Спиридонов М. Н. Японские военнопленные в Красноярском крае (1945-1948 гг.): проблемы размещения, содержания и трудового использования.


ГЛАВА II
Трудовое использование японских военнопленных в народном хозяйстве Красноярского края.

Исследование названой здесь темы требует обратиться к анализу демографической ситуации, сложившейся в СССР к концу второй мировой войны; кратко сказанное по этому поводу выше, в главе I, нуждается в конкретном обосновании с привлечением статистических данных.

Победа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. стоила СССР огромных демографических потерь, составивших по разным оценкам от 25 до 27 миллионов человек (в дальнейших расчетах возьмем за основу среднюю оценку 26 млн. чел.) [1]. Безвозвратные демографические потери Вооруженных Сил СССР составили 10,9 млн. человек. Кроме того, до 2 млн. советских военнослужащих к концу войны находились во вражеском плену [2]. В свою очередь безвозвратные потери гражданского населения достигали 15 млн. человек, из них потери трудоспособного населения (мужчин и женщин в возрасте от 15 до 49 лет) составляли приблизительно 7,7 млн. человек или 51 %[3]. Таким образом, учитывая потери Красной Армии и трудоспособного гражданского населения, убыль рабочих рук за период войны превысила 20 млн. человек. Кроме того, следует учесть, что к концу войны в рядах Красной Армии состояло около 11 млн. человек и еще 1,05 млн. находилось на излечении в госпиталях [4]. Демобилизация армии – доведение ее до численности 2,87 млн. человек – была завершена лишь к 1948 г [5]. Возвращение из плена 1,8 млн. советских граждан затянулось до начала 50-х годов. Итак, в течение трех послевоенных лет от производительного труда ежегодно было оторвано до 5 млн. человек.

Как упомянуто выше, в ходе войны и по капитуляции вермахта в 1945 г. на западных фронтах было взято в плен 5 062 тыс. человек [6]. Из них в лагерях УПВИ НКВД СССР к концу войны в Европе было учтено 3 486,2 тыс. [7]. Даже если предположить, что большая часть этого контингента была вовлечена в производственный труд, (а это было далеко не так: в 1945-1947 гг. в производственной работе, включая хозяйственные и внутрилагерные, участвовало не более 60-70 % от списочного состава военнопленных, а непосредственно на производстве в различных отраслях экономики – менее 50 %) то военнопленные составил 2,2 % от общего числа трудовых ресурсов страны.

После разгрома японской Квантунской армии на Дальнем Востоке и переброски на территорию СССР более 530 тыс. военнопленных японцев и 24,3 тыс. китайцев, корейцев и монголов[8], суммарная прибавка к трудовому ресурсу страны за счет военнопленных возросла до 2,5 %.

Экономика СССР испытывала острый недостаток рабочей силы, и эта прибавка хотя и не решала полностью проблему, но все же сыграла определенную роль в восстановлении материальных потерь, понесенных в войне. Японские, солдаты, как, впрочем, и все остальные военнопленные, умели обращаться не только с оружием, но и с лопатой и представляли собой мобильную, фактически даровую рабочую силу.

«В общем балансе рабочей силы военнопленные занимают значительный удельный вес. Правильное их трудоиспользование, увеличение выходов на производство и строительство и повышение производительности труда имеют огромное значение в деле успешного и досрочного выполнения народнохозяйственного плана. Работники лагерей должны бороться за использование каждого военнопленного на работах в народном хозяйстве… добиваться того, чтобы лагеря были рентабельными и покрывали понесенные расходы по содержанию военнопленных, а труд военнопленных был организован правильно и наиболее эффективно» [9].

Эти указания министра Внутренних дел СССР генерал-полковника С.Н. Круглова, обращенные к лагерной администрации, как нельзя лучше характеризуют политику руководства СССР в отношении военнопленных и их предназначения.

II.1. Состояние экономики Красноярского края к концу Великой Отечественной войны.

Накануне Великой Отечественной войны в Красноярском крае было около 630 промышленных предприятий, на которых работало 83,9 тыс. рабочих. Из них 18,9 % были заняты в машиностроении и металлообработке, 40 % в лесной и деревоперерабатывающей промышленности и 3,8 % на добыче угля. За период 1941-1945 гг. из Красноярского края в Красную армию было мобилизовано 455 тыс. человек, не вернулось с войны 165 тыс., – более 36 % мобилизованных (10).

