Редактор газеты «Свободная Сибирь» Ф.Ф. Филимонов


Галина Александровна Толстова, к. фил. н., ведущий специалист
Красноярского краевого краеведческого музея им. В.П. Астафьева

Имя Федора Федоровича Филимонова неизменно связывают с газетой «Свободная Сибирь». Но при этом биографические сведения об его личности крайне скудны. Что же это была за газета, и почему редактора-издателя постигла трагическая участь?

Газета политическая, экономическая и литературная, издание Красноярского Т-ва печатного дела «Свободная Сибирь», выходила в Красноярске ежедневно с 1917 по 1919 год, кроме дней после праздничных, оформлялась подписка, адрес редакции – Падалкин переулок, дом бывший Пржигодского.

В номерах газеты были такие постоянные рубрики как «Телеграммы», «По Сибири», «Из газет», «Хроника», «Справочный отдел», «Маленькие фельетоны», «Городская Дума», «Корреспонденции», «По России», «Разные известия» (например, известия: Расторжение брака, Хищение золота, Сколько стоит России война, Государственный долг, Скрытая дань, Разбойничий притон…) и др.

Появлялись на страницах газеты сообщения под рубрикой «Театр и музыка» («О Пушкинском народном театре, № 14 (226) от 19 января 1918 г. и др.). Много корреспонденций печаталось под различными псевдонимами: фельетон «Омския письма» (Т.), «Культурно-просветительная работа» (Н.А.), «Иностранное вмешательство» (А. Он.) − № 66 (278) от 2 августа (20 июля) 1918 г.; «А ларчик просто открывался…» (Канский) − № 73 (285) от 10 августа (28 июля) 1918 г.; «Городское продовольственное дело в опасности» (Г.Б.), «Заметка» (об отмене прав собственности на землю) (Ф.Ф.) − № 51 (263) от 14 июля (1 июня) 1918 г. и т.д.

Особо следует сказать о рубрике «Маленький фельетон», автором фельетонов под псевдонимом Дедушка Фадей выступал сам редактор Филимонов. В каждом номере публиковались фельетоны на различные темы, но объединяло их одно – неприятие всего того, что подавляет человеческую сущность; высмеивание негативных сторон жизни: жестокости, лицемерия, корыстолюбия, малодушия, косности… Персонажами фельетонов выступали разные лица, в зависимости от того, кто появлялся в поле зрения автора. Так как начало XX в истории Российского государства − эпоха перемен, поэтому фельетоны отражают переломное время, они политичны. Острие пера Дедушки Фадея направлено в адрес меняющихся персонажей истории: Колчака, Керенского, социалистов, большевиков. Приведем фрагменты:

«У русского художника В.В. Верещагина есть прекрасная картина. Изображено поле. Среди поля возвышается огромная пирамида. Вся из человеческих черепов. Название картины «Апофеоз войны». Если бы я был художником и если бы задумал рисовать картину, то нарисовал бы огромное поле и посреди поля огромную картину. Всю из человеческих языков. И название этой картине было бы: «Апофеоз русской революции».

«Язык – враг мой», звучит русская пословица. И враг этот погубил Россию. Со дня революции как бесконечно вертящиеся колеса бесконечного количества ветряных мельниц, вертелись бесконечные языки. Как мельницы, мололи они всякую труху, и трухой этой засыпали русский здравый смысл, и всю русскую землю.

И стон, великий стон стоял от этой бесконечной «социалистической» болтовни. Молол всяк и мололи все, что приходило в пустую голову. Великий болтун земли русской А.Ф. Керенский, получив огромную власть над страной, обращаясь и вправо, и влево. И всё затрещало, и все рухнуло…» (маленький фельетон «Язык наш», «Свободная Сибирь», № 65 (277) от 1 августа (19 июля) 1918 г.).

«Спит федеральный обыватель и снится ему социалистический сон: кругом заперто. А запертое трижды осмотрено для спокойствия… И снится обывателю, что сидит он под старой-престарой раскольничьей книгой и читает: «Не Бог сотвори комиссара, но бес начерта на песце и вложи в него душу злонравную, исполненную всякой скверны во еже прицеплятися и обирати всяку душу христианскую…» Прицеплятися и обирати! «Премудро пророчество сие», − думает социалистическо-федеративный обыватель, и притрагивается он то к одному, то к другому боку. К тем именно местам, где на яву карманы у всякого смертного полагаются. И ощущает обыватель при сем пустоту зловещую… Затем бесы начинают гирляндою виться перед ним и все красные, яко же красногвардейцы. И схватывают бесы сии федеративного обывателя и во ад влекут. А затем уже злыми пытками пытать начинают. При первой пытке экспроприируют его. При второй пытке реквизируют его. При третьей пытке муниципализируют его. При четвертой пытке социализируют его. При пятой пытке окончательно национализируют его...» (маленький фельетон «Сон обывателя», «Свободная Сибирь», № 39 (251) от 30 (17) июня 1918 г.).

