Первая историко-правовая экспедиция Енисейского педагогического училища и красноярского отделения общества «Мемориал»


И.Н.Моисеева
Енисейское педагогическое училище

Речь о Первой историко-правовой экспедиции мне бы хотелось предварить некоторыми размышлениями о возникновении идеи этого проекта, его востребованности и, может быть, даже жизненной необходимости.

Мы живем в городе, где каждый камень, в прямом и переносном значении, дышит историей, в городе, с богатыми культурными и историческими традициями, в частности, с краеведческими, или, как приятно сейчас говорить на западе, – региональными. Будь то музейные дело (это отнюдь не только Енисейский краеведческий музей, но и сеть школьных, возрождающихся и набирающих сегодня силу музеев, и возникающие частные, ведомственные музеи), и поисковые группы, и экспедиционные. В начале 90-х годов, начиная внедрять на базе средней школы №3 экспедиционную форму краеведческой работы, я исходила из следующего (в глубине души, стесняясь, но называя «это» разумным эгоизмом). Сто раз произнесенная фраза «давайте будем любить свою малую родину» останется лишь незначительным количеством децибелов и не более. Полюбить можно лишь то, что станет тебе известно, понятно, близко и оттого дорого. Любить часть земли только за то, что ты на ней родился – это эмоции, этого мало. Необходимо проникнуться уважением, знанием того, чем можно гордиться. И тогда естественным путем, на мой взгляд, придет желание жить на этой земле, что-то создавая, пытаясь изменить её к лучшему. Социально-экономическая ситуация, в частности, такова, что моему городу, где растет мой сын, грозит в скором будущем превратиться в город «стариков» и бьющих по этому поводу в набат церковных колоколов. Может быть, я сибирский романтик… Но повлиять на ситуацию посредством превращения краеведения в «краелюбие» я должна и, думаю, что смогу.

Продолжение этой работы на базе исторического отделения Енисейского педагогического училища поставило передо мной ряд новых задач, решение которых позволило бы будущим историкам, а педагогический рынок труда Енисейского района испытывает необходимость в таких специалистах, посредством работы в экспедиции, фиксации устной истории, привлекать новые данные «снизу», фокусировать для себя угол исторического зрения, выбирать новые направления для исследований. По большому счету, работа в экспедиции – это активный способ вхождения в предмет, а предмета в душу. И, что принципиально важно для историка - полевая работа под руководством специалиста – председателя красноярского историко-правозащитного общества «Мемориал» А.А. Бабия способствовала оттачиванию профессиональных навыков, умений, правовому и гражданскому образованию ребят. Сама экспедиция является частью проекта, в котором можно выделить 3 этапа:

I вхождение в предмет;
II экспедиционный;
III аналитический (представление результатов).

На первом этапе происходит экстенсивное расширение образовательного пространства. Работа в музее, архиве направлена на поиск имеющихся данных о месте дислокации,, общественно-политической ситуации данного временного отрезка, каких-либо сведений, упоминаний (документальных) о наличии в Ярцево поселенцев, лиц, находящихся под надзором. На этом же этапе проводилась теоретическая подготовка (Репрессия 20-50гг, их направленность, особенности репрессий в Красноярском крае и пр.)

II этап – экспедиционный, или интенсивного расширения образовательного и исторического пространства. Здесь уместно остановиться более подробно.

Характер экспедиции, историко-правовая, определялся конкретными целями:

  1. Прохождение педагогической (экспедиционной) практики студентами исторического отделения ЕПУ по теме «Фиксация устной истории, с. Ярцево, связанной с политическими репрессиями 20–50 гг.»
  2. Оказание правовой поддержки репрессированным.
  3. Практическая помощь этой категории лиц.

Для реализации целей были поставлены и решены следующие задачи:

  1. Отработка практических навыков и умений записи устной истории.
  2. Проведение групповых и индивидуальных консультаций по реализации законов о реабилитации жертв политических репрессий.
  3. Мониторинг социально-бытовых условий репрессированных.
  4. Помощь по дому и хозяйству репрессированным.
  5. Культурно-просветительская деятельность.

