 1931 по 1938 годы.

Киштеев Семен Алексеевич, 1907 года рождения, заместитель редактора газеты «Хызыл аал», образование – 4 класса, член ВКП(6) с 1932 по 1938 годы. Н. Саражакову и С. Киштееву, арестованным в один день с С. Майнашевым, были предъявлены те же обвинения, что и ответственному редактору.

Добров Николай Васильевич, 1906 года рождения, начальник Хакасского облЛИТО, окончил один курс Коммунистического университета трудящихся Востока, член ВКП(б) с 1932 по 1939 годы. Арестован 16 августа 1938 года.

Еще в 1933 г. будто бы был завербован в «Союз сибирских тюрок». А затем по заданию уже областного центра контрреволюционной организации руководил националистической работой в области на литературном фронте. «Используя служебное положение, по заданию руководства организации разрешал к печати хакасскую литературу и переводы на хакасский язык с контрреволюционными извращениями исторических документов ВКП(б) и советского правительства».

Манаргин Алексей Константинович, 1912 года рождения, редактор ОГИЗа (областного государственного издательства), окончил совпартшколу, член ВЛКСМ с 1931 года. Арестован 6 сентября 1938 г. Обвинения: участник контрреволюционной националистической организации с мая 1937 года, «допускал в переводах с русского языка на хакасский контрреволюционные извращения, чтобы читатели не смогли разобраться в правильности решений ВКП(б). В 1935 году написал автобиографический рассказ «Саркаа» националистического характера, где восхваляет расстрелянных в 1938 году врагов народа. Допустил извращения в переводе доклада Молотова, Программы и Устава ВЛКСМ». Словом, по мнению следователей, тоже вел националистическую работу на литературном фронте.

Киштеев Петр Ильич, 1905 года рождения, директор областной колхозной школы, окончил Коммунистический университет трудящихся Востока, член ВКП(б) с 1929 по 1938 годы. Арестовали 16 августа 1938 года. Он якобы «в Москве среди студентов КУТВ, в Абакане среди курсантов школы проводил антисоветскую агитацию, готовил национальные кадры для вооруженного восстания и проведения подрывной работы в сельском хозяйстве».

Чезыбаев Иван Семенович, 1900 года рождения, заведующий Аскизским отделением райзаготкож, окончил Коммунистический университет трудящихся Востока, член ВКП(б) с 1932 по 1938 годы. Арестован в тот же день, что и П. Киштеев. Основанием для этого стали обвинения в том, что в Москве из  студентов КУТВ готовил националистические кадры, а потом уже в Аскизе по заданию председателя райисполкома А. Маганаковой-Интутовой и заврайфо И. Абдина (они были расстреляны в Красноярске 13 июля 1938 года) сеял среди колхозников недовольство руководством ВКП(б) «путем умышленного искажения налоговой политики».

Богашев Иван Семенович, 1901 года рождения, тарификатор краевой конторы «Заготскот», незаконченное среднее образование, член ВКП(б) с 1927 по 1935 годы.

Из партии исключен за сокрытие кулацкого происхождения. Дата ареста: 17 августа 1938 года. Обвинения: в 1935 году вовлечен в националистическую организацию М.Торосовым. Среди колхозников, приезжавших сдавать скот, проводил антисоветскую агитацию.

Угдыжеков Герасим Любович, 1908 года рождения, заведующий молочно-товарной фермой колхоза «Ленин чjбi», беспартийный. Арестован 10 августа 1938 года, обвинен как участник контрреволюционной националистической организации, среди колхозников проводил агитацию «о необходимости отделения Хакасии от СССР».

Угдыжеков Пета Владимирович, 1903 года рождения, малограмотный, беспартийный, работал в колхозе «Ленин чjбi». Арестован 13 сентября 1938 года, обвинен в том, что «в 1937 г. на квартире устраивал нелегальные сборища участников организации, на которых обсуждались вопросы о борьбе с советской властью».

