Сиротинин В.С. Коммунистический террор в Красноярском крае


Научное понятие «диктатура» означает не что иное, как ничем не ограниченную, никакими абсолютно правилами не стесненную, непосредственно на насилие опирающуюся власть.

В.И. Ленин

На заре советской власти

Роковое для России время — октябрь 1917 года. В результате вооруженного переворота в Петрограде к власти пришли большевики. В Красноярск известие о перевороте пришло 27 октября. Красноярский губернский Совет рабочих и солдатских депутатов объявил о переходе к нему всей власти в губернии. Губернский комиссар Временного правительства был отстранен от должности. Для управления губернией создан Енисейский губернский народный комиссариат. В отношении тех, кто не принял новую власть, а их было немало, начали применяться репрессии. В 1917 г. был сформирован Енисейский губернский революционный трибунал, наделенный практически неограниченными, опирающимися не на закон, а на революционное сознание и классовое чутье полномочиями, вплоть до высшей меры наказания (расстрел). Уже в начале ноября были арестованы члены губернской земской управы, в том числе Владимир Михайлович Крутовский, врач, пользовавшийся большим уважением у красноярцев. Эти первые аресты вызвали протест общественности Красноярска. Арестованных освободили.

Начались гонения на православную церковь: оскверняли храмы, совершали надругательства над священниками и членами их семей, бессудно убивали священников. Так, 2 октября 1918 года большевистски настроенные лица в селе Каратузском ворвались в дом отца Михаила (Щербакова), смертельно ранили матушку Анну, затем убили самого священника.

Красные партизаны достойно продолжили деяния совдеповцев. 24.01.1919 г. партизанами отряда Щетинкина был убит священник, поэт, уроженец Ачинска Фокин. Его повесили на его собственных волосах около деревни Турецкая (Лодочная), на теле были огнестрельные и штыковые раны. Похоронен в Ачинске за оградой Казанской кладбищенской церкви.

14 февраля 1919 года большевики отряда Щетинкина убили в осиннике за селом Петровским Ачинского района отца Михаила (Каргополова). Перед убийством ему вырезали кресты на груди, спине и челе, затем зарубили шашками в присутствии жены. Жену изнасиловали на глазах у детей.

30.03.1919 г. в четырех верстах от села Алтат Назаровского района убит священник этого села Поливанов А.П.

В селах развернулась борьба с состоятельными крестьянами (кулаками), началось перераспределение земельных участков, изъятие излишков (с точки зрения новой власти) зерна и сельскохозяйственных продуктов. Проводилась политика военного коммунизма и внедрение продразверстки.

Напряженно сложились отношения советской власти с енисейским казачеством. Большевики потребовали от атамана Енисейского казачьего войска Сотникова А.А.* разоружить казачий дивизион. Сотников ответил отказом. В своем обращении к населению Енисейской губернии от 17.01.1918 г. Сотников разъяснял, что разоружение казачества есть лишение его гражданской и воинской чести и вопиющее нарушение его исторических традиций. «Щадя кровь безоружных граждан» и стремясь избежать кровопролития, Сотников увел казачий дивизион в южные районы края.

(* Сотников Александр Александрович, 1891 г.р., атаман Енисейского казачьего войска 1917—18 гг. В 1915 г., будучи студентом горного отделения Томского технического института, организовал экспедицию на Таймыр, где первым описал и провел геологическую съемку полиметаллических и угольных месторождений. В 1919 году участвовал в геологической экспедиции в Норильские горы. В 1920 при подготовке очередной экспедиции в Иркутске был опознан бывшим белым офицером полковником Сулаквинидзе и сдан органам ВЧК. Расстрелян в 1920 году в Красноярске.)

02.04.1918 г. в Красноярске была образована Енисейская губЧК по борьбе с контрреволюцией, саботажем и спекуляцией. Председателем губЧК был назначен Пекарж Г.И. (расстрелян белыми 14.06.1919 г. в Красноярске).

Осуществить свою программу социалистических преобразований в Енисейской губернии большевикам на данном этапе не удалось, так как под натиском белочехов 18 июня 1918 года советская власть в Красноярске пала (думаю, что понятие «белочехи» весьма условно. Во-первых, эшелонами через Сибирь продвигались не только чехи, но и венгры, австрийцы, немцы, итальянцы и другие. Во-вторых, некоторая их часть была распропагандирована большевиками, и они влились в партизанские отряды красных и в регулярные части Красной армии, и именно они сдали Колчака большевикам).

В начале января 1920г. советская власть в Енисейской губернии была восстановлена. Незамедлительно была восстановлена и губЧК.

В Красноярске были созданы, по крайней мере, два концлагеря. В первом содержались граждане, подозреваемые в контрреволюционной деятельности и возможные противники советской власти, во втором — военнопленные (чехи, венгры, немцы, австрийцы, итальянцы и другие). Так, в первом концлагере отбывал заключение Иван Анисимович Абалаков*.

(* Иван Анисимович Абалаков — коренной енисейский казак, предприниматель. Арестован 3 мая 1920 года по доносу и через несколько дней приговорен к расстрелу. В конце мая Красноярской губЧК расстрел ему был заменен на отбытие срока в концлагере до окончания Гражданской войны. Освобожден по амнистии 18 декабря 1920 года. Второй раз арестован 16 августа 1937 г., приговорен к расстрелу. Расстрелян 26.10.37 г. в Красноярске.)

Вернулась практика военного коммунизма и продразверстка. В Енисейской губернии начались крестьянские восстания. Наиболее известные из них —Голопуповское и Сережское восстания (оба — ноябрь 1920 г.). Подавлены были при участии регулярных частей Красной армии и артиллерийских подразделений. При подавлении Голопуповского восстания было арестовано около 600 повстанцев, из них 169 преданы суду ревтрибунала. За участие в Сережском восстании осуждено 185 человек, из них 76 приговорено к расстрелу.

Наиболее продолжительным было повстанческое движение под руководством И.Н.Соловьева* (1920—1924 гг.). За что боролся Соловьев со своим повстанческим отрядом? А вот за что: «Партизаны борются за народ, за народные интересы, они требуют уничтожения расстрела, уничтожения разверстки, прекращения грабежа, учиненного коммунистами», — с такими словами обращался Соловьев к населению. В отряде Соловьева были не только русские, но и иноверцы (хакасы), что особенно раздражало коммунистов. В официальной советской историографии отряд Соловьева иначе как бандой не называли, а его самого непременно бандитом. Между тем его отряд именовался так «Горноконный партизанский отряд имени великого князя Михаила Александровича». Сибирская тайга, поддержка и помощь местного населения сделали отряд Соловьева недосягаемым для многочисленных воинских формирований большевиков. «Император тайги» — так звали его в народе. В попытках поймать Соловьева и уничтожить его отряд принимал участие будущий детский советский писатель Аркадий Гайдар — командир батальона ЧОН Голиков. Изрядно изъездив дороги юга Енисейской губернии и расстреляв неустановленное число заложников, Голиков так и не вошел в контакт с отрядом Соловьева, был отозван в Красноярск, где ему предъявили обвинение в несанкционированных расстрелах, исключили из партии и отправили на лечение в Москву.

Отряд Соловьева действовал до апреля 1924 года. 4 апреля 1924 г. Соловьев прибыл в свое родное село Соленоозерное для переговоров с представителями советской власти и был убит вместе со своим заместителем Чихачевым и адъютантом.

(* Соловьев Иван Николаевич, родился в 1894 году в станице Соленоозерной, казак. Служил в армии Колчака хорунжим. После поражения белого движения вернулся в родные места, чтобы заниматься мирным трудом хлебопашца. Однако, не выдержав издевательств, непомерных поборов, удушения казачества и идеологического гнета, ушел в тайгу, сформировал повстанческий отряд. Четыре года противостоял большевистскому режиму. Убит 4 апреля 1924 года в Соленоозерном.)

Политическая ссылка

Восстание кронштадтских матросов и многочисленные вооруженные выступления крестьян вынудили коммунистический режим отказаться от политики военного коммунизма и перейти к новой экономической политике. НЭП допускал существование частного предпринимательства, правда, с определенными ограничениями и под контролем государственных органов. Введение НЭПа сняло социальное напряжение в стране. Число антикоммунистических выступлений, в том числе вооруженных, пошло на убыль. Между тем маховик репрессий продолжал раскручиваться. Репрессиям подверглась интеллектуальная элита России. Одних принудительно выдворяли за границу (сентябрь — ноябрь 1922 года), других судили и отправляли в концлагеря (по большей части в Соловецкий лагерь особого назначения) или в ссылку. Прошел процесс по делу лидеров партии эсеров, преследованию подверглись специалисты дореволюционной России, писатели, философы, инженеры, священники и многие другие. Часть преследовавшихся, приговоренных к ссылке, направлялась в Сибирь, в том числе и на территорию Красноярского края.

Так на нашей енисейской земле побывали в ссылке:

Шпет Густав Густавович, философ, этнолог, профессор философии МГУ, вице-президент Государственной Академии художественных наук. Создатель и первый директор Института научной философии. Последователь идеалистической феноменологической школы немецкого ученого Гусселя. Арестован в 1935 году. Ссылку отбывал в Енисейске. Добился перевода в Томск, где и был расстрелян 16 ноября 1937 года. В Томске регулярно проводятся Шпетовские чтения.

Эрдман Николай Робертович, писатель, драматург, отбывал ссылку в Енисейске в 1933—35 гг. Соавтор сценариев к кинофильмам «Веселые ребята» (совместно с В.З.Массом), «Волга-Волга» (совместно с Вольпиным), автор пьес «Самоубийца», «Мандат». Арестован в Гаграх на съемках фильма «Веселые ребята». Дальнейшая его судьба сложилась более или менее удачно. Одно время он даже работал литературным консультантом ансамбля песни и пляски НКВД. Человек общительный, острослов, он сблизился с режиссером и актерами Московского театра на Таганке. Владимир Высоцкий помянул его в поздравлении к шестидесятилетию Юрия Любимова.

Войно-Ясенецкий Валентин Феликсович, архиепископ отец Лука, хирург. Дважды отбывал ссылку в Красноярском крае. Судьба этого стойкого к гонениям священника и выдающегося хирурга причудлива и необычна. Арестованный 19 июня 1923 года в Ташкенте, он был определен на ссылку в Сибирь. Ссылку отбывал в Енисейске. Независимый характер и достойное поведение раздражали енисейских чекистов, и они отправили его севернее, в Туруханск. Здесь он способствовал организации медицинской помощи коренным народам (селькупам, эвенкам, кето). Представители коренных народов больше верили шаманам и весьма настороженно относились к приезжавшим врачам. После нескольких успешных операций, проведенных Войно-Ясенецким по поводу трахомы, к нему начали приезжать даже с дальних стойбищ. Вылечившиеся у хирурга спокойнее относились к проведению прививок против инфекционных болезней. Второй раз Валентин Феликсович отбывал ссылку после третьего ареста (13.12.1937 г.) в Большой Мурте. С началом войны Войно-Ясенецкий направил письмо с просьбой использовать его по специальности для оказания помощи раненым. Ему разрешили приехать в Красноярск, где он стал главным хирургом эвакогоспиталей № 1968 и №1515 (здание школы № 10), многим раненым спас жизни. Одновременно с работой в госпиталях вел службы в Николаевской кладбищенской церкви. Уехал из Красноярска в 1944 году. В 1946 удостоен Сталинской премии 1-й степени за монографии «Очерки гнойной хирургии» и «Поздние реакции при инфицированных огнестрельных ранениях суставов». Умер в 1961 году в Симферополе. В 1996 году причислен к лику местночтимых святых.В Красноярске в память о Валентине Феликсовиче Войно-Ясенецком установлены памятная доска на школе № 10 и памятник во дворе архиерейского дома.

Каменев Лев Борисович, один из видных руководителей партии большевиков, член Политбюро ЦК ВКП(б), короткое время (1932—33 гг.) побывал в ссылке в Минусинске. В 1933 году вернулся в Москву, назначен директором Института мировой литературы им. М. Горького. 16.01.1935 г. осужден на 5 лет, 27.07.1935 г. повторно осужден на 10 лет. 24.08.1936 г. по делу объединенного троцкистско-зиновьевского центра приговорен к расстрелу. Расстрелян 26.08.1936 г. в Москве.

Упомянем здесь еще об одном человеке — Максимовой Екатерине Александровне, жене легендарного советского разведчика Рихарда Зорге. Арестована в Москве 04.09.1942 г. ОСО при НКВД СССР 13.03.1943 г. осуждена на 5 лет ссылки в Красноярском крае. Ссылку отбывала в Большой Мурте, где и скончалась. Причина смерти: кровоизлияние в мозг с последующим параличом дыхательного центра. Могила не установлена. Со следственным делом Екатерины Максимовой не удается ознакомиться до настоящего времени.