За годы Великой Отечественной войны в связи с эвакуацией ряда крупных заводов и фабрик с западных областей СССР и строительством новых промышленных предприятий Красноярский край превратился в крупнейший индустриальный центр Сибири. В мае 1945 г. только в г. Красноярске насчитывалось более 100 промышленных предприятий[11], в их числе 62 крупных предприятия союзного значения: артиллерийский завод № 4 им. Ворошилова Наркомвооружения (ныне завод Красмаш), завод № 863 Наркомлеса, авиационный завод им. Побежимова, завод № 580 Наркомата боеприпасов, гидролизный и аффинажный заводы НКВД, завод № 327 Наркомэлектропрома, комбайновый завод «Коммунар» Наркомата минометного вооружения, металлургический завод ОСМЧ-26, паровозостроительный и паровозоремонтный заводы, красноярский речной порт и судоремонтный завод, завод кинопленки, деревообрабатывающий комбинат и др. Кроме промышленных гигантов в крае работали крупнейшие в стране лесные, деревоперерабатывающие, золото и угледобывающие объединения «Краслес», «Енисейзолото», «Хакасзолото», «Хакасуголь», а также строительные организации «Краспромстрой» и Управление военного строительства № 4 Сибирского военного округа Министерства строительства военных и военно-морских предприятий. Кроме того, в стадии строительства находилось более десяти крупных промышленных объектов, в их числе стройка всесоюзного значения - завод гидрирования угля № 18 Главгазтоппрома в районе г. Абакан. Предприятие возводилось на основе демонтированного и вывезенного из Германии оборудования. В Хакасии с 1942 г. велось также строительство областного значения - Абаканского оросительного канала. В конце 1945 г. из Маньчжурии было переброшено оборудование Мукденской красильной фабрики для оснащения красильных цехов на хлопчатобумажном комбинате в г. Канске. На протяжении всей войны велось строительство цехов заводов № 327 и № 360 Наркомэлектропрома, завода № 477 Наркомавиапрома и др. Активно шла застройка правобережья г. Красноярска, где находилось большинство эвакуированных предприятий. Жилищно-коммунальное строительство так же требовало массу рабочих рук [12].

В результате перемещения на территорию края предприятий многих отраслей (военной, машиностроительной, авиационной, электротехнической, текстильной, легкой) валовая продукция только предприятий промышленности союзного значения к началу 1945 г. выросла в 4,5 раза по сравнению с 1940 г., а удельный вес всей продукции промышленности края составило 82% общего объема производства по сравнению с 50 % довоенного 1940 г. [13].

Согласно проекту пятилетнего плана развития народного хозяйства на 1946-1950 гг., обсуждавшегося на пленуме крайкома ВКП(б) 21 сентября 1945 г., с начала 1946 г. планировалось начать строительство в Хакасии крупного медно-молибденового комбината, в г. Красноярске - радиостанции, введение в действие девяти угольных шахт треста «Хакасуголь» и пяти шахт в Канском рудоуправлении, а также значительное увеличение золотодобычи и лесозаготовок. При этом разработчики проекта и руководство края отчетливо сознавали, что «значительная дополнительная потребность в рабочей силе может быть покрыта только в порядке организованного завоза, так как в районах деятельности предприятий такой набор невозможен...» [14].

Во многих отраслях народного хозяйства Красноярского края, как, впрочем, и в стране в целом, из-за отсутствия рабочих рук в конце 1945г. сложилось тяжелое положение. О ситуации в промышленности края ярко свидетельствуют отчеты и переписка предприятий Наркомцветмета и Наркомлеса и других хозяйственных организаций. Так, управляющий треста «Хакасзолото» И.А. Бейлин сообщал руководству края 11 сентября 1945 г., следующее:

«Общий недостаток рабочей силы по тресту составляет около 2000 человек, и положение наших предприятий является настолько напряженным, что мы не имеем возможности кардинально решить вопросы увеличения золотодобычи» (15).

Положение усугублялось и тем, что после освобождения западных областей СССР многие эвакуированные ранее рабочие стали возвращаться в родные места. Так, особенно это коснулось завода № 4 им. Ворошилова:

«Утечка рабсилы, которая имела место и в период войны – в связи с тягой эвакуированных людей к возвращению в родные места – особенно возросла после окончания войны, приняла катастрофический характер с июля месяца. Достаточно сказать, что с 1.01 по 10.08 с завода ушло около 1800 человек. Сверх этого количества не возвратилось из отпусков около 600 человек, и меры, принимаемые заводом к их возвращению, не дают результатов» [16].