Насколько результативной оказалась экспедиция?

  1. Установлен конкретный круг лиц, имеющих статус жертв политических репрессий (см. подробно на сайте «Мемориала»).
  2. Записаны свидетельства репрессированных об обстоятельствах пребывания в ссылке, условиях жизни, быта и пр.
  3. Составлен архив аудио, видео и фото записей устной истории.
  4. Оказаны групповые и индивидуальные консультации ЖПР.
  5. Оказана конкретная помощь по хозяйству семье Калошиных (жертвам политрепрессий).
  6. Совершены экскурсии в с. Никулино и п. Кривляк с целью изучения опыта краеведческой работы.
  7. Найдены артефакты, подтверждающие наличие лагерей в районе п. Кривляк.
  8. Налажен контакт с краеведом с. Ярцево Тархановой Т.Н., в результате чего подготовлен материал для I тома готовящейся к выпуску (октябрь 2004 г.) Книги памяти жертв политических репрессий Красноярского края.

Прогнозы:

  1. Публикация материалов экспедиции на сайте Красноярского общества «Мемориал» (на русском и немецком языках) www.memorial.krsk.ru
  2. Пополнение фондов Енисейского государственного архива, Енисейского краеведческого музея.
  3. Творческий отчет по итогам педагогической (экспедиционной) практики.
  4. Выпуск альманаха «Это истории» (по итогам работы экспедиции).
  5. Передача в фонды музея ЕПУ экспонатов, иллюстрирующих историю политических репрессий в Енисейском районе.
  6. Пропаганда опыта создания молодежных групп, оказывающих содействие репрессированным, и организация подобных экспедиций.
  7. Подготовка и выпуск методических пособий по записи устной истории по теме «Политические репрессии».

Что касается указанных выше прогнозов. Они воплотились в конкретные, реальные, вполне осязаемые результаты.

Нужны ли такие формы фиксации устной истории? Насколько они эффективны, можно судить не только по результатам, представленным выше, но и по строчкам из эссе участников экспедиции:

Любовь Алексеенко: «Мне очень понравилась наша экспедиция, она была для меня очень познавательной. Я научилась брать интервью, общаться с малознакомыми людьми.

Я считаю, что та часть группы, которая выбрала именно этот вид практики, стала намного сплоченнее, дружней. Мы вместе преодолевали трудности, радовались первым успехам. Здесь я научилась прощать людей, не таить обиды, лучше разбираться в людях. Неважно, кто ты, а важно какой. Ведь главное быть, а не казаться».

Галина Пономарева: «Эта экспедиция научила меня многому. Я научилась считаться с мнением других людей, высказывать свои взгляды и убеждения и вместе с тем не навязывать их другим. Общаясь с репрессированными, я взглянула на этот «отрезок» истории совершенно с другой стороны. Взгляды различных людей на одни и те же события, различные точки зрения - все это вызывает у меня желание узнать как можно больше о годах репрессий.

Оксана Помолотова: «Я стала более коммуникабельна, внимательна к деталям, фактам, что будущему историку просто необходимо. Еще в большей степени я убедилась в том, что людей надо встречать не по одежке, а по уму».

Георгий Ташходжаев: «Я вполне осознал смысл пословицы: «Язык до Киева доведет». Жизненные истории наших респондентов в какой-то степени изменили мои взгляды на такие вещи как любовь, труд, терпение».

Иван Бобылев: «Работа командой понравилась мне не сразу... Я научился не обращать внимания на мелкие обиды, прощать гораздо быстрее, чем раньше».

Владислав Моисеев: «Ощутил недостаток справедливости в нашем обществе не только в годы репрессий, но и сейчас, когда эти люди своевременно не получают положенных им по закону льгот. Оказывается, это очень сложно качественно провести и оформить интервью. И этим премудростям учил нас А. А. Бабий».

 

ККИМК. Информационный вестник № 10. Методический семинар для исследователей, работающих по теме «Политические репрессии в СССР».  Октябрь 2004. Красноярск 2005


На главную страницу  На оглавление сборника