После убийства Кирова (1 декабря 1934 года) в ссылку пошли так называемые кировские потоки, состоящие из людей, на которых падало хотя бы самое ничтожное подозрение в отклонении от линии партии. В ссылку отправлялись те немногие члены революционных партий (меньшевики, эсеры, анархисты), которые еще уцелели к тому времени. Так, в Минусинске образовалась колония ссыльных меньшевиков. В силу враждебного к ним отношения со стороны властей и настороженности жителей Минусинска, которые боялись, что их заподозрят в связях с врагами народа, жили меньшевики замкнуто, поддерживая друг друга морально и материально. Это единение ссыльных меньшевиков было истолковано как создание контрреволюционной организации с террористическими намерениями. По делу были арестованы:

Большинство из них расстреляно 20 июля 1938 года в Красноярске.

Крестьянская ссылка

Но вернемся в конец 20-х годов. На страну и народ надвигалась новая беда. Беда эта состояла из трех составляющих: коллективизация, раскулачивание, ликвидация кулачества как класса. Мужичьей чумой назвал этот период Александр Солженицын.

Пока шло внутрипартийное обсуждение темпов индустриализации, сроков и методов коллективизации, Генсек ВКП(б) Сталин со своими сторонниками начал проводить политику жесткого раскулачивания и создания колхозов силовыми методами. Еще в январе 1928 года Сталин начал рассылать местным партийным работникам телеграммы, в которых требовал применять жестокие меры по отношению к кулакам. Для ускорения реализации своих указаний в январе 1928 года Сталин выехал в Сибирь.

В марте 1929 года по предложению Кагановича был введен новый способ выколачивания хлеба из состоятельных крестьян. Для этой цели рекомендовалось использовать сельскую общественность. Сельская голытьба кинулась грабить, сельские комсомольцы и коммунисты получили право ношения оружия. В деревнях и селах страны воцарился поддерживаемый коммунистическим руководством беспредел. Так, в селе Тесь Минусинского округа уполномоченный Сибкрайсоюза предложил ходить по избам состоятельных крестьян, в которых производить нещадно курение табака, харкать на пол, приносить в избы как можно больше грязи на обуви. Местные советские и партийные органы одобрили проведение подобных мероприятий, а кооперация для окуривания кулацких изб начала бесплатно выдавать махорку. Окончательно Сталин сформулировал тезис о переходе от политики ограничения эксплуататорских тенденций кулачества к ликвидации кулачества как класса на Всесоюзной конференции аграрников-марксистов 27 декабря 1929 года. Этот тезис был закреплен Постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) от 05.12.1930 г. «О темпе коллективизации и мерах помощи колхозному строительству». 30.01.1930 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло Постановление «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации».

Массовый характер выселение крестьянских семей приняло после принятия Постановления ЦИК и СНК СССР от 01.02.1930 г. «О мероприятиях по укреплению социалистического переустройства сельского хозяйства в районах сплошной коллективизации и по борьбе с кулачеством». Следом за этим постановлением следует приказ № 4421 от заместителя председателя ОГПУ Г.Ягоды «Об участии ОГПУ в проведении коллективизации, арестах кулаков и беспощадного подавления любого сопротивления проводимым мероприятиям».

Раскулачивание сопровождалось неприкрытым грабежом и издевательствами. Так, в д. Подъянка Ирбейского района председатель сельсовета Мозгалевский при входе в дом к кулаку прежде всего брался за одежду, забирая все, оставляя членов семьи только в том, что было на них. Если попадалось варенье, сметана, масло, то часть из этих продуктов съедали здесь же, остальное уносили с собой.

В Кежемском районе крестьяне арестовывались комбедами с молчаливого согласия секретаря райкома партии, председателя райисполкома и уполномоченного ОГПУ. Арестованных избивали, пытали, некоторых расстреливали без всякого суда.

В селе Мокруша Канского района забирали не только средства и орудия производства, но и продукты: огурцы, капусту, печенье. Изъятые огурцы члены сельсовета бросали друг в друга.

В деревне Малая Камала Рыбинского района отбирали посуду, самовары и прочую утварь.

В деревне Есауловка Красноярского района у кулацких жен вырывали серьги из ушей.

Всего, например, по Красноярскому округу было раскулачено 1497 хозяйств, в результате чего в колхозы было передано: лошадей — 3503, коров — 3300, овец — 7290, свиней — 1457.

По данным из архивных документов, собранных членом Красноярского общества «Мемориал» Александрой Ивановной Фроловой, в Курагинском районе было раскулачено 2356 хозяйств (10 031 человек). Потянулись обозы, составы телячьих вагонов, баржи, увозя сибирское крестьянство в места таежные, где их ждали голод, холод и тяжелый труд. Для ссыльных крестьян создавались спецпоселки. Исходя из существовавшего в те годы административного деления, ссыльные потоки можно условно разделить на две категории:

— крестьяне енисейского левобережья ссылались преимущественно на правобережье среднего и нижнего Чулыма, на гарь, в Нарымский край;

— крестьяне с правобережья Енисея этапировались в Приангарье и на енисейский Север.

Были этапы и покороче. Часть раскулаченных южных районов края направлялась на Саралинские рудники или, например, в Артемовский район на золотые прииски.

В феврале 1930 года несколько тысяч крестьянских семей (в основном старики, женщины, дети; мужчины — главы семей — отправлены в концлагеря) Назаровского, Боготольского, Ачинского районов отправлены в район села Маковское на р. Кеть. Везли их обозами на санях под милицейским конвоем. По дороге погибло много детей и стариков.

Местами массовой ссылки стали Красноярск, Енисейск, Игарка. В письме всесоюзному старосте Калинину жители Енисейска писали: «В г. Енисейск наслали тысячи семейных крестьян, набили ими дома, дают в сутки 300 гр. хлеба взрослым и 200 гр. детям и больше ничего. Даже кипятку не дают. Дети мрут, старики тоже… Все в ужасе от их рассказов о зверствах, проявленных к ним при выселении с места и дорогой. Выселяли их так: мужей забирали в тюрьмы, а их семьи выгоняли в 50-градусные морозы с детьми на улицу, запрещая впускать в дома даже детей. Отобрали все, даже пеленки у детей».

Крестьяне пытались оказывать сопротивление. Только в Минусинском округе было 273 крестьянских выступления, которые жестоко подавлялись.

Наиболее значимым было восстание летом 1931 года, охватившее Дзержинский, Тасеевский, Абанский и Канский районы. Особенностью этого восстания было то, что возглавили его бывшие красные партизаны. Среди них Князюк Исак Яковлевич, Мищик Александр Семенович, Тарасов Корней Миронович, Зюнькин Петр Тихонович и другие. Участники партизанско-крестьянского движения (так называли себя повстанцы) написали и приняли документ, который назвали «Требование», где они объясняли, почему взялись за оружие. Это «Требование» раздавалось и читалось по деревням Канского округа. Число восставших увеличивалось, был сформирован полк (800 штыков). Однако в бою у деревни Батов объединенными силами частей ОГПУ, милиции и Красной армии повстанцы были рассеяны.

Между тем коллективизация, раскулачивание и ликвидация кулачества продолжались. Кроме своих раскулаченных на берега Енисея прибывали крестьянские этапы из многих регионов страны. Их расселяли по всей территории края. Сосланных размещали на Ангаре, Подкаменной Тунгуске, по берегам Енисея все дальше и дальше на север. По статистическим данным, собранным В.Н.Земсковым, Красноярский край по общему количеству ссыльных занимал 3-е место в Советском Союзе, а по числу ссыльных-повторников — первое.

Тюрьма народов

После заключения «Договора о дружбе и границах» между фашистской Германией и Советским Союзом и раздела Польши в 1939 году в наш край потянулись этапы ссыльных из западных районов страны: западные украинцы, западные белорусы, поляки, литовцы, латыши, эстонцы. За неделю до начала войны 14 июня 1941 года была проведена массовая депортация из Прибалтики. Значительная часть прибалтов попала в наш край. Арестованные прибалтийские офицеры отбывали заключение в Норильлаге.

Подробнее о ссыльных потоках в Красноярском крае см. одноименную статью В.С. Биргера (стр. 101).

Острова ГУЛАГа

Пришедшим к власти большевикам досталась развалившаяся тюремная система России, которая до Февральской революции подчинялась Главному тюремному управлению при Министерстве юстиции Российской империи. Возникла необходимость создания и обеспечения надежного функционирования пенитенциарной системы, приспособленной к нуждам, целям и задачам государства нового типа. Для содержания подследственных и осужденных использовались тюрьмы, построенные в царское время (в Красноярске — Екатериновка). Для содержания социально опасных элементов, представителей враждебных классов и социальных групп (дворяне, потомственные горожане, священники, предприниматели) организовывались концлагеря, которые очень часто располагались на территориях православных монастырей (монахов арестовывали или выселяли). Однако количество арестованных увеличивалось, и имеющихся тюрем и концлагерей для них не хватало. Начали возникать концлагеря на севере европейской части России (Архангельская область). 7 июня 1923 года Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН) принял первый этап. Максимальное число заключенных — 71 800 человек на 1 января 1931 года. На Соловках обкатывалась лагерная система: режим содержания, охрана заключенных, использование их на различного рода производствах. Увеличение количества заключенных на Соловецких островах обусловило использование осужденных для работ на материке: лесозаготовка, железнодорожное и дорожное строительство, торфообработка, сельскохозяйственные и другие работы. Сеть лагерей начала распространяться по стране.

Решающее значение в формировании системы ГУЛАГа сыграло Постановление СНК СССР от 11 июля 1929 года «Об использовании труда уголовно-заключенных» (следует отметить, что уже тогда, в 1929 году, предполагалось, что политических заключенных в СССР нет). Этим постановлением предписывалось в целях колонизации отдаленных районов и эксплуатации их природных богатств создать сеть исправительно-трудовых лагерей ОГПУ. Уже осенью 1929 года в Сибири был образован Сибирский ИТЛ (СИБУЛОН, Сиблаг). Управление ИТЛ располагалось то в Новосибирске, то в Мариинске. Заключенные работали на сельскохозяйственных лагпунктах, на лесозаготовках, на строительстве железных и шоссейных дорог, занимались угледобычей, металлообработкой, производством кожевенно-обувной продукции. В силу существовавшего в то время административного деления (Енисейская губерния была упразднена, районы к западу от Енисея отошли к Западно-Сибирскому краю с краевым центром в Новосибирске, районы к востоку от Енисея — к Восточно-Сибирскому краю с краевым центром в Иркутске) ряд лаготделений располагался на территории позднее образованного Красноярского края. Максимальная численность заключенных — 70 370 человек. На 01.04.1942 г. в настоящее время известны два лаготделения СИБУЛОНа — Кривляк и Шерчанка, которые располагались на левом берегу Енисея севернее Ярцева. В СИБУЛОН функционировало известное во всем ГУЛАГе женское отделение (швейная фабрика на станции Яя), которое шило одежду для заключенных лагерей. Во время войны заключенные-женщины шили одежду для военнослужащих. Это же лаготделение было известно тем, что в нем содержались жены «изменников Родины» и «врагов народа», жены известных партийных, советских, хозяйственных работников и военачальников.

7 декабря 1934 года Президиум ВЦИК принял Постановление «О разукрупнении Западно-Сибирского и Восточно-Сибирского краев и образовании новых краев и областей в Сибири». Этим постановлением был образован Красноярский край в границах, существовавших до 1992 года (в этом году Хакасская автономная область вышла из состава Красноярского края). Уже в начале 1935 года перед руководством вновь образованного региона возникла необходимость разработки природных запасов, расположенных преимущественно в труднодоступных и малонаселенных районах. Выход из подобных ситуаций был уже найден в процессе социалистического строительства: создание исправительно-трудовых лагерей и использование принудительного труда заключенных. Тогда же, в 1935 году, было положено начало созданию сети лагерей в крае. И первым среди них был Норильлаг. О наличии в Норильских горах полиметаллических руд и угля было известно еще в XIX веке. Много для разведки и картирования месторождений сделали Александр Александрович Сотников и Николай Николаевич Урванцев.

В конце 20-х годов началось финансирование работ, связанных с освоением района, а сами работы осуществлялись трестом «Союззолото». Была создана специализированная организация — Норильскстрой. В 1933 году Норильскстрой был переподчинен Управлению Главсевморпути. Весной 1935 года главного геолога Норильскстроя пригласили на встречу с руководителями страны. На встрече присутствовали Сталин, Молотов, Орджоникидзе и Каганович. Тогда-то и было принято решение о строительстве промышленного предприятия. Это решение реализовалось в Постановлении СНК СССР ВКП(б) от 26.03.1935 г. и Постановлении СНК СССР от 23.06.1935 г. «О строительстве Норильского никелевого комбината». Для обеспечения строительства рабочей силой предписано было образовать Норильлаг. Первым начальником Норильлага был назначен В.З. Матвеев*.