В 1945-1946 гг., когда дефицит рабочей силы был наиболее острым, с сентября по ноябрь 1945г. в край прибыло около 23 тыс. японских военнопленных, 98 % из которых были трудоспособного возраста, а на 1 апреля 1946 г. в край прибыло 57 660 человек, демобилизованных из рядов Красной Армии. Всего же с 1945 по 1947 г. из рядов вооруженных сил СССР было демобилизовано 138 тыс. жителей края, но из них более 32 тыс. вернулись инвалидами, малопригодными к труду [17]. Итак, японский контингент составил более 40 % пополнения рабочей силы, поступившей в край к началу 1946 г. (хотя далее по мере прибытия увольняемых из армии и репатриации военнопленных, их доля будет постепенно снижаться).

Экономика края уже заранее была привязана к привозной рабочей силе. Так, как упоминалось выше, программа золотодобычи крупнейшего в крае треста «Хакасзолото» на 1946 г в планах 1945 г. предусматривала полную обеспеченность рабочей силой за счет пополнения треста военнопленными в количестве двух лагерей по 500 человек в каждом [18]. Подобная ситуация складывалась не только в добывающей и лесной промышленности, но и в других отраслях края, также как и в соседних регионах.

Прибытие в край свыше 20 тыс. японских солдат хотя и несколько снизило остроту проблемы нехватки рабочих рук, но полностью ее не решало. Об этом свидетельствует такой факт: 17 ноября 1945 г СНК СССР издает постановление за № 2921-860сс, разрешающее Наркомцветмету произвести в Маньчжурии вербовку до 50 тыс. рабочих китайцев для использования их предприятиях золотой, вольфрамово-молибденовой и оловянной промышленности в районах Якутской и Бурят-Монгольской АССР, Читинской и Иркутской областей, Хабаровского, Приморского и Красноярских краев» [19]. В Красноярском крае вновь вербуемый контингент старателей планировалось распределить по золотопромышленным Управлениям Северо-Енисейском – 1300 чел., Ерудо-Питскому – 500 чел., Южно-Енисейскому – 700 чел., Верхне-Енисейскому – 500 чел. т.е. по тем же приискам, на которых уже работали японские военнопленные.

Итак, в первый послевоенный год японские пленные в немалой степени способствовали ликвидации дефицита рабочих рук в промышленности и сельском хозяйстве в крае. Хотя в целом они составили сравнительно незначительную долю в общей массе рабочей силы, но важно отметить, что среди японских солдат и офицеров было немало квалифицированных рабочих тех профессий, в которых особенно нуждалась экономика края: водители, сварщики, токари, плотники, слесари, механики, шахтеры, строители, врачи, инженеры, и др.

Распределение японских военнопленных по отраслям экономики и районам Красноярского края. Как упомянуто выше, в 1945 г. на территории Красноярского края были созданы два лагерных управления № 33 и № 34. Военнопленные согласно решениям ГКО и указаниям ГУПВИ МВД СССР были распределены по хозяйственным организациям, с которыми УМВД края заключало договора по установленной форме (см. приложение 7).

Основным нормативным документом, регламентировавшим работу военнопленных японцев в народном хозяйстве СССР, было «Положение о трудовом использовании военнопленных» от 29 сентября 1945 г. Этот документ определял порядок организации труда, продолжительность рабочего времени и отдыха, систему оплаты труда, устанавливал дисциплинарные меры к провинившимся и т. д. Положением был определен обязательный труд для военнопленных «рядового и младшего начсостава», причем военнопленные должны были возместить свое содержание, а отказ от работы рассматривался как нарушение дисциплины и влек за собой наказание [20].

Лагерное управление № 33, созданное в октябре 1945 г. согласно приказу НКВД СССР № 101008 от 1.11.45 г. на территории Хакасской автономной области с управлением в г. Абакане (впоследствии в 1946 г. оно было перенесено в г. Черногорск) должно было обслуживать промышленность Хакасии, как показано в таблице II.1., общая численность содержавшихся в нем военнопленных на время его организации в сентябре 1945 г. составляла 6 485 человек [21].