Угдыжеков Тимока Федорович, 1917 года рождения, малограмотный, беспартийный, бригадир колхоза «Ленин чjбi». Арестован 13 сентября 1938 года. «Как участник организации проводил агитацию против колхозов, в которых заставляют работать день и ночь, как заключенных, но ничего не зарабатываешь... проводил вредительскую работу на срыв посевной и хлебоуборочной кампании».

Угдыжеков Маркел Васильевич, 1899 года рождения, малограмотный, беспар тийный, рядовой колхозник «Ленин чjбi». Арестован 11 сентября 1938 года.  «С сентября 1937 г. в националистической организации (...), распространял среди колхозников провокационные слухи о том, что советская власть весь урожай 1938 года вывезет из колхозов, а колхозникам выдадут деньги (...), умышленно спаивал колхозников, которые не выходили на работу по 2-3 дня, и этим довели хлеб до перестоя».

Сунчугашев Мартьян Семенович, 1911 года рождения, окончил 4 группы сельской школы, беспартийный, счетовод колхоза «Пipiккен кeс». Арестован 9 августа 1938 года как участник националистической организации.

Боргояков Михаил Федорович, 1907 года рождения, два года учился в совпартшколе, член ВКП(б) с 1932 по 1937 годы, исключен из партии за потерю классовой бдительности, счетовод колхоза «Хызыл чылтыс». Арестован 17 августа 1938 года. Ему «припомнили» все: «в 1935 году, будучи преподавателем Хакасской совпартшколы, проводил среди студентов антисоветскую агитацию; в  1937 году, работая председателем Хакасского радиокомитета, он передавал через микрофон произведения буржуазного националиста Кобякова; в 1938-м, будучи счетоводом колхоза «Хызыл чылтыс», проводил контрреволюционную работу против русских».

Таначаков Павел Николаевич, 1897 года рождения, беспартийный, плотник совхоза «Скотовод». Арестован 11 сентября 1938 года, поскольку открыто заявлял, «что надо заменять кадры руководящих постов, начиная с сельсоветов и кончая ЦК ВКП(б) и советским правительством».

Табастаев Павел Пудович, 1908 года рождения, окончил юридические курсы в Томске. Перед арестом работал учетчиком колхоза «Хызыл чылтыс», беспартийный. Арестован 11 сентября 1938 года. «С октября 1937 г. соучастник националистической организации... умышленно спаивал вином колхозников, в результате чего срывались хозяйственно-политические мероприятия. Будучи председателем колхоза им. Карла Маркса, проводил явный саботаж».

Субраков Андрей Николаевич, 1904 года рождения, окончил педагогические курсы, беспартийный, учитель Усть-Есинской школы. Арестован 17 августа 1938 года. Участник «Союза сибирских тюрок», он «преподавал уроки по запрещенным учебникам, составленным на хакасском языке разоблаченными «врагами народа» – Самриным, Кобяковым и другими».

Майнагашев Иван Васильевич, 1900 года рождения, окончил шестимесячные курсы педагогов, беспартийный, учитель Казановской школы. Арестован 13 сентября 1938 года. Ему предъявили те же обвинения, что и А. Субракову. При обыске, указывается в деле, были обнаружены: хрестоматия по литературе (Автор неизвестен, т.к. учитель вырвал листы, где указаны авторы. Наверху обложки одна буква «В» или «Г» на хакасском языке, похожая на фашистский знак»); «Упражнения по правописанию на хакасском языке для 3 класса» (автор В. Субраков) и другие. Далее сообщается о том, что И. Майнагашев на обороте портретов вождей партии делал разные записи. Так, на обратной стороне большого портрета Жданова, обнаруженного в школьном шкафу, видимо, записаны его семейные или школьные расходы (заем – 125, страховка – 20, самообложение – 148, налог – 357).

Трояков Иван Романович, 1912 года рождения, окончил Барнаульский учительский институт, с мая 1938 г. – кандидат в члены ВКП(б), старший инспектор Хакоблоно. Арестован 5 сентября 1938 года. «С августа 1937 г. участник националистической организации, дал разрешение учителям хакасских школ преподавать уроки по запрещенным учебникам, составленным «врагами народа», разоблаченными националистами».