(* Матвеев Владимир Зосимович, родился в Ташкенте в семье рабочего-кожевника. Примкнул к большевикам, участвовал в боях с басмачами, был трижды ранен. Чекист с 1924 года. Один из руководителей на строительстве Кемь-Ухтинской и Парандовской дорог, гидроэлектростанции на Свири, дороги Сочи — Ахтун-гора. Арестован в апреле 1938 года, обвинен во вредительском строительстве комбината и железнодорожной ветки Норильск—Дудинка. Следствие велось в Москве. 9 апреля 1938 года ВТ войск НКВД Московского округа приговорен к 15 годам тюремного заключения. 16.08.1939 г. военной коллегией Верховного суда СССР 15 лет тюрьмы были заменены на 15 лет лагерей. Срок отбывал в Архангельской области. Погиб в лагере.)

12.06.1935 г. Матвеев отбыл на пароходе «Спартак» из Красноярска в Дудинку. По прибытии в Дудинку 02.07.1935 г. он подписал приказ № 1 о своем вступлении в должность начальника Норильлага.

Первый этап заключенных численностью 1200 человек прибыл в Дудинку в том же 1935 году. По мере расширения строительства комбината и города увеличивалось и количество заключенных Норильлага. Этапы шли со всего Советского Союза. Отметим лишь один из них. Это знаменитый Соловецкий этап, прибывший в Дудинку в августе 1939 года на пароходе «Семен Буденный». Этап был сформирован при ликвидации Соловецкой тюрьмы особого назначения — СТОНа. Среди заключенных этапа было много инженеров высшей квалификации, многие из которых позднее работали в проектном отделе, в лаборатории, в изыскательском отделе и других инженерных службах комбината. Максимальная численность заключенных — 72 490 человек на 01.01.1952 г. Согласно картотеке заключенных Норильлага в ИЦ ГУ МВД КК, всего в Норильлаге отбывало заключение 244 109 человек.

После ареста Матвеева начальником Норильлага был назначен Авраамий Павлович Завенягин. Он реорганизовал проведение строительных и монтажных работ, создал опытное производство по освоению технологий переработки полиметаллических руд, разработал перспективный план строительства города и комбината и поэтапного ввода промышленных мощностей. Завенягиным были сняты с общих работ (а на них долго не жили) ведущие специалисты, и из них были сформированы инженерные службы комбината. Этим специалистам были созданы более приемлемые условия существования, выдавалась и повышенная пайка. Они-то и оставили самые теплые воспоминания о Завенягине. Между тем Завенягин ужесточил режим содержания основной массы заключенных Норильлага, увеличилось число штрафных бараков и зон. За многие проступки, например, за невыход на работу, могли приговорить к расстрелу. И приговаривали. В 1941 году Завенягин был отозван в Москву с назначением его заместителем наркома НКВД (Л.П. Берии).

В состав Норильлага входили отдельные лагерные пункты (ОЛПы), лагерные пункты (л/п), лагерные отделения (л/о), командировки, подкомандировки. Число их часто менялось, исходя из нужд производства. Ряд подразделений Норильлага располагался на большом удалении от Норильска. Самым удаленным из них был сельскохозяйственный лагпункт в д. Ильичево, южнее Шушенского. В Красноярске постоянно действовало 8 л/о (погрузка грузов для отправки их в Норильск). Лагпункты были в совхозе «Таежный» (Сухобузимский район), в Подтесово, Маклаково, Курейке. Заключенные Норильлага строили Сталинский пантеон в Курейке. Через Норильлаг прошло много замечательных людей. Вот некоторые из них.

Гумилев Лев Николаевич, историк, писатель. Родился 1 октября 1912 года в Царском Селе (ныне г. Пушкин) под Петербургом. Сын Николая Гумилева и Анны Ахматовой. Арестован 10.03.1938 г. будучи студентом 4-го курса истфака ЛГУ. Осужден на 5 лет. 21.09.1939 г. прибыл в Норильлаг. Лагерная кличка Чума. В лагере дружил со Штейном (Снеговым) С.А. Вместе с ним написал «Словарь наиболее употребляемых блатных слов и выражений». Пользуясь этим словарем, написали научно-историческую работу «История отпадения Нидерландов от Испании». Освобожден 10.03.1943 г. Добился отправки на фронт. Солдатом дошел до Берлина. Повторно арестован 06.11.1948 г., осужден на 10 лет. Освобожден 14.05.1956 г. После освобождения защитил две докторских диссертации, доктор исторических и географических наук. Автор теории этносов.

Штейн (Снегов) Сергей Александрович, физик, писатель. Родился в Одессе 5 августа 1910 года. В 1932 году закончил физико-математический факультет Одесского университета. Работал инженером-исследователем в Ленинграде. Арестован 03.06.1936 г. Осужден на 10 лет. Срок отбывал в том числе на Соловках. В Норильлаг прибыл в августе 1939 года Соловецким этапом. Работал сначала на общих работах, затем в лаборатории опытного металлургического цеха. Освобожден 08.07.1946 г. Второй арест в 1951 году в Норильске. Приговорен к бессрочной ссылке в Норильске. После освобождения из ссылки занялся литературной деятельностью. Написал более 20 книг.

Козырев Николай Александрович, родился в Петербурге в 1908 году. Известный астроном, работал в Пулковской обсерватории (под Ленинградом), занимался изучением атмосферы Венеры. Арестован 07.11.1936 г., осужден на 10 лет. С 1939 года в Норильлаге. 10.01.1942 г. Таймырским окрсудом за контрреволюционную агитацию осужден на 10 лет. Оставлен в Норильлаге. Участвовал в лагерных геологических экспедициях. Из Норильлага убыл в 1944 году, освобожден в 1946. После освобождения защитил докторскую диссертацию. За открытия в астрономии награжден золотой медалью Международной ассоциации астрономов.

Федоровский Николай Михайлович, родился в Курске 30 ноября 1886 года. Участник революционного движения с 1902 года. Один из основателей Московской горной академии, где возглавлял кафедру минералогии (1918—1923 гг.), член-корреспондент АН СССР (с 1933 г.), основатель и директор Всесоюзного научно-исследовательского института минерального сырья (с 1923 г.). Арестован 25.10.1937 г., осужден на 15 лет. Заключение отбывал в Особом конструкторском бюро 4-го спецотдела НКВД СССР в Москве. В 1945 году этапирован в Норильлаг. 27.04.1949 г. переведен в Горлаг (лагерный номер — Н-047), освобожден в 1952 году тяжело больным. Умер в Москве в 1956.

Урванцев Николай Николаевич, 1893 года рождения. Геолог, доктор геолого-минералогических наук (1935 г.), почетный полярник. 17.11.1932 г. награжден орденом Ленина, при аресте орден отобрали. Окончил Томский технологический институт. Один из первооткрывателей и исследователей Норильского рудного поля. С 1932 года заместитель директора Института Арктики в Ленинграде. Арестован 11 сентября 1937 года, осужден на 10 лет. Срок отбывал в Норильлаге. Большую часть срока был расконвоирован. Освобожден в 1954 году. Умер в 1935 в Ленинграде.

Норильлаг закрыт приказом МВД СССР от 22.08.1956 г.

С Норильлагом были связаны два лагуправления: ИТЛ аффинажного завода № 169 и Горлаг (особый лагерь № 2). Строительство аффинажного завода было обусловлено необходимостью переработки концентратов, полученных на Норильском горно-металлургическом комбинате и содержащих металлы платиновой группы, золото и серебро. Встал вопрос о месте расположения аффинажного завода. Основных вариантов было три: Норильск, Куйбышев, Красноярск. Постановлением ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 07.04.1939 г. было принято решение о строительстве аффинажного завода в Красноярске. А кто строить-то будет? Конечно, заключенные. Приказом наркома НКВД № 00725 от 05.06.1941 г. был образован ИТЛ аффинажного завода № 169 (Аффинажстрой). ИТЛ просуществовал до сентября 1951 года. Максимальное число заключенных — 1813 на 1 января 1943 года. Но построить завод — это половина дела. Норильские концентраты не имели аналогов в мировом производстве, и получение из них металлов платиновой группы требовало разработки принципиально новых технологий. Для решения этой проблемы на аффинажный завод были направлены ведущие специалисты в этой области, находящиеся в заключении и в ссылке. Эти талантливые ученые в условиях неправой неволи достойно решили поставленную перед ними задачу. Разработанные ими технологии получения металлов платиновой группы признаны ведущими зарубежными специалистами лучшими в мировой практике. Эти талантливые, глубоко порядочные люди, несмотря на непрерывный гнет подневольной жизни, обставленные стукачами, регулярно отмечавшиеся в комендатуре, которых каждый мог оскорбить и унизить, оставили светлую память о себе у ветеранов завода. Уместно будет назвать здесь имена некоторых из них.

Мюллер Рудольф Людвигович, профессор Ленинградского университета, доктор технических наук. Арестован перед войной. В заключении работал на лесоповале, затем банщиком, лаборантом в санчасти. Этапирован в лагерь при аффинажном заводе. С 1946 года возглавлял группу в научно-исследовательской лаборатории. Освобожден из заключения в 1951 году. Отправлен в ссылку в Кемеровскую область, где с большим трудом нашел работу (преподавал в техникуме). Погиб в автокатастрофе.

Анисимов Сергей Матвеевич, 1901 года рождения. Заведующий кафедрой Томского горно-металлургического института. В 1931 году вместе с кафедрой переехал в Орджоникидзе. Профессор. Арестован 19.07.1941 г., осужден на 5 лет. Срок отбывал в Норильлаге. С 1946 года отбывал ссылку в Красноярске. Работал на аффинажном заводе, создал заводскую пробирную лабораторию. После реабилитации уехал в Орджоникидзе.

Недлер Всеволод Васильевич, физик-спектроскопист. Арестован в Москве. В 1946—1949 гг. отбывал срок в Красноярске. Работал на аффинажном заводе (л/п № 121), организовал исследовательскую лабораторию. Позднее, будучи в заключении, работал в ОТБ-1 (ныне институт Сибцветметниипроект) в геологическом отделе.

Кострикин Вячеслав Константинович, химик. Арестован в Москве. Срок отбывал в Красноярске на аффинажном заводе.

Белоглазов Константин Константинович, ученый. Арестован и осужден в Ленинграде. Срок отбывал на аффинажном заводе в Красноярске. Именно он в начале 1943 года получил первую партию продукции завода — слитки платины и палладия. После освобождения работал заместителем главного инженера Норильского горно-металлургического комбината.

Башилов Иван Яковлевич, патриарх металлургии редких и платиновых металлов. Один из основателей радиевой и редкоземельной промышленности СССР, профессор (1931 г.), доктор технических наук (1935 г.). Окончил Петербургский политехнический институт. В 1920—1921 гг. разработал оригинальную технологическую схему извлечения радия, урана и ванадия из отечественного сырья. В 1921 году вместе с Хлопониным получил первый продукт радия. Арестован в Москве ночью 22.08.1938 г., осужден на 5 лет. В заключении был на общих работах, доходил, был переведен сторожем на построенный им радиевый завод. В 1943 году этапирован в Москву. Освобожден 10.06.1943 г. Направлен в ссылку в Красноярск на аффинажный завод. Регулярно отмечался в комендатуре. Автор разработок большинства технологических процессов по получению металлов платиновой группы. В 1948 году удостоен Сталинской премии. Умер 20 августа 1953 года в Красноярске. Похоронен на Покровском городском кладбище.

21 февраля 1948 года Совмин СССР принял Постановление № 416-159 о создании особых лагерей. В них предполагалось сконцентрировать осужденных за шпионаж, диверсии, террор, троцкистов, эсеров, анархистов, правых, националистов, белоэмигрантов, участников антисоветских организаций и групп, а также лиц, представляющих опасность по своим антисоветским связям. В этих лагерях устанавливался более строгий режим содержания, использование заключенных на самых тяжелых работах, на одежду нашивались личные номера (тем самым заключенные лишались фамилий). Охрану несли конвойные войска (в ИТЛ охрану осуществлял ВОХР). Каждый Особлаг имел свой порядковый номер (№ 1—12 по числу созданных Особлагов) и свое лирико-ландшафтное название: Озерлаг, Песчанлаг, Речлаг, Дубравлаг и т.д. В Красноярском крае на базе Норильлага был образован Особлаг № 2 (Горлаг). Основанием для его создания стал приказ МВД № 00219 от 28.02.1948 г. Основной состав Горлага составляли заключенные Норильлага, прибывали и новые этапы. Максимальная численность заключенных — 20 218 человек на 01.01.1952 г. Горлаг имел 8 лаготделений, в том числе женское лаготделение (№ 6) и каторжное (№ 3) и два  лагпункта: Купец и Косой. Закрыт 25.06.1954 г.

