Спиридонов М. Н. Японские военнопленные в Красноярском крае (1945-1948 гг.): проблемы размещения, содержания и трудового использования.


II.3. Итоги трудового использования военнопленных на предприятиях края.

Архивные фонды позволяют наиболее подробно и полно подвести итоги трудовой деятельности лишь одного из двух лагерных управлений, функционировавших на территории Красноярского края в 1945-1948 гг., – лагеря № 34, тогда как деятельность второго лагеря – № 33 – выражается только в указанной выше итоговой цифре финансового отчета по краю.

В материальном выражении труд японцев, содержавшихся лагере № 34, за период 1945-1948 гг. выразился в следующих достижениях (отметим лишь главные):

К этому следует добавить выпуск товаров широкого потребления на сумму 4 364 тыс. руб., значительные объемы погрузочно-разгрузочных и ремонтных работ и др. [75].

Отметим удельный вес японских военнопленных в общем балансе рабочей силы Красноярского края: в 1947 г. их доля на основных промышленных предприятиях Красноярска достигала 24-47%, а в тресте «Дорстрой» Красноярской железной дороги – 71,9 %.

Освоение военнопленными производственных процессов на предприятиях, расширение трудового соревнования, повышение разрядности, комплектование бригад по производственному принципу с учетом специальностей; ежедневная выдача нарядов-заданий и их закрытие после окончания работ бригадирами из числа военнопленных с целью повысить их ответственность за выполнение норм выработки; подведение итогов по пятидневкам и десятидневкам, а также доведение итогов до всех военнопленных на собраниях в лагерных отделениях, – все это обеспечило рост производительности труда, дневного заработка и месячной выработки на одного военнопленного.

Производительность труда по лагерю № 34 составляла: в 1946 г. –112,2%, 1947 г. – 120 %, в 1948 г. – 126,9 %. Среднедневной заработок за год возрастал с 14 руб. 36 коп. в 1946 г., до 21 руб. 31 коп. в 1947 г. и далее до 26 руб. 17 коп. в 1948 г.

Выработка на списочного военнопленного за месяц составила: в 1946 г. –266 руб. 03 коп., в 1947 г. – 424 руб. 80 коп. и в 1948г. – 537 руб. 11 коп. Таким образом, требования МВД СССР, определившие норму среднемесячной выработки до 1 сентября 1946 г. в 200 руб., а впоследствии повысившие ее до 400 руб. на списочного военнопленного, лагерем № 34 были выполнены, что позволило сделать его самоокупаемым [76].

Постепенное улучшение физического состояния военнопленных и доведение численности 1 и 2-й групп трудоспособности до 97%, сокращение количества людей занятых на хозобслуживании и внутрилагерных работах, обеспечивали вывод на работы в 1946 г. до 73,4 %, а в 1948 г. до 83,1% к списочному составу военнопленных.

Выполнение и перевыполнение производственных планов обеспечило устойчивое финансовое положение лагеря в течение всего времени его существования. Изучение финансовых документов лагерного управления № 34 показывает, что доходная часть в период с сентября 1945 по октябрь 1948 составила 122,5 млн. рублей, а израсходовано за этот же период на содержание лагеря (контингента военнопленных и личного состава) 99, 5 млн. руб.

Годовая валовая выработка лагеря при плане 3857, 9 тыс. руб. фактически составила 4 248,4 тыс. руб. Поквартально в 1946 г работа лагеря выражалась в следующих цифрах: [77].

  План  Факт  в %
1-й квартал: 7619 тыс. руб . 7 663,9   100.2
2-й квартал: 8279 9 096,9    110
3-й квартал: 7256  10 832,0   130
4-й квартал: 14 923,6 5 124,4   1 101

На фоне последовательного роста выработки продукции в 1-3 кварталах обращает на себя внимание снижение ее в 4-м квартале. Причиной этому было значительное – более чем вдвое – повышение плана в условиях снижения количества военнопленных в лагере.