«Красноярск – это поставщик министров и других правителей.
Теодорович – наш,
Шлихтер – наш,
Красиков – наш, Каменев – наш.
Ленин – сам Ленин, сам великий Ленин и тот довольно долгое время жил в Минусинске и Красноярске.
Значит и Ленин почти − наш.
Скажем лучше прямо: Ленин наш!

И так, не будь Красноярска, этого революционного из революционнейших городов федеративной российской республики – может быть, не было бы ничего:

Не было бы и самой республики. Не было бы и окончания войны» (маленький фельетон Дедушки Фадея «Бедные немцы», «Свободная Сибирь», № 29 (241) от 7 (20) февраля 1918г.).

Печатались фельетоны на бытовые темы:

«Недавно обокрали Красноярскую почтовую контору. И обокрали по уложению: А именно на один миллион, одну тысячу наличными. И, кроме того, на неизвестную пока сумму золотом. Словом, на сумму более трехсот рублей. Немного, но «более».

Как все было просто!
Без крику, без шуму.
Грабежом даже стыдно называть.
Была ночь.
К чиновнику, у которого хранились ключи, пришли двое неизвестных и заявили, что сейчас будет ревизия.
Чиновник взял ключи и отправился в контору.
В конторе было еще два чиновника.
Им приказали поднять руки вверх и приступили к «работе». «Работников» оказалось семь человек. Обработав почтово-телеграфную контору, «ревизоры» сели на поджидавшие их экипажи. И преспокойно уехали. Миллион, конечно, уехал вместе с ними…» (маленький фельетон «Наброски карандашом», «Свободная Сибирь», № 66 (278) от 2 августа (20 июля) 1918 г.).

Фельетоны Филимонова отличались острой сатирой и сарказмом: «Совдеповцы были храбры и беспощадны. Сражаться они предпочитали с безоружными. Увидав оружие, они обыкновенно убегали. Оно – спокойнее. Когда попадались, и жизни их угрожала опасность, они становились на колени и молили о прощении…» (маленький фельетон «Интересное прошение», «Свободная Сибирь», № 88 (300) от 31 (18) августа 1918 г.).

За беспощадную язвительность автор фельетонов поплатился жизнью, он был расстрелян в 1920 году.

В Деле «По обвинению редактора газеты «Свободная Сибирь Филимонова Ф.Ф. в агитации против Советской власти и принадлежности к партии кадетов» псевдоним автора фельетонов несколько раз фигурирует как имя: «Дело на редактора Фадея Филимонова «Свободная Сибирь», обвиняемого в агитации против Советской власти через посредство печати…».

По профессии Филимонов − частный адвокат, числился за Иркутской судебной палатой, был арестован 4 января 1920 г., пробыл в тюрьме около 2-х месяцев. Освобожден он 27 февраля 1920 г. без права выезда из города (в деле имеется подписка о невыезде из города Красноярска от 29 февраля 1920 г.).

Арестован вторично 8 марта 1920 г., на момент ареста ему было 58 лет, женат, двое детей, жил в своем доме на Благовещенской улице (соврем. ул. Ленина), 46.

О своей принадлежности к партии Народной Свободы Ф.Ф. Филимонов писал: «На заседаниях комитета не бывал, с политическими и иными речами публично никогда не выступал. Как гражданин я всегда желал сильной и крепкой власти. Как раньше, так и теперь думаю, что только в такой власти спасение России…»

Из протокола допроса свидетеля − наборщика типографии Т-ва «Свободная Сибирь», явствует, что Ф.Ф. Филимонов, будучи адвокатом, помогал многим рабочим в судебных делах, при разбирательстве дел всячески препятствовал вынесению смертного приговора; в показаниях второго свидетеля Филимонову также дается положительная характеристика (в противоположность мнению о том, что все доносили друг на друга). В Деле имеется Заявление жены Ф.Ф. Филимонова Мариониты (?) с ходатайством об освобождении под поручительство, в котором было отказано «ввиду скорого разбора дела».