Горлаг занимает свое, особое место в истории ГУЛАГа, потому что именно там, в Горлаге, прохладным заполярным летом 1953-го произошло выступление заключенных, известное как Норильское восстание. Оно началось 26 мая, после того как сержант 78-го отдельного отряда Дятлов через зону открыл огонь из автомата по сидевшим на крыльце лагерного барака заключенным 5-го лаготделения, ранив 7 человек, один из которых скончался от полученных ран. 27 мая заключенные 5-го лаготделения отказались выходить на работу. Их поддержали 4-е и 6-е (женское) лаготделения. 5 июня забастовали все лаготделения Горлага. Заключенные Норильлага восставших горлаговцев не поддержали. В ночь на 7 июля штурмом было взято 6-е (женское) лаготделение. Дольше всех держалось 3-е (каторжное) лаготделение, оно было взято штурмом в ночь на 4 августа. Начались аресты, избиения, допросы, новые сроки. Самоотверженность и бесстрашие горлаговцев летом 1953 года не были напрасными. Особлаг № 2 (Горлаг) был расформирован 25.06.1954 г.

5 февраля 1938 года приказом № 020 НКВД СССР создан Красноярский ИТЛ (Краслаг). Основное промышленное назначение — лесозаготовки и производства, связанные с переработкой древесины (изготовление шпал, лыж, мебели, строительство лесовозных дорог) и прочие работы. Первоначально Управление Краслага располагалось в Канске. По мере вырубки леса лаготделения переносились в восточном направлении, пока не уперлись в границу Иркутской области, а по лагерному делению в Тайшетлаг. Управление Краслага было перенесено в пос. Решоты Нижнеингашского района. Максимальное число заключенных — 30 546 человек на 01.01.1953 г.

В январе 1942 года был образован лагерь трудармейцев, в который по мобилизации доставляли ссыльных немцев (4 584 человека). Краслаг несколько раз получал переходящее знамя Главного управления лагерей лесной промышленности. В 1968 году переименован в Красноярское управление лесных исправительно-трудовых учреждений (Красспецлес, Учреждение У-235). Управление функционирует и в настоящее время.

В Красноярском крае велась Стройка № 503 МВД СССР (строительство железной дороги Салехард-Игарка, в народе больше известное как «Сталинка», а позднее «Мертвая дорога»). 29.01.1949 г. Совет министров СССР принял постановление о строительстве железной дороги Салехард-Игарка и постройке морского порта, судоремонтного завода и жилого поселка Главсевморпути в Игарке. Строительство должно было осуществляться на участке от реки Пур до Игарки с организацией паромной переправы через Енисей в районе поселка Ермаково. На этом участке предполагалось построить 28 станций и 106 разъездов. При прокладке дороги лаготделения (колонны) располагались на расстоянии 5—10 км друг от друга. На строительство дороги от Салехарда до Игарки, т.е. на два управления (№ 501 и № 503) было выделено 62,5 миллиона рублей. Строительство дороги контролировалось Сталиным, велось ударными темпами при отсутствии проектной документации. Заключенным приходилось работать в весьма неблагоприятных условиях: зимой морозы до 40 градусов, летом комары, мошка, слепни, к тому же значительная часть трассы проходила по болотам и заболоченной местности. Максимальное количество заключенных — 29 126 человек на 1 января 1950 года. Сразу после смерти Сталина выяснилось, что необходимости в строительстве этой дороги не было и возить по ней нечего. Вскоре было принято постановление о прекращении строительства, консервации построенных объектов и эвакуации заключенных. Так и стоит эта, оплаченная многими жизнями заключенных, брошенная дорога. Тут и там встречаются разбросанные по лесотундре лагерные зоны, паровозы, вагоны, платформы; свечками торчат светофоры да прячутся в приполярном кустарнике лагерные погосты.

Как уважающее себя лагуправление, Стройка № 503 имела свой театр, который (как и само управление) располагался сначала в Игарке, затем в Ермаково. В театре этом были заняты известные в те времена люди.

Топилин Всеволод, участник международных музыкальных конкурсов, первый аккомпаниатор Давида Ойстраха. Ушел добровольцем в московское ополчение, попал в плен. На родине получил 10 лет лагерей. После расформирования театра в Ермаково этапирован в режимный лагерь № 7 Озерлага, там стал фельдшером (что спасло его от гибели). После освобождения какое-то время работал в Красноярской филармонии.

Зеленков Дмитрий Владимирович, из семьи художников Лансере по отцу и Бенуа по матери. Театральный художник. Работал в Александринском и Мариинском театрах в Ленинграде. Воевал на Ленинградском фронте начальником химической службы 2-го стрелкового полка 3-й стрелковой дивизии. Попал в плен. Был в концлагере в Финляндии. Освобожден. Военным трибуналом Московского военного округа 17.04.1945 г. осужден на 10 лет. В заключении работал в театре Стройки № 503. Повесился за сценой во время спектакля.

Аскаров Юсуф Алиджанович, артист. Воевал. После войны был осужден на 10 лет. В заключении играл ведущие роли в лагерном театре Стройки № 503. После разгона театра этапирован в Озерлаг, попал на общие работы, стал доходить. Выручили друзья по заключению, добились его перевода в КВЧ (культурно-воспитательную часть), что спасло ему жизнь. После освобождения работал в театрах Ачинска, Канска, был главным режиссером Красноярского кукольного театра. Народный артист России. Живет в Красноярске.

Оболенский Леонид Леонидович, легенда российского кинематографа. Родился 21 января 1902 года. Снимался еще в немом кино. Работал с С. Эйзенштейном и Л. Кулешовым. При освоении звукового кино был звукооператором. Участник создания более 30 фильмов. Перед войной работал ассистентом кафедры кинорежиссуры ВГИКа. Добровольно ушел в ополчение. Попал в плен. В лагере был переводчиком. При этапировании бежал, укрылся в монастыре, принял постриг. В 1943 году из монастыря ушел, сам пришел в армейский особотдел. Хотели расстрелять за работу переводчиком, но один из особистов узнал в нем артиста кино. Осудили на 10 лет. Работал в лагерных театрах Строек № 501 и 503 (Абезь, Ермаково). После освобождения из лагеря — ссылка в Черногорске, работал маляром. Режиссер Минусинского театра Н.К. Гудзенко пригласил его в театр художником. После освобождения из ссылки жил в Свердловске, работал на Свердловской киностудии. Снял несколько документальных фильмов, снимался в кино. Умер 19 ноября 1991 года в г. Миассе Челябинской области.

Штильмарк Роберт Александрович, писатель, журналист, дипломат, боевой офицер, командир разведроты. Здесь, на Стройке № 503, он написал свой авантюрный роман «Наследник из Калькутты». Писал он его в сторожке лагерного склада ГСМ, куда был пристроен нарядчиком.

В Ермаково работали и ссыльные. Среди ссыльных находилась замечательная женщина — Марченко Зоя Дмитриевна. Еще в 1918 году окончила она Высшие курсы стенографии. Работала в Наркомате путей сообщения. Первый арест в 1931 году за хранение записи разговора с братом на свидании перед его отправкой на Соловки. Осуждена на 3 года. Второй арест в 1937 году за отказ подписать ложные показания против мужа, немецкого коммуниста Германа Таубенбергера, срок — 8 лет. Отбывала на Колыме. Третий арест в 1949 году. Приговорена к ссылке на поселение в Красноярский край. Ссылку отбывала в Игарке, вскоре переведена в Ермаково, где работала бухгалтером. После освобождения вернулась в Москву. Активно сотрудничала с «Мемориалом». Умерла в Москве.

Упомянутые выше лагуправления составляли лишь часть лагерной системы края. На его территории функционировали еще многие лагерные управления и отдельные лагерные пункты (ОЛПы). Назову некоторые из них.

В апреле 1949 года было организовано Главное управление МВД СССР по разведке и эксплуатации месторождений и строительству предприятий цветных и редких металлов в Красноярском крае (Енисейстрой).
В него входили:

— Таежное горнопромышленное управление и ИТЛ;

— Юго-западное горнопромышленное управление и ИТЛ (осуществляло в том числе строительство Сорского молибденового комбината);

— Особое механическое бюро (ОТБ-1, ныне Сибцветметниипроект) с лаготделением в Красноярске и отделениями в Шилинке и Раздольном, где работали ссыльные;

— и другие.

В крае функционировали:

— Енисейский ИТЛ, СГУ;

— ИТЛ «ДС» Енисейстроя;

— ИТЛ и строительство железной дороги Красноярск—Енисейск;

— ИТЛ строительства железных рудников (Железлаг);

— Полянский ИТЛ (Полянлаг);

— Хакасское ЛО;

— Черногорский ИТЛ (Черногорлаг);

— ОЛП «Рыбак» с двумя командировками (полуостров Таймыр, верховья реки Ленинградская);

— ОЛПы Главного управления аэродромного строительства НКВД СССР;

— и другие.

Репрессии против священнослужителей

В Красноярском крае отбывали ссылку православные священники. Так, в Удерейском (ныне Мотыгинском) районе отбывали ссылку:

Смирнов Амвросий Степанович, 1874 г. р., архиепископ.

Священники:

Этих весьма почтенного возраста священников (младшему — 56 лет, старшему — 69) обвинили в создании антисоветской организации. Расстреляли всех.

Другая группа священников отбывала ссылку в Кежемском районе. Сотрудники НКВД сколотили из них контрреволюционную организацию. Первоначально следователями НКВД руководителем этой организации был поставлен отбывавший ссылку Дросси, секретарь патриарха Тихона, но он умер до начала следствия. Тогда на роль руководителя контрреволюционной организации церковников был поставлен священник Меснянкин Федор Федорович, 1877 г. р. Оказалось, что он привлек в свою контрреволюционную организацию почти всех отбывавших ссылку священников. Были арестованы:

Дела Миронюка Ф.Ф. и Старчика И.И. были выделены в отдельное производство, и их дальнейшая судьба по имеющимся документам не прослеживается.

Все остальные расстреляны в час ночи 1 апреля 1938 года в Кежме.

Уничтожались не только ссыльные, но и наши, красноярские, действующие священники. В 1937 году коммунисты затеяли расправу над православными священниками. В руководители контрреволюционной организации священников был определен епископ Красноярский с 1935 года Турский Александр Антонович. По делу были арестованы 15 человек. Большинство из арестованных было расстреляно 26 ноября 1937 года в 23 часа в г. Красноярске (подробнее об этом деле см. в статье М.Г. Волковой «Поруганная вера»).

Не забывали коммунисты и священников в районах края. 6 ноября 1937 года в Минусинске арестовали протоиерея Троицкой церкви Комарова Николая Ивановича. Для придания значимости контрреволюционному заговору церковников был арестован еще 31 человек. Решением тройки УНКВД по Красноярскому краю от 27.11.1937 г. 27 человек были приговорены к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение 6 декабря 1937 года в Минусинске.

Преследовались и другие православные, отколовшиеся от официальной церкви. Гонимые еще в давние царские времена, натерпелись бед от новой власти староверы. Все дальше в тайгу уходили они семьями от мирской суеты и утеснения властей. Часто приспосабливались для жизни в сотнях километров от сел и деревень. Ставили себе скиты и монастыри, молились и работали, никому не мешали. Частично они расселились в верховьях реки Дубчес (левый приток Енисея). В начале 1951 года была проведена операция по уничтожению старообрядческих поселений. Отряд из 15 офицеров КГБ из Красноярска и 15 военнослужащих с пулеметом на лыжах пробрались до верховьев Дубчеса. Были сожжены скиты и шесть монастырей (два мужских и четыре женских). Староверов собрали более ста человек, они же подготовили большие плоты, на которых сплавились до Ворогова. Руководил операцией капитан госбезопасности Щербань. Там провели сортировку задержанных. К настоящему времени известна судьба 32 человек, которых конвоировали в Красноярск. После 9-месячного следствия 4—9 января 1952 года состоялся суд. Красноярский краевой суд всех арестованных признал виновными в проведении антисоветской агитации (статьи 58—10, часть 2-я, и 58—11 УК РСФСР). Руководителем был признан глава дубческих монастырей Лаптев Сафон Яковлевич (отец Симеон). 24 человека осуждены на 25 лет (в том числе отец Симеон и 10 женщин), 8 человек на 10 лет (в том числе 3 женщины). У всех конфисковали имущество (которого практически не было) и дали 5 лет поражения в политических правах. Отец Симеон умер в лагере.