Таблица II.1.
Распределение военнопленных лагеря № 33 по объектам экономики Красноярского края (по состоянию на 25 января 1946 г.)

№ п/п Предприятия и хоз. организации Район (место дислокации) № № лаг. отделений Кол-во военнопленных Примечание
1. Трест «Хакасуголь» г. Черногорск № 1 2 600 1 100 использовались на подземных работах
2. Завод № 18 Министерства строительства топливных предприятий  г. Черногорск № 2  900 Строительство и обслуживание завода
3. Мехлеспункт треста «Хакаслес» Министерства лесной промышленности  Ст. Сон красноярской железной дороги  № 3 495 Лесоразработка погрузка и разгрузка пиломатериалов
4. Мехлеспункт треста «Хакаслес» Министерства лесной промышленности Ст. Усть-Бюрь красноярской железной дороги № 4 495 Лесоразработка погрузка и разгрузка пиломатериалов
5. Саролинское рудоуправление треста «Хакасзолото» Прииск «Трансвааль» № 5 725 Вспомогательные работы для добычи руды и лесозаготовки
6. Рудоуправление «Коммунар» треста «Хакасзолото» Прииск «Коммунар» № 6 725 Вспомогательные работы для добычи руды и лесозаготовки
7. Строительство Абаканского оросительного канала, участок «Водострой» Министерства земледелия  Недалеко от г. Абакана № 7 370 Земляные и вспомогательные работы
Итого: 5585*

* составлено по: ЦХИДНИ КК. Ф.26.Оп.16. Д.11 Л.38-39.

Лагерное управление № 34 было наиболее крупным; оно располагалось в г. Красноярск и имело в своем составе 11 лагерных отделений с общим количеством военнопленных японцев на 25 января 1946 г. 14 979 человек [22]. Распределение военнопленных этого лагуправления по промышленным предприятиям и хозяйственным организациям показано в таблице II.2.

Таблица II.2.
Распределение военнопленных лагеря № 34 по объектам экономики Красноярского края (по состоянию на 25 января 1946 г.)

№ п/п Предприятия и хоз. организации Район (место дислокации) № № лаг. отделений Кол-во военнопленных Примечание
1. Паровозо- строительный завод (Сибмаш) г. Красноярск № 1,2  1874 Работа в цехах по сборке паровозов, строительные работы
2. Красноярский ДОК г. Красноярск № 1  500 Выкатка леса Производство пиломатериалов погрузочные и разгрузочные работы
3.  ОСМЧ-26 (металлургический завод) г. Красноярск № 3  2390 Металургич. производство
4. Завод № 4 (им. Ворошилова) Министерства Вооружений  г. Красноярск № 4 1980 Строительные и различные другие вспомогательные работы, в том числе на производстве
5. Управление военного строительств, завод № 703 (Комбайновый)  г. Красноярск  № 5 1900 Строительство производственных и жилых объектов, сборка комбайнов
6. Канское рудоуправление треста «Востсибуголь» Пос. Ирша Рыбинского района  № 6 1480 Добыча угля, вспомогат. работы по добыче угля
7. Паровозо- ремонтный завод  г. Красноярск № 7 1500 Ремонт паровозов и подвижного состава, строительные работы
8. Прииск «Михайловский» треста «Енисей золото» Северо- Енисейский район № 8 720 Вспомогательные работы для добычи руды и лесозаготовки
9.  Прииск «Тея» треста «Енисейзолото» Северо- Енисейский район № 9 700 Вспомогательные работы для добычи руды и лесозаготовки
10. «Дорстрой» красноярской железной дороги г. Красноярск № 10 580 Строительство ж/д путей и ремонт дорог
11. Красноярская ТЭЦ г. Красноярск № 11 500 Ремонт и обслуживание ТЭЦ
  Итого: 14 624*

* составлено по: ЦХИДНИ КК. Ф.26.Оп.16. Д.11 Л.38-39.

Из данных приведенной ниже таблицы II.3. следует, что основная масса военнопленных была задействована в добывающей промышленности и строительстве (соответственно 37,2 и 26,8 %), где требовался минимум квалифицированных специалистов.