Кайлачаков Иван Евдеевич, 1913 года рождения, окончил курсы педучилища, беспартийный, учитель Есинской школы. Арестован 20 сентября 1938 года из-за того, что будто бы проводил агитацию против приема в колхоз русских, выступал за исключение из колхоза бывших бедняков и батраков, как лодырей, разлагающих трудовую дисциплину, в школе издевался над учениками-детьми бывших бедняков, бил их и запирал в школе на замок.

Тахтараков Иван Семенович, 1911 года рождения, член ВКП(б) с 1932 по 1933 годы, народный следователь Ширинского района. Арестован 28 августа 1938 года в связи с тем, что «проводил националистическую агитацию против русских, умышленно прекращал дела на кулацкий и прочий антисоветский элемент».

Тинников Тибет Николаевич, 1883 года рождения, неграмотный, беспартийный, трудился в колхозе «Арuыс Молотов». Арестован 9 августа 1938 года. Обвинения: «распространял клевету на руководство ВКП(б), Сталинскую конституцию называл куском бумаги, выпущенным для обмана масс, доказывал в улусе Сафьянов, что при царе жилось лучше, организовал поджог колхоза».

Чистобаев Семен Владимирович, 1881 года рождения, неграмотный. В 1931 году лишен права голоса, был осужден к пяти годам высылки за невыполнение твердого задания. После отбытия срока трудился в колхозе «Арuыс Молотов». Арестован 9 августа 1938 года по обвинению в антисоветской агитации среди колхозников, в том, что «спаивал колхозников, разлагал трудовую дисциплину, пытался поджечь колхоз».

Боргояков Николай Владимирович, 1905 года рождения, окончил Красноярскую совпартшколу, член ВКП(б) с 1932 по 1938 годы, управляющий заготконторой облпотребсоюза, парторг первичной организации потребсоюза. Арестован 5 сентября 1938 года. Его обвинили в срыве снабжения мясом и овощами Красной Армии и трудящихся Севера, срыве строительства овощехранилища, засорении аппарата управления классово-чуждыми элементами из коренного населения.

Токмашев Терентий Яковлевич, 1908 года рождения, член ВКП(б) с 1932 по 1937 годы. На момент ареста –17 августа 1938 года – работал директором Шалгиновской школы. Обвинения: в 1937 году, будучи редактором Аскизской районной газеты «Ударник», сознательно не публиковал в газете материалы о вредительстве и подрывной деятельности в колхозах и совхозах. Виновным себя не признал.

Чистогашев Василий Владимирович, 1908 года рождения, образование – 4 класса, член ВКП(б) с 1932 по 1938 годы, помощник начальника политотдела по комсомолу совхоза «Овцевод» Аскизского района. Арестован 16 августа 1938 года.  С 1935 по 1938 годы, работая председателем Усть-Таштыпского колхоза, якобы проводил антисоветскую работу, принуждал людей уходить из колхоза. Виновным себя не признал.

Шурышев Моисей Иванович, 1900 года рождения, беспартийный, счетовод Абаканского золотопродснаба треста «Хакасзолото». Арестован 20 сентября 1938 года как участник националистической организации, проводивший агитацию против национальной политики Советского правительства.

Чебодаев Василий Фомич, 1894 года рождения, беспартийный, завхоз Аскизского райлесхоза. Дата ареста: 12 сентября 1938 года. Ему предъявили обвинение в том, что «не донес органам следствия о готовящемся вооруженном восстании националистической организации в случае нападения Японии на СССР».

Токмачев Михаил Тихонович, 1893 года рождения, председатель Абаканского горсовета, член ВКП(б) с 1927 по 1939 годы. Арестован 31 января 1939 года. Обвинения: с декабря 1937 г. – член областного штаба националистической организации, «засорил аппарат антисоветским элементом, недообложил налогами единоличные хозяйства городского населения и проводил вредительскую подрывную работу в области культурно-бытового строительства и вообще мероприятий по благоустройству города Абакана».