Поскольку в Советском государстве право на существование имела только одна идеология, то преследованиям подвергались и другие религиозные конфессии. 2 июня 1935 года в Красноярске арестовали ксендза, настоятеля Красноярского католического костела Иеронима Иеронимовича Церпенто. После ареста в Томске и высылке официального представителя Ватикана в Сибири Юлиана Михайловича Гронского, Церпенто становится неофициальным папским администратором Западно-Сибирского и Восточно-Сибирского краев. Вместе с ним арестовали шесть прихожан. 24.06.1936 г. ВТ СибВО И.И. Церпенто осужден на 10 лет. Находясь в лагере, арестован по делу «Сибирского центра ПОВ». 04.01.1938 года Комиссией НКВД и Прокурором СССР Иероним Иеронимович приговорен к расстрелу. Расстрелян в Красноярске 18.01.1938 г.

Обычно аресты священников сопровождались разрушением и разорением церквей, костелов, молитвенных домов, синагог, мечетей, преследованием прихожан. Даже обычные религиозные обряды (крещение, венчание, отпевание) вызывали резкое противодействие со стороны властей.

Большой террор

1937—38 годы… С легкой руки английского историка Роберта Конквеста за этими годами закрепилось название — Большой террор. Собственно, этот период продолжался с лета 1937 по осень 1938 года. Но сами аресты начались со второй половины 1936-го. Судебные и внесудебные органы, выносящие приговоры, не справлялись с потоком хлынувших на них дел. Тюрьмы и следственные изоляторы были переполнены. Красноярские старожилы вспоминают, что в эти годы у Красноярской тюрьмы можно было наблюдать скопление сотен людей (красноярцев и из районов), пытавшихся узнать хоть что-нибудь о своих близких. Необходимо было придумать какую-то технологию, которая могла бы разгрузить тюрьмы, ускорила этапирование осужденных в лагеря и упростила процедуру расстрела.

2 июля 1937 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло Постановление «Об антисоветских элементах». Этим постановлением было принято решение о создании троек с широкими полномочиями при республиканских и региональных управлениях НКВД. Секретарям ЦК национальных компартий, крайкомов и обкомов было приказано представить на утверждение в Политбюро ЦК ВКП(б) персональный состав троек и количество людей, подлежащих расстрелу или заключеннию в лагерь по их региону для установления лимитов по первой (расстрел) и второй (заключение в лагерь) категориям. 30 июля 1937 года Политбюро утвердило составы троек, определило лимиты и утвердило приказ № 00447 по НКВД «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов», в котором определялся порядок выполнения решений, принятых руководством партии. По Красноярскому краю выделенные лимиты составили: 1-я категория — 750 человек, 2-я — 2500.

Первое заседание тройки УНКВД КК состоялось 23 августа 1937 года. Состав тройки: Леонюк*, Филиппов, Рабинович при секретаре Потапове. К рассмотрению на заседании тройки было принято 92 дела на 188 обвиняемых, из которых по статье 58 УК РСФСР обвинялись 160 человек. Из 160 к расстрелу приговорили 135 человек. Тех из них, кто содержался в Красноярской тюрьме, расстреляли на следующий день, 24 августа 1937 года.

(* Леонюк Фома Акимович, 1892 г. р., образование 3 класса сельской школы, в 1924 году окончил курсы при ЦК КП(б)У. В органах ВЧК—ОГПУ—НКВД—МВД с 1918 года. С 15.04.1937 по 13.09.1937 гг. начальник УНКВД КК, затем работал на разных должностях в системе ГУЛАГа НКВД СССР, в том числе заместителем начальника ГУЛАГа. Награжден двумя орденами Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденом Трудового Красного Знамени, знаком «Почетный работник ВЧК-ГПУ» (V) № 145. Последнее звание — генерал-майор, лишен его 02.08.1957 г. Постановлением Совета министров СССР как дискредитировавший себя за время работы в органах.)

Всего с 23 августа 1937 по 15 ноября 1938 гг. тройкой УНКВД КК были приняты решения по 583 протоколам (№ 1—545 с 23 августа 1937 по 15.06.1938 гг. и № 01—038 с 29.09.1938 по 15.11.1938 гг.). Всего тройки рассмотрели дела 19 652 обвиняемых, из которых 1520 человек обвинялись по общеуголовным статьям, а 18132 по политическим. Обвиненных в политических преступлениях приговорено к расстрелу 12 603 человека, к отбытию срока заключения в лагерях — 5529. При рассмотрении дел тройки руководствовались лимитами, утвержденными Политбюро.

Первоначально установленный срок проведения операции по приказу № 00447 составлял 4 месяца, но местное партийное руководство и региональное управление НКВД просили утвердить новые лимиты и продлить сроки работы троек.

По имеющейся в настоящее время информации, Красноярскому краю на рассмотрения «троек» были выделены следующие лимиты:

Дата  Кем выделен  Лимит  Всего
31.07.1937 Политбюро  750 (1 кат.) 
2 500  (2 кат.)
3 250
ноябрь, 1937 Телеграмма Сталина и Молотова 6 600 (1 кат.) 6 600
31.01.1938 Политбюро  1 500 (1 кат.)
500  (2 кат.)
2 000 
16.03.1938 Политбюро    1 500
28.04.1938 Политбюро  3 000 (1 кат.)  3 000

Итого: 16 350

Таким образом, за 15 месяцев с августа 1937 по ноябрь 1938 г. только тройкой УНКВД по Красноярскому краю был репрессирован практически каждый сотый житель края.

15.11.1938 г. Политбюро ЦК ВКП(б) вынесло решение о приостановлении всех дел тройками, а своим решением 17.11.1938 г. тройки ликвидировало.

Одновременно с региональными тройками в усиленном режиме функционировали двойки (Комиссия НКВД и Прокурора СССР). Например, 13.09.1937 г. двойкой (протокол № 15) на основании приказа НКВД № 00485 от 11.08.1937 г. приговорены к расстрелу 18 человек (здесь и далее сообщается о людях, живших в Красноярском крае), в том числе Лысова-Гаранская Стефанида Матвеевна, 1907 г. р., уроженка д. Будьки Виленской губернии. Стефанида Матвеевна жила в Красноярске, домохозяйка. Арестована 26.08.1937 г. Расстреляна 22.09.1937 г. в Красноярске.

13.11.1937 г. (протокол № 29) на основании приказа НКВД № 00439 от 25.07.1937 г. было осуждено 42 человека, из них к расстрелу приговорен 41 человек, в том числе Левандовский Герман Августович, 1899 г. р., уроженец с. Пулино Житомирского уезда Волынской губернии. Герман Августович жил в д. Гнадендорф (Николаевка) Краснотуранского района. В 1933 году уехал на Артемовский рудник, где и был арестован в 1937-м. Расстрелян 24.11.1937 г. в 23 часа в Минусинске.

13.01.1938 г. (протокол № 47) двойка приговорила к расстрелу 130 человек (обвинение в создании латышской националистической контрреволюционной организации), в их числе Буду Мартына Мартыновича, 11.01.1893 г. р. в с. Нижняя Буланка Каратузского района. В этом же селе Мартын Мартынович и проживал, работал в колхозе «Циня». Арестован 05.12.1937 г. Расстрелян в Минусинске 02.02.1938 г. в 23 часа.

20.05.1938 г. двойка осудила 191 человека (к расстрелу — 133). Среди расстрелянных был Арнольд Данилович Тинт, 1910 г. р. Арестован в д. Эстония Нижнеингашского района.

В это же время продолжали рассматривать дела людей, обвиняемых в политических преступлениях, народные суды, военные трибуналы всех уровней и разной подчиненности (в Красноярске военный трибунал 94-й стрелковой дивизии), транспортные трибуналы, военные суды военных округов, особое совещание при НКВД СССР, лагерные суды. К расстрелу приговаривалось от 70 до 100% обвиняемых.

Расстрелы, как правило, проводились в населенных пунктах, в которых имелись тюрьмы, позволяющие содержать большое число подследственных (Красноярск, Ачинск, Канск, Минусинск, Абакан, Енисейск, Дудинка, Норильск). Убивали еще в Игарке, Туруханске, Кежме. Расстреливали часто и помногу. Так, в Красноярске 06.09.1937 г. расстреляно 58 человек, 27.10.1937 — 87 человек. В Минусинске с 4 по 5 ноября 1937 года расстреляно 199 человек, а с 8 по 9 декабря 1937 года — 222 человека. 17 марта 1938 года расстреляно в Красноярске 123 человека, в Канске — 202. Перечень этот можно продолжать и продолжать. Как проходили эти расстрелы, знать нам не дано. Известно, однако, что начальник Минусинского сектора НКВД Алексеев* считал, что патроны надо беречь, а потому раненных при расстреле приказывал добивать ломом.

Так против кого же были направлены эти жестокие и массовые репрессии? Если очень коротко — против всех, даже против самых проверенных и преданных партии людей.

Коснусь хотя бы нескольких дел (об остальных Вы, читатель, узнаете по мере выпуска «Книг памяти»). Значительным по количеству обвиняемых и тяжести предъявленных обвинений стало следственное дело № 4435. Аресты по нему шли и в 1937 и в 1938 годах. Первые же аресты были произведены в конце 1936-го. Тогда были арестованы Ожигов С.Н. и Словцов Н.В. (Ожигов Сергей Николаевич, уроженец Красноярска, родился в 1907 году. На момент ареста, 12.11.1936 г., без определенных занятий. 23.08.1937 г. тройкой УНКВД КК приговорен к расстрелу. Расстрелян 24 августа 1937 года в Красноярске. Словцов Николай Владимирович, родился в с. Седельниково Сухобузимского района в 1907 году, сын расстрелянного священника. Арестован 23.12.1936 г. Расстрелян 24.08.1937 г. в Красноярске). Аресты по делу проходили во многих населенных пунктах края. По имеющимся в настоящее время данным, в Красноярске было арестовано 123 человека, в Торгашино — 16, в Седельниково — 6, в Москве — 2, в Ленинграде — 1, в Зеледеево — 6, в Уяре — 6 и так далее. В связи с большим количеством арестованных по этому делу, из него на разных этапах следствия выделяли группы подследственных в отдельные производства. Группами судили, группами же и расстреливали. Так, группа из 28 человек была осуждена на первом заседании тройки УНКВД КК 23.08.1937 г. и расстреляна в Красноярске 24.08.1937 г. По делу № 4435 проходило много известных в то время людей. Назову лишь некоторых (те, кого не назову, будут представлены в «Книге памяти», просто в сжатом очерке невозможно рассказать или упомянуть всех):

Абоянцев Самуил Федорович, хормейстер, педагог музучилища. Расстрелян 24.08.1937 г.

Трошин Георгий Ильич, землеустроитель, музыкант, руководитель великорусского оркестра. Расстрелян 26.10.1937 г.

Косованов Вячеслав Петрович, геолог, профессор, преподаватель СибЛТИ и пединститута. Расстрелян 13.07.1938 г.

Клячин Николай Константинович, доктор химических наук, работал в пединституте. Умер во время следствия.

Красиков Михаил Назарьевич, экономист, музыкант. Расстрелян 26.11.1937 г.

Лисовский Михаил Васильевич, работал в Енисейском речном пароходстве, столбист, увлекся театром, работал режиссером в театре Дома учителя. Расстрелян 13.11.1937 г.

Рахлецкий Алексей Алексеевич, архитектор, художник, преподавал на рабфаке, в СибЛТИ и в пединституте. Расстрелян 26.10.1937 г.

Шалыгин Михаил Семенович, в 1914 году атаман Красноярской казачьей станицы, в 1924 г. — церковный староста. Расстрелян 26.10.1937 г.

Большая волна арестов пришлась на работников железнодорожного транспорта. В конце февраля 1936 года был арестован начальник Управления Красноярской железной дороги Арий Константинович Мирский. По данным на сегодняшний день, на паровозо-вагоноремонтном заводе было арестовано 162 человека.