Таблица II.3.
Распределение японских военнопленных по отраслям народного хозяйства в Красноярском крае (по данным на март 1946 г). [23]

Отрасли народного хозяйства Количество военнопленных занятых в отрасли ( в %)    Отрасли народного хозяйства Количество военнопленных занятых в отрасли ( в %)
Машиностроение 17.2   Строительство и ремонт ж/д путей 4.7
Добыча угля  19.4   Нефтепереработка 4.2
Золотодобыча 13.6   Сельское хозяйство  2.6
Строительство (капитальное и жилищное) 17.4    Строительство ирригационных сооружений  2.0
Строительство и ремонт шоссейных дорог 2.7   Оборонная промышленность 7.4
Энергетика
(обслуживание ТЭЦ) 2.0   Лесозаготовка 4.2
Прочие отрасли  2.6
Итого: 100 %

Как показано в таблице II.3. около 2.6 % всех военнопленных, находящихся в Красноярском крае, работало в сельском хозяйстве в течение всего года. Но в весенний и осенний периоды количество занятых на селе доходило до 10-12 %. По распоряжению руководства НКВД Красноярского края из числа военнопленных в осенние месяцы создавались специальные команды- «подкомандировки». Для для выполнения сельскохозяйственных работ бригады военнопленных выполняли практически все полевые работы: косили сено, работали на посадке, прополке и сборе урожая, ухаживали за скотом. Так, в селе Атаманово Сухобузимского района японцы заготавливали овощи и сено, грузили на баржи и отправляли в г. Красноярск. В послевоенной деревне, обезлюженной войной, японские военнопленные оказались очень кстати.

Обычно в колхозы отправляли больных и ослабленных японцев. Таким образом, лагерное начальство «убивало двух зайцев»: в деревне японские больные и заготавливали овощи для лагеря и гораздо лучше питались, получая больше витаминов, и, как следствие быстрее выздоравливали, что спасло жизнь не одному военнопленному.

Бывший японский солдат, работавший в деревне, вспоминает:

«Заключенные (siс!), отработавшие летний сезон в колхозе, резко отличались от ребят, оставшихся в Красноярске, лица «горожан» были бледными и угрюмыми, в то время как «колхозники» походили на только что вернувшихся с курорта людей. Упитанные и загорелые, мы не вписывались в блеклый лагерный пейзаж»[24].

В горнорудной и угледобывающих отраслях Красноярского края (на предприятиях трестов «Хакасуголь», «Хавксзолото», «Енисейзолото» и «Востсибуголь») работали 33,0 % от общей численности контингента военнопленных, завезенных в край в 1945 г. Поскольку угледобыча – одна из самых трудоемких отраслей как по сложности работ, так и по условиям труда, поэтому, как будет показано ниже, количество умерших и погибших здесь было самым большим.

География распределения военнопленных по территории края, показанная в таблице и схеме-приложении № 9, свидетельствует о том, что основная масса их была размещена в южных районах края. Но сравнительно небольшая часть их (6,5%) была направлена на север края. Только на северные прииски треста «Енисейзолото» (Северо-Енисейский район), согласно договору с Управлением НКВД по Красноярскому краю было направлено 1500 японцев. Военнопленные лагерных отделений № 8 и № 9 были направлены для работы в строительстве и лесозаготовках для золотых приисков треста. Контингент лаготделения № 9 работал на прииске Новомихайловский, занимаясь заготовкой леса для драг, а также на прииске Старая Еруда, где находилась «подкомандировка» этого же лагеря. Лагерное отделение № 8 располагалось в поселке Тея и имело два отделения на «Совруднике» (250 человек) и в поселке Уволга (340 человек), где военнопленные также занимались заготовкой леса для ТЭЦ и драг [25].

Итак, японские военнопленные работали практически во всех отраслях народного хозяйства Красноярского края, в том числе и на «режимных» предприятиях, каким являлся завод № 4 (им. Ворошилова), подчинявшейся Министерству вооружений. Привлечение военнопленных к работе на этом предприятии требует особого замечания. Здесь выпускалась военная продукция: орудия, минометы и боеприпасы различных калибров. Некоторое время военнопленные работали в цехах, где производилось оружие, но со временем их убрали оттуда из-за опасения возможных диверсий и террористических актов. Однако использование военнопленных на производстве оружия в целом нарушало нормы международного права, в частности статьи Женевской конвенции о защите жертв войны, которая запрещала использовать военнопленных в военном производстве, строительстве и отраслях оборонной промышленности. Но советское «Положению о военнопленных» 1941 г. допускало такое применение труда военнопленных.


В начало Предыдущая Следующая

На главную страницу