В заключении следователя звучит: «Обвиняется в агитации путем редактирования кадетской газеты и печатания фельетонов, а также принадлежности к партии Народной Свободы. Нашел: 1) политический отдел газеты редактировал не он, Филимонов, а другие лица, что видно из показаний свидетелей, самого подсудимого и других материалов, находящихся в деле; 2) что же касается фельетонов «Дедушки Фадея», то они носили обличительно-шуточный характер. Он в равной степени обличал недостатки и ошибки, касающиеся как распоряжения и действия Советской власти (см. №№ газет 235, 236, 247, 250, 256, 189, 197, 194, 201, 199, 143, 140, 149, 145, 106, 100…), Колчака (см. стр. 285, 215, 146, 77), его министерства (см. стр. 283, 279, 282, 286, 264, 240, 186, 211, 252, 261, 233, 205 и др.), правительства Керенского (см. стр. 244, 191, 185, 146, 140 и др.). Красноярский обыватель чуть ли не ежедневно чувствовал на себе остроту его слов (см. стр. 282, 289, 278, 277, 264, 265 и др. Как адвокат, имевший более 10 000 политических дел, он всегда стоял на стороне рабоче-крестьянского класса: что видно из показаний свидетелей, самого подсудимого и материала, находящегося при деле.

Причины, побудившие вступить в партию Народной Свободы, Филимонов объясняет классовой необходимостью, а не убеждением и отрицает посещение заседаний…

О большевиках же в своих черновых выдержках из начатого романа «Большевики», уничтоженного из боязни быть в опале при Колчаке, он отзывался, как о прототипе энергичных стойких людей.

Исходя из этого, и принимая во внимание его будущую адвокатскую деятельность по защите советских деятелей и интересов рабоче-крестьянского класса, а также его «нелепую» (по его словам) роль в партии Народной Свободы и колкость фельетонов по отношению к Советской власти, полагаю: обвиняемого Филимонова на основе вышеизложенного и принимая во внимание принадлежность его к партии Народной Свободы вполне доказан и объяснен: что классовая необходимость заставила его состоять в партии 6 лет, не выдерживает никакой критики, а потому считаю следствие по делу законченным, обвиняемого Филимонова подлежащим суду, а дело рассмотру коллегии» (в документах есть безграмотно выстроенные фразы).

На заседании коллегии вынесен неожиданный вердикт «расстрелять» (протокол от 28 марта 1920 г.). В протоколе записано, что «Ф.Ф. Филимонов обвиняется в агитации против Советской власти как редактор газеты «Свободная Сибирь» и за принадлежность к партии кадетов».

Реабилитирован Федор Федорович Филимонов 28 февраля 1997 г.

Документы в Деле на Филимонова раскрывают некоторые факты из жизни фельетониста: паспорт выдан Ялуторовским городским адресным столом Тобольской губернии 26 января 1911 г.; звание: ялуторовский мещанин; возраст – 49 лет; вероисповедание – православный; в браке состоит; жена – Марианита Аврасинова – 33 года. К сожалению, скупы сведения об его литературной деятельности, со слов Федора Федоровича в протоколе допроса написано: «В течение 30 лет печатаю в газетах свои стихотворения. Отдельно вышли 2 сборника». В Заключении следователя есть упоминание о романе «Большевики». Редкостью является сборник стихотворений Ф.Ф. Филимонова «За прошлые годы» (1913 г.). Можно предположить то, что за плечами немолодого литератора много творений. Расшифрованы его псевдонимы «Дедушка Фадей», «Гейне из Ирбита», «Аякс № 2», «Два Аякса», возможно, их больше. Но остается много вопросов: Почему в псевдониме указан Ирбит, он - уроженец Ирбита? Почему в паспортной книжке отмечены города Сарапул, Иркутск? Не означают ли штампы полицейской части № 3 г. Иркутска за 1915 год то, что он был политическим поднадзорным? Не связано ли это с принадлежностью к партии Народной Свободы? В какой степени он был связан с названной партией в красноярский период жизни (при допросе указывал, что не посещал заседания)? Не являлись ли злые, язвительные фельетоны на закате жизни плодом размышлений разочаровавшегося человека, имеющего за плечами адвокатской практики 10 000 политических дел? Возможно, в архивах сибирских городов имеются материалы, дающие ответ на эти вопросы.

 

ККИМК. Информационный вестник № 10. Методический семинар для исследователей, работающих по теме «Политические репрессии в СССР».  Октябрь 2007. Красноярск 2008


На главную страницу  На оглавление сборника