Почти невероятно для того времени сложилось дело помощника начальника ТЭЦ ПВРЗ Владимира Александровича Полонкина. 3 октября 1936 года на ТЭЦ возник пожар. Владимир Александрович был в это время в гостях недалеко от завода. Не одевшись, вбежал в цех, где и был арестован. Осужден 21 февраля 1937 года военным трибуналом Красноярской железной дороги по обвинению во вредительстве и антисоветской агитации. Умер в красноярской тюремной больнице 27 февраля 1937 года. Родственникам (видимо, через знакомых и родных) удалось добиться разрешения на выдачу тела умершего. Когда они на подводе подъехали к тюрьме, им вынесли заколоченный гроб, запретив его вскрывать. Однако дома гроб вскрыли. Мать с трудом узнала сына (по родинке) — на теле многочисленные следы избиения и пыток. Хоронили Владимира Александровича на Покровском кладбище. Проститься с ним пришли многие. Похороны, по мнению властей, превратились в антисоветскую демонстрацию с произнесением речей. Заместитель председателя трибунала Красноярской железной дороги Сизов А.И. за разрешение выдачи тела Полонкина В.А. получил строгое предупреждение. Больше тела погибших во время следствия родным не выдавались. Вскоре, 01.04.1937 г., был арестован отец Владимира Александровича, Полонкин Александр Степанович, экономист планового отдела ПВРЗ. Умер во время следствия 21.11.1937 г.

Многих своих работников лишилось Енисейское речное пароходство (от начальника до бакенщиков). Начальник пароходства Павел Михайлович Мещеряков арестован 22.07.1937. Расстрелян 15.08.1938 г. в Красноярске. С интервалом в неделю расстреляли отца и сына Козулиных. Отец, Козулин Алексей Евсеевич, работал начальником пристани Новоселово. Расстрелян 22.07.1938 г. Сына, Козулина Иосифа Алексеевича, начальника Енисейского речного порта, расстреляли 15.07.1938 г.

Более ста человек было репрессировано на «Красмаше» («Красмашвагонстрой»), в том числе его директор Александр Петрович Субботин. Расстрелян 13.07.1938 г. в Красноярске. Там же, на «Красмаше», был арестован сын Троцкого Сергей Львович Седов, талантливый специалист по газогенерации, термодинамике и теории дизеля, профессор Московского технологического института.
В Красноярске отбывал ссылку, политикой не интересовался. Единственная вина — сын Троцкого.

В ноябре 1937 года были произведены аресты юристов старшего поколения. Это дело Валериана Петровича Кузнецова, 1883 г. р., бывшего мировым судьей в Красноярске. Валериан Петрович был осужден на 10 лет. Вместе с ним арестовали еще 12 человек. Среди них: Иннокентий Иванович Хотьковский, 1890 г. р. До 1917 года товарищ прокурора окружного суда, секретарь отдела Красноярского окружного суда. Осужден на 10 лет. Виктор Владимирович Рязанов, 1883 г.р., почетный гражданин г. Красноярска. Осужден на 10 лет. Гоголев Николай Николаевич, 1878 г. р., юрист. Расстрелян 03.12.1937 г.
В этот же день расстрелян сын священника Вазингер Александр Степанович.

Чуть подробнее остановлюсь на арестованном по этому делу 74-летнем юристе Александре Александровиче Верещагине. Потомственный дворянин, родился в г. Козлове (ныне Мичуринске) Тамбовской губернии. Блестяще, с золотой медалью закончил юридический факультет Московского университета. В 1897 году назначается членом Красноярского окружного суда. С 1907 по 1912 гг. Верещагин по назначению служит в Туле и в Иркутске, а затем, в декабре 1912 года, возвращается в Красноярск на должность заместителя председателя Красноярского окружного суда. 15.07.1918 г. Указом Временного Сибирского правительства Верещагин А.А. назначается председателем Красноярского окружного суда. После отступления войск Колчака остается в Красноярске. Арестовывается ЧК за работу судьей при белых. Провел в тюрьме 6 месяцев, освобожден. Ему уже 57 лет, и Александр Александрович начал заниматься садоводством. Еще в 1912 году он приобрел участок под дачу на Плотбище за Успенским мужским монастырем. За время Гражданской войны сад был заброшен и частично разграблен, к тому же в 1920 году он был реквизирован, а сам владелец от сада отстранен. На месте сада возникло новое хозяйство социалистического типа, что привело его к практически полному упадку. После длительных хлопот сад возвратили владельцу в очень запущенном состоянии (оранжереи разрушены, инвентарь разворован, погибли многие кустарники и плодовые деревья). Верещагин возродил сад. Сад сохранился до настоящего времени (принадлежит совхозу «Удачный»). Нам же, думаю, стоит не забывать замечательного человека, юриста и садовода Верещагина Александра Александровича. Арестовали его 4 ноября 1937 года. 02.12.1937 г. приговорили к расстрелу и расстреляли 03.12.1937 г. в Красноярске в 23 часа.

В 1937 году прошли аресты врачей Красноярского военного госпиталя:

В Ачинске арестовали ранее работавшего в Красноярском военном госпитале военврача 2-го ранга Роскина Якова Исааковича.
В Ачинске он работал начальником военного лазарета 281 полка 94-й стрелковой дивизии.

Военврачей расстреляли в преддверии войны.

Пришла беда и на подмостки городского драматического театра. В феврале 1938 года арестовали девять музыкантов симфонического оркестра театра:

Всех их расстреляли 26.02.1938 г. в Красноярске в 23 часа.

Подобные аресты проходили по всему городу.

Еще более массовыми были аресты в районах края. Арестовывались колхозники, работники совхозов, крестьяне-единоличники, рабочие рудников, леспромхозов, как давно живущие на территории Красноярского края, так и отбывающие здесь ссылку. Следствие велось ускоренным порядком. Люди после пыточного следствия приговаривались к расстрелу или заключению в лагерь. Все это проводилось без лишней огласки. Но были случаи, когда делам обвиняемых по воле коммунистических властей придавалось общественное звучание. Упомяну два из них.

С 17 по 22 сентября 1937 года в пятисотместном зале районного Дома культуры в Курагино проходил открытый (действительно открытый) судебный процесс. Выездная сессия спецколлегии Красноярского краевого суда судила участников контрреволюционной фашистской организации правых (так в обвинении). Обвинение поддерживал прокурор края Любашевский Э.С. (позднее он сам будет арестован и осужден). Обвинение было предъявлено партийно-советскому руководству района.

Обвиняемые:

Ход судебного разбирательства по радио транслировали в селах района. Семерых подсудимых приговорили к расстрелу и расстреляли, двое осуждены на 10 лет.

25 августа 1937 года на Канском мелькомбинате при запуске оборудования после двухмесячного ремонта возник пожар. Погибло два человека, сгорело оборудование, много зерна. Ущерб был настолько значительным, что пришлось докладывать в Москву Сталину и Ежову. Через семь часов в Красноярский крайком поступила телеграмма от Сталина:

«Красноярск. Крайком. Соболеву. Поджог мелькомбината, должно быть, организован врагами. Примите все меры к раскрытию поджигателей. Виновных судить ускоренно. Приговор — расстрел.
О расстреле опубликовать в местной печати. Секретарь ЦК Сталин. 27.08.1938 г.17 часов, 10 минут».

И все было сделано, как указал товарищ Сталин. Поджигателей нашли, их оказалось 14 человек (от исполняющего обязанности директора мелькомбината Ивана Сергеевича Казакова до пожарного Александра Прокопьевича Окладникова). 8 сентября 1937 года выездной сессией ВТ СибВО все обвиняемые приговорены к расстрелу. Расстреляны в тот же день в 24 часа за г. Красноярском. 9 сентября газета «Красноярский рабочий» опубликовала список расстрелянных.

Период Большого террора закончился в ноябре 1938 года. 15 ноября 1938 года Политбюро вынесло решение о приостановлении всех дел тройками, а 17 ноября тройки ликвидировало, правда, оставив особое совещание при НКВД СССР. Этим же числом помечено совместное Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) «Об арестах, прокурорском надзоре и ведении следствия».

В постановлении говорится о большой работе, проделанной НКВД, о том, что она сыграла положительную роль. Однако здесь же подчеркивалось, что операции 1937—38 годов привели к ряду извращений в работе НКВД и Прокуратуры.

С ноября 1938 года начался частичный пересмотр дел. Какая-то часть подследственных была освобождена из-под стражи в основном с формулировкой «за недоказанностью состава преступления». Так, например, был освобожден брат Владимира Михайловича Крутовского, Всеволод Михайлович, известный красноярский садовод, уже пройдя пыточное следствие и признавшись, что он является агентом трех разведок (Франции с 1893 года, Англии с 1934 и Японии с 1923 го-да). Ему разрешили вернуться работать в свой сад на берегу Енисея. Умер он 23 апреля 1945 го-
да. Горсовет разрешил похоронить его на территории Лалетинского фруктового сада. На могиле установлен памятник из черного лабрадорита.

Освободили уже приговоренных к расстрелу капитанов:

Освободили и некоторых других.

После отмены троек НКВД волна арестов пошла на убыль.

Послевоенная ссылка

Война внесла коррективы в репрессивную политику. Активно использовалась депортация целых народов или их части. 28 августа 1937 года был принят Указ о ликвидации автономной республики немцев Поволжья и высылке их в республики Средней Азии и Сибири. Часть трудоспособных немцев в 1942 году была мобилизована в трудармию (что практически не отличалось от отбытия срока заключения в лагере). В крае трудармейское отделение было организовано при Краслаге, существовала трудармейская зона на станции Сорокино, обслуживающая п/л 121 (аффинажного завода). В 1942 году в Красноярский край депортированы ингерманландские (из-под Ленинграда) финны. В том же году, видимо по ошибке, в Красноярск прибыл эшелон понтийских греков из Краснодарского края. Позднее прибыло
25 тысяч калмыков. Ссыльные расселялись по краю, преимущественно в северные районы: севернее Дудинки — Усть-Порт, Караул, Воронцово, Сопкарга, далее по Таймыру до Хатанги, включая хатангские фактории.

С 1943—44 гг. в лагеря и ссылки стали поступать советские военнопленные, предварительно прошедшие фильтрационные лагеря. Следом пошли участники УПА (Украинской повстанческой армии), сочувствующие и помогавшие им, прибалтийские «лесные братья», члены польской Армии Крайовой.

В 1948—49 гг. продолжилось раскулачивание в прибалтийских республиках. Характерным, например, является Постановление № 176-сс Совета министров Литовской ССР от 19 марта 1949 года, по которому было сослано 11 345 семей (39 766 человек), часть из них попала в наш край.

21 февраля 1948 года принимается Указ Президиума Верховного Совета СССР «О направлении особо опасных государственных преступников по отбытии наказания в ссылку на поселение в отдаленные местности СССР». Так в нашем крае оказалось много замечательных людей. Рассказать обо всех не представляется возможным. Упомяну лишь немногих.

Александровская Клара Давыдовна, прима венской оперы, пела с Энрико Карузо. Вышла замуж за советского дипломата Сергея Сергеевича Александровского (расстрелян 04.08.1945 г. в Москве). Отбывала ссылку в Енисейске.

Волков Олег Васильевич, писатель, переводчик, журналист. Два срока отбывал на Соловках, третий — в Ухтинских лагерях. После пятого ареста отправлен в ссылку в Красноярский край. Жил в Ярцеве, работал столяром, охотником-промысловиком, сторожем плотов, конюхом, водовозом.

Волков Яков Васильевич, член военного совета Тихоокеанского флота. Ссылку отбывал в Енисейске, работал электромонтером на судоверфи.

Эфрон Ариадна Сергеевна, дочь Сергея Эфрона и Марины Цветаевой, художник, литератор. Жила в Париже, приехала в Советский Союз. Арестована, срок отбыла. Арестована повторно, приговорена к ссылке в Красноярский край. Жила в Туруханске, работала уборщицей в школе.

Лисовский Николай Васильевич, закончил Академию Генштаба. В 1937 году назначен командующим Средне-Азиатского округа, вскоре арестован. Срок отбывал в УстьВымлаге. После освобождения снова арестован, сослан в Красноярский край.

Михайлова (Буденная) Ольга Стефановна, жена Буденного, солистка Государственного Большого Академического театра. После отбытия срока была в ссылке в Енисейске, работала уборщицей в школе № 45.

Румер Юрий Борисович, физик, друг Л.Д. Ландау (с ним был и арестован), доктор физико-математических наук. Срок отбывал в основном в ядерной шарашке (4-й спецотдел МВД). После окончания срока этапирован в ссылку в Енисейск, преподавал физику в пединституте.

Жженов Георгий Степанович, актер. Первый срок отбывал на Колыме. После освобождения снова арестован, сослан, ссылку отбывал в Норильске.

Тодорский Александр Иванович, комкор, кавалер четырех орденов Красного Знамени, начальник Управления высших военных учебных заведений РККА. Срок отбывал в Ухтижемлаге, в 1948 году переведен в Озерлаг. В лагере получил специальность счетовода. Ссылку отбывал в Енисейске.

Шварцбург Ананий Ефимович, пианист, закончил Высшую музыкальную школу. Срок отбывал на Колыме. Повторно арестован в Тбилиси, отправлен в ссылку в Енисейск, преподавал музыку и пение в педучилище и пединституте. С 1954 года работал в Красноярской филармонии.