Выполнение годового плана в целом на 110 % дало возможность лагерю со второй половины 1946 г. полностью перейти на самоокупаемость. В целом в течение 1946 года лагерь № 34 перечислил государству 2 217 тыс. руб. Лагерные отделения №№ 1,4,5 и 7, работавшие на предприятиях управления военного строительства и на заводах в г. Красноярске (им. Ворошилова, Комбайновом и ПВРЗ), были являлись самыми стабильными по выполнению плана, что неоднократно отмечалось в документах МВД.

Производительность труда в целом по лагерю № 34, как видно из отчетов и справок, составила: в первом квартале 1946 г. – 92,8%, во втором – 113 %, в третьем – 122 %, в четвертом – 118,5 % [78].

Вместе с ростом производительности труда существенно уменьшилось количество не выполняющих норму: если в первом квартале их было 4279 чел., то в четвертом всего 587 чел., о чем свидетельствуют данные таблицы II.8.

Таблица II.8.
Количество выполняющих и не выполняющих норму выработки (суммарные данные по лагерным управлениям № 33 и № 34) [79]

% выполнения норм Выполняли в 1945 г. Выполняли в 1946 г. На сколько % увеличилось число выполняющих нормы
От 50 до 80  3 426  772  11,6
От 80 до 100 3 263  
Выполняющих 100 % 3 036  11 495  189,6
От101 до 125 3 025  
От 125 до 150  ------  3 464  27,1
От 150 и выше  ------  

Заметим, что в таблице II.8. приведены суммарные данные за оба красноярских лагеря, тогда как результаты, достигнутые в лагере № 34 значительно отличались от – в большую сторону – от результатов труда в лагере № 33.

Таким образом, в результате использования труда японских военнопленных в Красноярском крае в 1945-1948гг., государству было перечислено 23 млн. руб. [80].

Но в то же время лагерь № 33, как упоминалось выше, не окупал себя полностью вплоть до 1947г. и принес убытки государству в размере 2 951,4 тыс. руб.

В заключение обзора итогов трудового использования японских военнопленных в Красноярском крае обратимся к данным по ГУПВИ в целом. Изучение документов, содержащихся в фондах РГВА, позволяет сделать вывод, что вся лагерная система, использовавшая труд иностранных военнопленных в СССР, была убыточной.

С 1 октября 1945 г. лагеря МВД для военнопленных финансировались полностью из союзного бюджета, а весь заработок военнопленных поступал в доход бюджета. К маю 1946 г. на дотации госбюджета находились 139 лагерных управлений из 252, и лишь 113 себя полностью окупали.

Из финансового отчета ГУПВИ за апрель 1946 г. видно, что расходы на содержание лагерей военнопленных составили 376 млн. руб., а валовая выработка военнопленных за этот же период не превысила и 343 млн. руб.; таким образом, на покрытие разницы потребовались дотации из госбюджета в размере 33 млн. руб. [81].

Как видно из «Справки о приходно-расходной смете лагерей НКВД для военнопленных на 1946г.», расходы на содержание немецких и японских военнопленных в 1946 г. составили:

Таблица II.9.
Содержание немецких и японских военнопленных за 1946 г. [82]

Национальность военнопленных и их количество (тыс. чел)  Доходы от использования труда военнопленных (млн. руб.)  Расходы на содержание военнопленных (млн. руб.)  Дотации из госбюджета (млн. руб.)
Немцы 1 400 000   3 000 3 450  450
Японцы 400 000  460 1 020  560
Итого: 1800 000  3 460 4 470  1 010

Причем, как видим, содержание военнопленных европейских национальностей обходилось бюджету дешевле, чем содержание японских военнопленных. Так, если на 1 сентября 1946 г. немецкие военнопленные покрывали свое содержание на 91,7 %, зарабатывая в среднем в день 13 руб. 58 коп., то японские военнопленные окупали свое содержание менее чем на 70 % при среднем дневном заработке всего 10 руб. 90 коп. [83]. В лагерях Хабаровского края, где содержался самый крупный по численности контингент японских военнопленных свыше 140 тыс. человек, за 1946-1949 гг. лагеря потребовали дотаций из бюджета на свое содержание 643 124 рублей [84].