Управление НКВД по Хакасской автономной области заранее представило в обком ВКП(б) материалы, «разоблачающие» «новую буржуазно-националистическую организацию». К ней оказались причастны члены партии, по учебникам которых в школах обучали детей.

16 июля 1938 года бюро ОК ВКП(б) ПОСТАНОВИЛО:

«Санкционировать ОблЛИТО изъять литературу на хакасском языке, авторами которых оказались враги народа. Предложить т. Доброву дать указание на места об изъятии этой литературы в порядке приказа.

Секретарь ОК ВКП(б) Коптев».

15 августа 1938 года бюро обкома партии по вопросу «Решение ЦК ВКП(б) о переводе хакасской письменности на русский алфавит» ПОСТАНОВИЛО:

«1. Принять телеграмму ЦК ВКП(б) о переводе хакасской письменности на русский алфавит к руководству и исполнению.

2. Обязать партгруппу облисполкома и сектор печати ОК ВКП(б) т. Вагина провести собрания трудящихся, районные собрания актива, учителей, рабселькорров, на которых обсудить перевод хакасской письменности на русский алфавит и орфографию хакасского языка».

В годы «Большого террора» областные и краевые комитеты партии оказались в зависимости от УНКВД. Практически на каждом заседании бюро или пленуме Хакасского обкома ВКП(б) рассматривались вопросы об исключении из партии «врагов народа». Несмотря на многочисленные факты ареста людей без согласования с парторганами, все же старались придерживаться правил: сначала отбирали партийный билет, а потом уже подвергали репрессиям.

Так, 10 августа 1938 года бюро обкома партии постановило: «Как активного участника и одного из организаторов контрреволюционной буржуазно-националистической организации Майнашева Сидора Николаевича, члена ВКП(б) с 1931 года, из партии исключить, с работы редактора областной газеты «Хызыл аал» снять. Вывести из состава членов бюро и членов пленума ОК ВКП(б). Внести это решение на очередной пленум ОК ВКП(б)». На том же заседании бюро исключили из партии и заместителя редактора этой газеты, Семена Алексеевича Киштеева, и редакционного переводчика – Николая Ильича Саражакова. Вскоре все они, причем в один день, были арестованы.

Понесли наказания и члены семей «врагов народа». Вот наиболее характерный пример. 10 апреля 1939 года на заседании бюро обкома ВКП(б) было заслушано:

«Решение Усть-Абаканского РК ВКП(б) от 3 сентября 1938 г. об исключении из членов ВКП(б) Шалгиновой Александры Ивановны, 1909 г. р., член ВКП(б) с 1931 г., партийный билет отобран Усть-Абаканским РК ВКП(б), социальное положение – батрачка, национальность – хакаска, образование – окончила совпартшколу 2-й ступени. В момент исключения работала инструктором Усть-Абаканского РК ВКП(б), в данное время работает в колхозе им. Кирова Усть-Биджинского с/с Усть-Абаканского р-на. Партвзысканий не имеет.

3 сентября 1938 г. Усть-Абаканский РК ВКП(б) исключил Шалгинову из членов ВКП(б) за тесную связь с «врагом народа», буржуазным националистом, своим мужем Майнашевым, ныне репрессированного органами НКВД. Установлено, что Шалгинова, живя продолжительное время со своим мужем Майнашевым, не разоблачила его как врага народа – буржуазного националиста – и не поставила в известность парторганизацию о вражеских действиях своего мужа. Шалгинова и после ареста своего мужа поддерживала связь.

ПОСТАНОВИЛИ:

Решение Усть-Абаканского РК ВКП(б) от 3 сентября 1938 г.: утвердить за связь и не разоблачение своего мужа как врага народа – буржуазного националиста, Шалгинову А.И. из членов ВКП(б) исключить». Постановление подписал секретарь Хакасского ОК ВКП(б) Куликов.

Какие-либо комментарии к этому документу, думается, излишни.