Швейник Филипп Осипович, музыкант. Срок отбывал в Ухте. Освобожден по сроку. Работал директором музучилища в Елгаве (Латвия). Арестован, этапирован в ссылку в Енисейск, где преподавал музыку в педучилище.

Бовар Ивонна Викторовна, швейцарка, скрипачка. В 1933 году с мужем приехала в Москву. Муж (Шальке М.Г.) умер в лагере на Колыме. Ивонна Викторовна отбывала срок в Севкузбасслаге. Из лагеря освободилась инвалидом 3-й группы. Отправлена в ссылку в Енисейск, где не могла найти работу. Переехала в Подтесово, работала там санитаркой в больнице.

Налбандян Ашхен Степановна, мать Булата Окуджавы. Арестована в феврале 1939 года. Осуждена на 5 лет. Срок отбывала в Карлаге. После освобождения жила в Кировокане. Арестована в 1949 году. Сослана в Красноярский край, жила в Большом Улуе.

Абисов Андрей Константинович, меньшевик. Первый арест в 1925 году, когда был студентом Ленинградского ветеринарного института. Позднее арестовывался много раз (политизоляторы, лагеря, ссылки). По последнему аресту отбывал ссылку в пос. Раздольном Мотыгинского района. После освобождения жил в Красноярске.

Книпер (Тимирева) Анна Васильевна. Была с Александром Васильевичем Колчаком в последние дни. Арестовывалась шесть раз, по последнему, шестому, аресту отбывала ссылку в Енисейске.

Яворский Александр Леопольдович, первый директор Красноярского заповедника «Столбы». Арестован 22.09.1937 г., осужден на 10 лет. Срок отбывал в Вятлаге. Освободился по сроку, вернулся в Красноярск. Второй арест 31.12.1948 г. в Краеведческом музее, где он работал. Этапирован в ссылку в Сухобузимский район, работал в совхозе «Таежный». Освобожден 26.08.1954 г.

После 1953 года аресты в городе и крае по политическим мотивам носили, насколько известно, единичный характер. Информация об этих арестах практически отсутствует. Достоверно известно о двух красноярцах:

Худяков Юрий Апполонович, газоэлектросварщик участка № 1 треста «Сибэлектроцветмет». После вторжения советских войск в Чехословакию в 1968 году в Красноярске на стенах и заборах появились надписи: «Советы, вон из Чехословакии», «Программа КПСС — опиум для народа», «В ЦК сидят болтуны». Автором этих надписей был Юрий Худяков. Сотрудники КГБ искали его более двух лет. Арестован 27.02.1971 г. Осужден по статье 190—1 УК РСФСР. Освобожден в 1974 году. В 1993 жил в Черногорске, собирался уехать из страны.

Целых А.А., геофизик. Распространял листовки от имени «Союза молодых продолжателей революции». Арестован 30.03.1971 г., осужден 29.04.1972 г. Содержался в психиатрической больнице.

Красноярский край продолжал использоваться как место заключения и ссылки.

Батшев Владимир, московский поэт и драматург. Отбывал ссылку в Большом Улуе с 1966 года. Освобожден по амнистии в 1968 году. Уехал в Москву.

Губерман Игорь Миронович, поэт, автор знаменитых «гариков». Осужден на 5 лет. Отбывал срок в Нижнеингашском районе, затем ссылку в Бородино. Живет в Израиле. Приезжал с концертом в Красноярск.

Абрамкин Валерий Федорович, один из редакторов и издателей самиздатского журнала «Поиски», отбывал заключение в 6-м лаготделении в Красноярске (Учреждение п/я 288). В настоящее время живет в Москве, директор Общественного центра содействия реформе уголовного правосудия.

Хахаев Сергей Дмитриевич, физик-ядерщик, один из руководителей ленинградского «Союза коммунаров» (больше известного как «Группа колокольчиков», по названию издаваемого ими журнала «Колокол»), после семи лет мордовских лагерей отбывал трехлетнюю ссылку в Усть-Абакане. В настоящее время живет в Санкт-Петербурге, является руководителем правозащитной секции Санкт-Петербургского «Мемориала».

Невозможно в небольшом очерке написать обо всем. Невозможно еще и потому, что громадные информационные массивы, содержащие сведения о коммунистическом терроре, в том числе и в Красноярском крае, недоступны. Надеюсь, что издание «Книг памяти» и дальнейшая самоотверженная работа исследователей позволят более полно раскрыть трагический период в истории России в двадцатом веке.


В. Сиротинин,
член правления Красноярского
общества «Мемориал»,
старший научный сотрудник
Красноярского культурно-исторического
и музейного комплекса

Библиографические источники

1. Антонов-Овсеенко А.В. Сталин и его время. // Вопросы истории. 1989. № 4.

2. Архив краевого суда. Реабилитационные дела. 1962, д. № 18с.

3. Архив краевого суда. Реабилитационные дела. 1959, д. № 231с.

4. Архивные материалы красноярского общества «Мемориал».

5. Бергер И. Крушение поколения. Красноярск,1973. С. 56.

6. Бердников Л.П. Вся красноярская власть. Красноярск, 1996.

7. Биргер В.С. Обзор структуры квартальных отчетов о составе заключенных Норильлага и Горлага на 01.10.1949 г. // Норильская Голгофа. Красноярск, 2002. С. 50.

8. Биргер В.С. Ссылка в Красноярском крае и Хакасии. Ссылка из региона. Рукопись. Архив красноярского общества «Мемориал».

9. Боль людская. Томск, 1992. Т. 3. С.408.

10. Боль людская. Томск, 1999. Т. 5. С. 30.

11. Больших И. Курагинский процесс // Заветы Ильича. 1989. 5 мая.

12. Бондаревский С. Так было: М., 1995.

13. Боровец В. Зазубринские костры. Красноярск, 2001.

14. Бушуев В. На изломе // Красноярский рабочий. 1990. 3 фев.

15. Васильева Л. Кремлевские жены. М.: Вагриус, 1993.

16. Владимир Зосимович Матвеев // Цветные металлы. 1995. № 6.

17. Волков О. Погружение во тьму. Париж, 1987.

18. Волкова М. Реквием по духовному генофонду // Красноярский рабочий. 1992. 29 апр., 16 мая, 20 июня.

19. Волкова М. Таланта прерванный полет // Красноярский рабочий. 1998. 28 нояб.

20. Ворошников А. Забвению не подлежит // Заветы Ильича. 1998. 30 дек.

21. Гавриленко В. Казнь прокурора. Абакан, 2000.

22. ГАКК. Ф. 2056, оп. 1, д. № 843.

23. ГАКК. Ф. 2297, оп. 1, д. № 18.

24. ГАКК. Ф. 505, оп. 1, д. № 179, д. № 143.

25. ГАКК. Ф. 1188, оп. 1, д. № 115.

26. ГАКК. Ф. 1779, оп. 1, д. № 2.

27. ГАКК. Ф. 1845, оп. 1, д. № 31.

28. ГАКК. Фр-2056, оп. 1, д. № 71.

29. Горчаков Р. Удивительная Игарка. Словения, 1995.

30. Горчаков Р.В. Бумаги с «Мертвой дороги» // Красноярский краевед. Красноярск, 1991. С. 182.

31. ГУЛАГ: его строители, обитатели и герои. Изд. 2-е. Франкфурт-на-Майне - М., 1999.

32. Дело № 503. Буклет. Красноярск, 1992.

33. Дизендорф В. Прощальный взлет. Судьбы российских немцев и наше национальное движение. М., 1997.

34. Добровольский А.С. Мертвая дорога // Строительная газета. 1989. 2 марта.

35. Дугин А. Восстание в Особом Горном лагере // Воля. Журнал узников тоталитарных систем. № 1. М: Возвращение, 1993. С.109.

36. Евграфов В. Музыка и судьба // Красноярский рабочий. 1999. 18 янв.

37. Енисейские епархиальные ведомости. 1919. Март.

38. Енисейский энциклопедический словарь. Красноярск: Ассоциация «Русская энциклопедия», 1998.

39. Жаворонков, Парийский В. В немилость павший. М: Факел, 1990. С. 257.

40. Жилкин В.С. Сталинские репрессии против крестьян. Политические репрессии в Хакасии и других регионах Сибири (1920-1950-е годы) // Материалы Межрегиональной научно-практической конференции, проходившей 20 декабря 2000 года в Абакане. Абакан, 2001. С. 44.

41. Зберовский В.К. Люди Норильлага // Пятница. 2002. 2 июня, 6 июня.

42. Земсков В. Спецпереселенцы // Социологические исследования. 1990. № 11. С. 5.

43. Земсков В.Н. Заключенные, спецпереселенцы, ссыльнопоселенцы и высланные. Статистико-географический аспект // История СССР. 1991. № 5.

44. Зона. № 1. Киев, 1992.

45. Иванов Б.С. Плата за платину. Иркутск, 2001.

46. Иванова Е. История первого красноярского концлагеря // Вечерний Красноярск. 1996. 12 июля.

47. Известия ЦК КПСС. 1991. № 5. С.194.

48. Известия ЦК КПСС, 1989. № 7. С. 67, 86.

49. Известия ЦК КПСС, 1989. № 8. С. 78.

50. Ильин А. Директор Субботин // Городские новости. 1998. 6 фев., 17 фев.

51. Ильин А. Судостроитель Телегин // Новые времена. 1999. 29 апр. - 5 мая, 20 - 26 мая, 27 мая - 3 июня.

52. Ильин А.С. Промышленное освоение Таймыра // Норильская Голгофа. Красноярск, 2002. С. 8.

53. Интернет-сайт красноярского общества «Мемориал». ww.memorial.krsk.ru.

54. Информация о работе отдела спецфондов Информационного центра ГУВД Красноярского края по реабилитации и признанию пострадавшими от политических репрессий лиц, подпадающих под действие Закона РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18.10.1991 на 18.10.2001. Архив красноярского общества «Мемориал».

55. ИЦ ГУ МВД КК. Д. № 011384, архивный № СО-36765.

56. ИЦ ГУ МВД КК. Д. № 10498, архивный № СО-47127.

57. ИЦ ГУ МВД КК. Д. № 14639, архивный № СО-38525.

58. ИЦ ГУ МВД КК. Д. № 16050, архивный № Р-512.

59. ИЦ ГУ МВД КК. Д. № 1688, архивный № Р-120.

60. ИЦ ГУ МВД КК. Д. № 1938, архивный № Р-5716.

61. ИЦ ГУ МВД КК. Д. № 2267, архивный № СО-25817.

62. ИЦ ГУ МВД КК. Д. № 29055, архивный № СО-44580.

63. ИЦ ГУ МВД КК. Д. № 38893, архивный № Р-107.

64. ИЦ ГУ МВД КК. Д. № 4725, архивный № СО-52921.

65. ИЦ ГУ МВД КК. Д. № 6452, архивный № Р-5640.

66. ИЦ ГУ МВД КК. Личное дело № 5002, архивный

№ 57725.

67. ИЦ ГУ МВД КК. Учетная карточка Максимовой Е.А.

68. Кассирский И. Воспоминания о профессоре

В.Ф. Войно-Ясенецком // Наука и жизнь. 1989. № 5.

69. Кербер Л. Туполевская шарага // Наука и техника. 1990. № 3.

70. Кириллов В.М. История репрессий в Нижнетагильском районе Урала, 1920-1930 гг. Нижний Тагил, 1996.

71. Кириллов В.М. История репрессий и правозащитное движение в России: Учебное пособие. Екатеринбург, 1999.

72. Киселев Л. Кровью обагренная Россия // Красноярский рабочий. 1991. 17 авг.

73. Книга памяти жертв политических репрессий Республики Хакасия. Т.1. Абакан, 1999. Т.2. Абакан, 2000.

74. Книга памяти. Мартиролог католической церкви в СССР. М., 2000.

75. Книпер А.В. Фрагменты воспоминаний // Минувшее. 1986. № 1.

76. Князев М. О Густаве Шпете // Русская мысль. 1997. 30 окт.

77. Колегова В. Лимит. Красноярск, 1997.

78. Колесникова М., Колесников М. Рихард Зорге. М., 1980.

79. Конквест Р. Большой террор. Аврора, 1974.

80. Конквест Р. Жатва скорби. Лондон, 1988.

81. Кравцова В. История репрессий // Заводский гудок. 1997. 15 апр.

82. Красноярский край в истории Отечества. Кн. 2-я. Октябрь 1917-1940 гг.: Хрестоматия для учащихся старших классов средней школы. Красноярск, 1996.

83. Кронштадт, 1921. Документы. М., 1997.

84. Лазарева Н.В. О моем брате. 20 лет Бенуа в России. СПб, 1994. С.23.

