Поляки Красноярья


Юрий Кротов

Жизнь, отданная доброму слову

В январе 2003 исполнилось 25 лет со дня ухода из жизни замечательного человека Красноярья - писателя, журналиста, краеведа, библиофила Кирилла Всеволодовича Богдановича. Прожив только 58 лет, он смог в очень непростое время совдеповской эпохи сказать и сделать много доброго своим нескорым, но неутомимым пером -в статьях, выступлениях, книгах, а также в работе в общественных организациях.

Родился Кирилл Всеволодович в небольшом городке Жмеринка Винницкой области на Украине в 1919 году в семье служащего. Однако, вскоре отец покинул семью, маленького Кирилла воспитывала бабушка, вышедшая из состоятельной шляхетской семьи, владевшая огромными познаниями в области своей родной польской литературы, а также и западноевропейской. Его мать - Людмила Гавриловна, получила солидное филологическое образование /владела наряду с родным польским, также немецким и французским, не говоря о русском и украинском языках/. И до 8 - летнего возраста будущий писатель смог получить тот благодатный импульс к духовному обогащению, которого хватило на все последующие годы жизни.

А последующее было чревато трудностями. В 1927 году семью Богдановичей советские власти выслали в сибирский город Томск. Здесь юноша успел окончить семилетку. По роду работы спецслужащей мать перевели на работу в Красноярск, где Кирилл Всеволодович закончил 10 классов и поступил в пединститут. Окончив филологическое отделение, стал учителем русского языка. Проработав несколько месяцев, К.Богданович был призван на учебу в военное училище связи, которое он окончил уже в Киеве. Попал на фронт и в качестве командира взвода освобождал польские земли от гитлеровцев.

С 1946 года Кирилл Всеволодович вновь на красноярской земле. И потекли своим чередом житейские будни и творческие часы. Работая в газетах города /"Красноярский железнодорожник", "Красноярский рабочий"/, на краевом радио, а затем и руководителем информационного бюро научного института, он фактически ввел в обиход литературное краеведение в крае. В мною составленной библиографии по этой теме насчитывается свыше 30 его публикаций.

Как бы апофеозом Богдановича-краеведа стала книга-справочник "Красноярск", изданная в 1969 году совместно с архитектором З.Лопатиным. В этой-то книге, в частности, представлены любопытные разыскания краеведа:

"Летом 1889 года в Красноярск по этапу прибыла большая партия ссыльных, среди которых был молодой польский революционер Михаил Войнич... Прошли годы. Михаил Войнич, отбывая ссылку в Красноярске, решил бежать. С помощью друзей это удалось. Один из них, народоволец В.А.Карцев, снабдил его запиской и лондонским адресом своей сестры Кравчинской. И вот Войнич в Лондоне. Попадает в дом Кравчинских. И там среди знакомых увидел ту девушку, которая ему кивнула в окно тюремного замка. Девушку звали Этель Лилиан Буль. В 1892 году она стала женой Михаила Войнича. А через несколько лет вышел её роман "Овод", нашумевший на весь мир. Так записка из далекого Красноярска соединила судьбу двух людей - активного деятеля польской революционной партии "Пролетариат" и известной английской писательницы Э.Л.Войнич".

В долгих творческих устремлениях К.Богдановичем реализовывалась цель - художественное отображение некоторых исторических пластов в теме Красноярья. Сначала им была написана 1-я часть сказов про сибирского казака Афоньку Мосеева: публикация прошла в 1966 году. А в 1972 году вышла в свет и вторая часть сказов. Наконец, в канун 350-летия Красноярска вышла из печати и книга под названием "Люди Красного Яра".

В этой книге автором воссозданы: эпоха, быт, нравы первых красноярских первопроходцев, картины ратных и трудовых будней казаков Красноярского острога. Через образы главных героев сказов - приказного подъячего Богдана Кириллыча / списан с самого себя!/ и молодого казака Афоньки Мосеева - писателем отображена преемственность в любви к суровой сибирской земле.

Яркость переживаний, образность языка героев, драматическая наполненность их взаимоотношений, а также живость и рельефность в характеристиках героев в параллели с пейзажными и психологическими зарисовками - всё это определено сказовой формой повествования, довольно редкой для нашей литературы, но благодатной для передачи духа далекого прошлого времени...

Мне кажется, что Кириллом Всеволодовичем в своем художественном /т.е. образном/ постижении прошлого истории края, да теперь и сама его прошедшая жизнь в общении с книгами и окружающими людьми, как-то одинаково и выразительно точно обеспечивают истинность мысли последнего французского классика Анри де Ренье: "время украшает прошлое обаянием"...

Его бессменное руководство городским библиофильским клубом начиная с 1965 года вплоть до своей кончины в январе 1978 года, было каким-то благодатным действом на возвышающую одухотворенность книголюбской братии, ибо жизнь К.Богдановича, цельная сама по себе, несла в мир его окружения какое-то в милейшей привлекательности воспитующее и организующее значение.

Соотнесенность этих слов, например, ко мне самая естественная. В далекие семидесятые годы он познакомил меня уже тогда с известнейшим библиофилом страны Иваном Маркеловичем Кузнецовым. И тот долгий зимний вечер в стенах старинного особняка на ул. Горького в окружении огромного книжного богатства и чудных собеседников оказался незабываемым и по сей день. Читая о себе аннотацию в Словаре российских библиофилов, изданном в Лондоне в 1999 году, долго всматриваюсь в слова: "...Ученик И.М.Кузнецова...", памятуя о добром человеке - о Кирилле Всеволодовиче.

Имея корни далекой польской земли, случаем земной судьбы оказавшись в суровых сибирских краях, этот славный человек своё задушевное, сокровенное оставил в наследство и тем, с которыми он был рядом, и тем, которые будут жить на этой всё же уютной земле!

Как тут не вспомнить Виктора Астафьева, написавшего о К. Богдановиче статью "Золотинка", вошедшую в книгу "Посох памяти": "Видно, и впрямь судьба летописца - судьба подвижника. Может, в этом его назначение и счастье? Будем думать так. И этим утешим себя и тех симпатичных, чаще всего тихих, умных и самоотверженных людей, которые сидят в архивах, либо копаются в запасниках музеев, в земле и развалинах, извлекая ту самую "золотинку", без которой казна и история Отечества нашего есть неполная".


На оглавление

На главную страницу