Хочется сказать несколько слов о самой Александре Шалгиновой, присутствовавшей на заслушивании «ее вопроса» на бюро обкома. Анастасия Ивановна была делегатом 1-го съезда Хакасского областного Совета народных депутатов (1930 год) и 17-го съезда ВКП(б) (1934 год). (Почти три четверти делегатов этого «съезда победителей», по указанию Сталина, были позже уничтожены.) Анастасия Ивановна, за свою долгую честную жизнь снискавшая уважение людей, в 1980 году принимала участие в юбилейной сессии областного Совета народных депутатов, посвященной 50-летию образования Хакасской автономной области. Она умерла в Абакана в 2002 году.

13 марта 1939 года начальник областного УНКВД З. Якубсон вынес постановление: приобщить к следственному делу книги, учебники, номера газет «Хызыл аал», «Советская Хакасия» как вещественные доказательства антисоветской деятельности участников националистической организации Сидора Майнашева, Николая Саражакова, Николая Доброва. Эта печатная продукция на хакасском языке хранится, как и все следственные дела 1930-х годов прошлого века, под грифом «секретно» («Хранить вечно»). Все участники «контрреволюционной организации» давно реабилитированы за отсутствием состава преступления, а литература до сих пор – вот уже 67 лет – находится под «арестом»!

Если говорить о номерах «Хызыл аала», то они были конфискованы из-за якобы искаженных переводов статей. Что касается книг, авторы которых разоблачены как «враги народа», то, например, на вопрос оперуполномоченного УНКВД: «Как расценивать факт, что в школах используются учебники, изъятые из употребления?», один из методистов по хакасским школам написал, что ими «никто не имел права пользоваться, даже лично как каждый честный советский гражданин. Учителя, пользовавшиеся запрещенной литературой, играли на руку классовым врагам, мотивируя тем, что вырывали первые и последние листки, где написаны авторы учебников».

Арестованные книги, по заключению следователей, содержат контрреволюционные извращения политики партии и советского правительства. Так были сделаны выводы о том, что:

а) «Партизанские дни» (авторы Н. Райков, В. Кобяков, редактор А. Манаргин, разрешение на издание дал Н. Добров) – это клевета на большевиков, восхваление кулаков;

б) в сборнике стихотворений В. Кобякова «Хакасия поет» извращение в том, что партия коммунистов руководит массами только после Октября, что неверно.

в) рассказ В. Кобякова «Звук винтовки» восхваляет банду Кулакова из отряда Соловьева. Вывод: партизаны не смогут победить бандитов.

г) «Пионеры». Стихотворение опять же В. Кобякова о том, что пионерам построил дорогу комсомол. Непонятно, а кто построил дорогу тем, кто родился до Октября?

д) «Саркаа», написанный А. Манаргиным (ответственный редактор Н. Добров, он же дал в 1936 году разрешение на издание), восхваляет И. Тогдина, Н. Конгарова, расстрелянных 13 июля 1938 года, заведующего Хакасским филиалом ОГИЗа А. Бал газина, осужденного к 10 годам лагерей.

е) издание басен Крылова (переводчик К. Самрин, технический редактор В. Кобяков) тоже не устроило следственные органы своим оформлением и содержанием.

Так, басня «Рак, лебедь и щука» сопровождается рисунком: трое мужчин разбегаются в разные стороны, каждый с мешком хлеба на плечах, телега остается пустой. Вывод следователя: это клевета на колхозный строй.

Рисунок к «Вороне и лисице»: склад охраняет сторож, к которому через забор обращаются мужчины. Здесь чья-то надпись от руки: «Колхозник – это ворона, а лисица – эта плутовка». Следователь сделал свой вывод: «В роли лисицы выведен представитель партии и рабочего класса. В результате получается, что вся массовая работа партии в деле колхозного строительства была направлена на обман колхозников, на выгрузку хлеба».