85. Лалетина Н. Яблочный спас. Красноярск, 1995.

86. Ламин В.А. Секретный объект 503 // Наука в Сибири. 1990. № 3, 5, 10.

87. Ленин В.И. ПСС, 5-е изд. Т.41. С.383.

88. Лиелайс А.К. Таежная школа // Красноярский рабочий. 1990.17 фев.

89. Лубянка. ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-МВД-КГБ, 1917-1960 гг.: Справочник. М., 1997.

90. Маевская И.В. Вольное поселение . М.: Возвращение, 1993.

91. Макарова А. Норильское восстание // Воля. Журнал узников тоталитарных систем. № 1. М.: Возвращение, 1993. С. 68.

92. Марченко З.Д. До особого распоряжения // Заполярная правда. 1989. 5 окт.

93. Марченко З.Д. Ермаково. Ссылка 1949-1954 гг. Стройка № 503. Вып. 1. Красноярск: Гротеск, 2000.

С. 62.

94. Марченко З.Д. Звезда пленительного счастья // Красноярские профсоюзы. 1989. 12 апр.

95. Марченко З.Д. Первый арест. 30 октября, № 8, 2000.

96. Мишне В. О Норильском восстании. Сопротивление в ГУЛАГе. М.: Возвращение, 1992. С. 185.

97. Надзорные производства Прокуратуры СССР. 1953—1991 гг. М., 1999. С. 737.

98. Неизвестная Россия. XX век. М.: Историческое наследие, 1992.

99. Норильский С. Сталинская премия. Тула, 1998.

100. Осипова И. В язвах своих сокрой меня: М., 1996.

101. Память: Исторический сборник. Вып. 3. Париж, 1980.

102. Панюков А. Накануне сплошной коллективизации // Вестник Красноярского крайкома КПСС. 1991. № 14.

103. Папков С.А. Норильлаг: первое десятилетие // Норильская Голгофа. Красноярск, 1992. С. 17.

104. Папков С.А. Сталинский террор в Сибири, 1928-1941 гг. Новосибирск, 1997.

105. Пархомовский Я. Война, шарага, рассказы Румера // Наука и жизнь. 1991. № 6.

106. Пентюхов В. Артист крепостного театра // Красноярский комсомолец. 1989. 24 апр.

107. Перевозчиков М. Староверы. Красноярск, 1991.

108. Петерсон Р. Святая Дева у Кобрика // Вечерний Красноярск. 2003. 24 окт.

109. Петров Н.В., Скоркин К.В. Кто руководил НКВД. 1934-1941 гг.: Справочник. М.: Звенья, 1999.

110. Письмо УКГБ по Красноярскому краю № 10/п-61 от 17.11.1989.

111. Письмо УФСК КК № 101ц-с от 14.05.1993.

112. Подберезкина Л. Яворский Александр Леопольдович (1889-1997 гг.) // Столбовские вертикали. 1992. № 1.

113. Подшибякин М. Виновным себя не признал // Свой голос. 1992. № 29.

114. Попов К. Агенты иностранных разведок // Красноярский рабочий. 1991. 2 апр.

115. Попов К. Виновным себя не признал // Красноярский рабочий. 1990. 16 -17 мая.

116. Попов К. Кто Вы, жена Зорге? // Юридические диалоги. 1993. № 9.

117. Попов К. О чем плакала скрипка // Вестник Красноярского крайкома КПСС. 1990. № 2.

118. Попов К. Профессор Красноярского края В.П. Косованов. Судьба сибирского писателя П.П. Петрова. Красноярск, 1995.

119. Попов К. Тени прошлого взывают // Енисей. 1989. № 2.

120. Попова Т.Ю. Судьба родных Л. Мартова в России после 1917 года. М., 1996.

121. Поповский М. Жизнь и житие Войно-Ясенецкого, архиепископа и хирурга // Октябрь. 1990. №№ 2- 4.

122. Протопопов В. Краткая летопись семьи Протопоповых. Рукопись. Архив красноярского общества «Мемориал».

123. Разгон Л. Непридуманное. М., 1991. С. 47-50.

124. Расстреляны именем революции // Красноярский рабочий. 1994. 16 сент.

125. Репрессированные народы Советского Союза. Отчет хельсинской группы по правам человека. М., 1991.

126. Речь государственного обвинителя - краевого прокурора т. Любашевского // Красноярский рабочий. 1937. 24 сент.

127. Росси Жак. Справочник по ГУЛАГу. Лондон, 1987.

128. РУ ФСБ КК. Дело с копиями актов о приведении в исполнение решений судебных и внесудебных органов о расстреле. Т.1-6.

129. РУ ФСБ КК. Протокол заседания «тройки» УНКВД КК № 102 от 27.11.1937.

130. РУ ФСБ КК. Протокол заседания «тройки» УНКВД КК № 355 от 08.03.1938.

131. РУ ФСБ КК. Протокол заседания «тройки» УНКВД КК № 99 от 21.11.1937.

132. РУ ФСБ КК. Протоколы заседаний «тройки» УНКВД по Красноярскому краю (23.08.1937-15.11.1938 гг.).

133. РУ ФСБ КК. Протоколы заседания Комиссии наркома НКВД СССР и Прокурора СССР.

134. РУ ФСБ КК. Следственное дело № 020694.

135. РУ ФСБ КК. Следственное дело № 04792.

136. РУ ФСБ КК. Следственное дело № 06496.

137. РУ ФСБ КК. Следственное дело № 06988.

138. РУ ФСБ КК. Следственное дело № 1, архивный № П-4775.

139. РУ ФСБ КК. Следственное дело № 10647, архивный № П-8669.

140. РУ ФСБ КК. Следственное дело № 10647, архивный № П-8669.

141. РУ ФСБ КК. Следственное дело № 14032, архивный № П-10259.

142. РУ ФСБ КК. Следственное дело № 4435, архивный № П-607.

143. РУ ФСБ КК. Следственное дело № 4652, архивный № П-7970.

144. Сборник законодательных и нормативных актов о репрессиях и реабилитации жертв политических репрессий. Издание Верховного Совета Российской Федерации. М., 1993.

145. Сиротинин В. Если партия скажет «надо»: // Красноярский комсомолец. 1997. 23 авг.

146. Сиротинин В. Лимит на убийство // Свой голос. 1992. Окт.

147. Сиротинин В. Приговор - расстрел. О расстреле опубликовать в местной печати // Свой голос. 1992. 3 сент.

148. Сиротинин В. Справка о работе «тройки» УНКВД КК (1937-1938 гг.). Рукопись. Архив красноярского общества «Мемориал».

149. Сиротинин В.Г. Православные священники. Год 1937 // Церковь и государство: прошлое и настоящее. Архивные чтения: Тезисы докладов и сообщений научной конференции. Красноярск, 31 окт. 2001. Красноярск, 2001.

150. Сиротинин В.Г. Норильское восстание // Норильская Голгофа. Красноярск, 2002. С. 40.

151. Сиротинин В.Г. Политическая ссылка в Красноярском крае // Материалы научно-практической конференции «Ссылка на юге Енисейской губернии». Шушенское, 1997.

152. Сиротинин В.Г. Поляки в Норильлаге // Норильская Голгофа. Красноярск, 2002. С. 118.

153. Система исправительно-трудовых лагерей в СССР. 1923-1960 гг. : Справочник. М.: Звенья, 1998.

154. Снегов С. Норильские рассказы. М., 1991.

155. Снегов С. Этот город ненавижу и люблю // Заполярная правда. 1989. 17 янв.

156. Снегов С. Язык, который ненавидит. М.: Просвет, 1991.

157. Солженицын А.И. Архипелаг ГУЛАГ. 1918-1956 гг.: Опыт художественного исследования. Париж, 1974.

158. Солоухин В. Соленое озеро. М., 1994.

159. Спецпереселенцы в Западной Сибири. 1930 - весна 1931 гг.: Сборник документов. Новосибирск, 1992.

160. Спожакина Т. В Латвии — министр, в ссылке — легенда // Красноярский рабочий. 2003. 31 окт.

161. Ссыльные // Томский зритель. 1989. № 2. С. 24.

162. Стройка № 503 (1947-1953 гг.). Музей вечной мерзлоты: Документы. Материалы. Исследования. Игарский краеведческий комплекс. Вып. 1. Красноярск: Гротеск, 2000.

163. Трофименко И.Н. Норильский исправительно-трудовой лагерь: отбор контингента и уровень смертности заключенных (1935-1950 гг.) // Норильская Голгофа. Красноярск, 2002. С. 30.

164. Тугужекова В.Н., Карлов С.В. Репрессии в Хакасии. Абакан, 1998.

165. Убушаев В. Калмыки: выселение и возвращение 1943-1957 гг. Элиста, 1991.

166. Уголовный кодекс РСФСР. М., 1950.

167. Усков В. От выселения бежали // Вести. 1997. 29 апр.

168. Фаст. Енисейск православный. Красноярск, 1994.

169. Федерольф А. Пошли мне сад. М.: Возвращение, 1992.

170. Федоровский Н. Не мог буквально раскрыть рта в свою правоту // Заполярная правда. 1989. 21 дек.

171. Ферапонтов А. Жизнь и смерть братьев Крутовских // Городские новости. 1998. 10 фев.

172. Ферапонтов А. Он никого не оговорил, не потянул за собой на смерть или в лагеря // Свой голос. 1998.

16—23 марта.

173. Ферапонтов А. Ох, не ходите, девки, замуж за коммунистов, пожалеете // Комсомольская правда. 1998. 21 авг.

174. Ферапонтов А. Путь от причала к стенке // Честь и Родина. 1999. 5 мая.

175. Фролова А.И. Политические репрессии в Артемовском и Курагинском районах. Рукопись. Архив красноярского общества «Мемориал».

176. Фролова А.И. Раскулачивание в Курагинском районе. Рукопись. Архив красноярского общества «Мемориал».

177. Фукс В. Восемь трудармейских лет // Содружество. 1998. № 4.

178. Фукс В. Роковые дороги поволжских немцев. Красноярск, 1992.

179. Ханенко Б.И. Список репрессированных медиков. Рукопись. Архив красноярского общества «Мемориал».

180. Хвалынцев В. Диссидент, или Цена здравого смысла в стране абсурда // Южно-Сибирский вестник. 1992. 5 сент.

181. ЦХИДНИ КК. Ф. 164 оп. 1, д. № 4, л. 59.

182. ЦХИДНИ КК. Ф. 26, оп. 1, д. № 615, л.130.

183. ЦХИДНИ КК. Ф. 96, оп. 1, д. № 714, л. 99.

184. ЦХИДНИ Новосибирской области. Ф. 3, оп. 3, д. № 109, л. 27-28.

185. Чекисты Красноярья. Изд. 2-е. Красноярск, 1991.

186. Черепанова Н. Театр был полон // Красноярский рабочий. 1989. 2 дек.

187. Чернюк Н. Ад у таежной опушки // Красноярский рабочий. 1996. 14 сент.

188. Чернюк Н. Спецпереселенцы // Красноярский рабочий. 1993. 23 окт.

189. Черняк М. Рихард Зорге. Жизнь и любовь // Ветеран. 1989. № 21.

190. Шайдт А. Скрипка Ивонны Бовар // Вовремя. 1999. 30 апр.

191. Шекшеев А.П. Енисейская деревня в конце 1929-1933 гг.: вооруженное сопротивление коллективизации и вакханалии террора // Материалы Межрегиональной научно-практической конференции, проходившей 20 декабря 2000 года в Абакане. Абакан, 2001. С. 52.

192. Шерешевский Л. Мертвая дорога // Труд. 1989. 12, 14, 15 марта.

193. Шорек Я. Из хроники коммунизма. Бунт каторжника К-677 (пер. с польского В. Биргер) // Норильская Голгофа. Красноярск, 2002. С. 138.

194. Штильмарк Р. И вот сижу я в Туруханском крае // Полярные горизонты. Вып. 3. Красноярск, 1990.

195. Штильмарк Р. Крепостной театр // Красноярский комсомолец. 1989. 11 июля.

196. Штильмарк Р. Падшие ангелы. Душанбе, 1992.

197. Штильмарк Ф. Р. Иные берега, иные волны. Красноярск, 1991.

198. Шуфледович М. Политическая ссылка в Красноярском крае в 1940-50-е годы (Енисейский район). Рукопись, 1995. Архив красноярского общества «Мемориал».

199. Эрпорт. Суд над врагами народа в Курагино // Красноярский рабочий. 1937. 18 сент.

200. Эфрон А. Мироедиха. Федерольф А.А. Рядом с Асей. М.: Возвращение, 1996.


Книга памяти жертв политических репрессий Красноярского края. Том 1 (А-Б)

На главную страницу