Справедливости ради стоит отметить, что в работе лагерей МВД для военнопленных были периоды, когда лагеря сами себя окупали. Так, во втором квартале 1946 г. лагеря заработали на 32 млн. больше, чем потребовалось на их содержание, а в третьем квартале на 33 млн. В 1949 г. военнопленные покрыли расходы на свое содержание на 108%[85]. Однако, рассматривая итоги трудового использования военнопленных в народном хозяйстве СССР в целом за 1945-1948гг., получаем следующий результат:

Таблица II.10.
Данные о трудовом использовании и содержании немецких и японских военнопленных за 1945-1948 гг. [86]

Год Валовая сумма выработки 1 июля 1945 г. по 1 сентября 1948г. (тыс. руб.) Содержание аппарата МВД по военнопленным (тыс. руб.) Содержание контингента Военнопленных (тыс. руб.) Содержание лагерей всего (тыс. руб.)
1945 1 918 564 532 403 1 537 728  2 070 131
1946 4 791 825 1 206 521 3 898 968  5 105 489
1947 4 502 555 1 320 974 4 807 516  6 128 490
1948 2 394 269 680 024 2 641 461  3 321 485
Итого: 13 607 213 3 739 922 12 885 673  16 625 595

К итоговой цифре таблицы II.10. следует добавить приведенные выше (в разделе I.7. главы 1-й) данные о расходах СССР на репатриацию японских военнопленных, которые за тот же период (на 1 сентября 1948 г.) превысили 207,2 млн. руб. Таким образом, общие расходы бюджета приблизились к 17 млрд. руб., а труд военнопленных компенсировал лишь 80 % этой суммы.

Итак, сравнивая средства, заработанные иностранными военнопленными за период их пребывания в СССР и затраченных на их содержание, следует сделать вывод, что контингенты военнопленных в целом не приносили прибыли и, более того, приносили убытки Советскому государству, требуя дотаций из бюджета. На этом фоне лагерь № 34, дислоцированный в Красноярском крае, был одним из немногих приносивших доход, а лагерь № 33 вписывался в общую картину.

* * *

Подводя итог рассмотрению всех аспектов использования труда японских военнопленных в Красноярском крае, можно сделать следующие выводы:

Вывоз японских военнопленных в Советский Союз был продиктован экономической целесообразностью – необходимостью восстановления разрушенной войной экономики СССР в условиях потери в Великой Отечественной войне более 20 миллионов человек. По Красноярскому краю это диктовалось потерей в войне 165 тыс. человек трудоспособного населения, возвращением с войны 32 тыс. инвалидов и значительными изменениями в структуре экономики края – развертыванием здесь в годы войны более 20 новых промышленных предприятий.

Лагеря военнопленных располагались главным образом в промышленных центрах региона, и военнопленные использовались в большинстве отраслей экономики Красноярского края, где составили 20,5 % от общего пополнения рабочей силы в крае в 1945-1947 гг.

Но советским правительством в целом и руководством края в частности не была своевременно создана целесообразная система приема и распределения японских военнопленных по предприятиям, что в свою очередь не могло обеспечить достаточно высокую эффективность использования труда военнопленных, особенно в лагерном управлении № 33.

Стремление максимально использовать труд военнопленных, пренебрежение предварительным обучением и техникой безопасности, а также использование военнопленных на опасных производствах приводили к многочисленным травмам и высокой смертности среди военнопленных.

Имели место нарушения международных норм в области трудового использования военнопленных, но они не носили массового характера; условия труда японских военнопленных ничем не отличались от условий труда советских граждан, что не позволяет говорить об особо жесткой политике Советского правительства в отношении военнопленных.

Конкретный вклад японских военнопленных в развитие народного хозяйства Красноярского края был достаточно высок. Использование их труда позволило в определенной мере ослабить напряжение, возникшее в связи с нехваткой рабочей силы в послевоенные годы. В результате использования труда японских военнопленных в Красноярском крае в 1945-1948 гг. в доход государству было перечислено 23 млн. руб. Но экономическая эффективность от использования их труда в масштабах всей страны была очень низка. За все годы существования система ГУПВИ была убыточной и находилось на дотации государства.


В начало Предыдущая Следующая

На главную страницу