Среди репрессированных учебников и книг на хакасском языке – «География» (1936 год), сборник упражнений (автор Г. Бытотов), хрестоматия для 4-го года обучения В. Кобякова, хрестоматия по литературе для 3-го класса А. Манаргина, книга «Пастаuы халыхтар» (1936 год), в которой, кроме стихов, опубликованы фольклор, скороговорки, «Песня зайчика», загадки.

Следователи «выявили» контрреволюционные извращения в переводе общественно-политической литературы. Скажем, вместо слов «Вопросы войны и мира» переведено «Вопросы войны и спокойствия»; вместо предложения: «Ликвидировать паразитические классы» – «Ликвидировать кровососущие классы»; вместо «От каждого по способности, каждому по потребности» дан перевод «От каждого столько, сколько сделает, и по его потребности»; вместо «Наша Красная Армия – надежный страж» – «Наша Красная Армия – надежный пастух»... Откуда следователи, не знающие хакасский язык, обнаружили политические извращения?  Вероятно, «сексоты» (секретные сотрудники) предоставили УНКВД искаженный перевод с русского на хакасский, чтобы опорочить честных представителей национальной интеллигенции. Обвиняемые просили создать независимую экспертную комиссию из опытных переводчиков хакасского языка, которая бы могла объективно сделать заключение, допущены ли извращения при переводах. Начальник УНКВД по ХАО З. Якубсон (по предложению обкома партии) постановлением от 15 февраля 1939 года создает первую экспертную комиссию в составе трех переводчиков «для вскрытия контрреволюционных и других извращений в изъятой литературе и газетах, изданных на хакасском языке».

9 марта 1939 года комиссия представила заключение, подтвердив, что «обвиняемые в переводах статей, докладов, книг, учебников, авторских сочинениях на хакасском языке извращали и искажали политику партии и правительства».

На многочисленных допросах, очных ставках обвиняемые не признавали себя виновными, утверждая, что неверно трактуются переводы на хакасский язык.

Нарушая социалистическую законность, следователи применяли к арестованным недозволенные методы допросов: «конвейер», выстойку, истязания. Они добились того, что большинство обвиняемых вынужденно подписали «корректированные» протоколы допросов.

Обвинительное заключение начальник управления НКВД по Красноярскому  краю утвердил 15 июня 1939 года. Каждому из находившихся в Минусинский тюрьме были предъявлены обви нения по соответствующим пунктам статьи 58 («Контрреволюционные преступления»).

Областной суд Хакасской автономной области, рассмотрев дело, признал подсудимых виновными и определил им различные сроки лишения свободы.

На суде те отказались от вынужденных признательных показаний, данных ими ранее, и обратились в Верховный суд РСФСР. Коллегия Верховного суда РСФСР отменила приговор и направила дело на новое расследование.

26.12.1939 областной суд своим решением прекращает дело за недоказанностью состава преступления. 20 человек, пробыв в тюрьме более года, были освобождены. После этого они потребовали создать новую авторитетную экспертную комиссию, чтобы установить, так был ли на самом деле извращен перевод в книгах на хакасском языке. 14 апреля 1940 года обком партии и УНКВД утвердили новый состав экспертной комиссии. Сделав анализ конфискованных изданий, она вынесла заключение: в книгах, учебниках, статьях переводы были сделаны правильно, в них отсутствуют какие-либо извращения или грубые искажения политики партии и правительства, хотя имеются некоторые неточности, ошибки. Акт заключения комиссией подписан 14 же апреля в присутствии прокурора области Симонова и начальника УНКВД Якубсона.

Другие, арестованные по этому делу, в том числе колхозники, были освобождены из тюрьмы на несколько месяцев позже, 14 марта 1940 года. Из-за отсутствия состава преступления дело было прекращено.

Дата его прекращения считается датой реабилитации этих людей.

Фальсификацией этого дела, как и предыдущими репрессивными мерами, был нанесен невосполнимый урон как становлению хакасской интеллигенции, так и развитию родного языка.

P.S. Комиссия по рассекречиванию документов при Правительстве Республики Хакасия 7 июня 2005 года вынесла решение рассекретить репрессированную литературу на хакасском языке.


На главную страницу