Политические репрессии в Аскизском районе Хакасии (1920 -1950)


7. «Иудинское дело»

Наиболее жестким, можно сказать, кровавым катком прошла репрессивная машина по одному из богатых сел Аскизского района, дер Иудино (Бондарево).

В годы насильственной коллективизации десятки крестьянских хозяйств были раскулачены, конфискованное имущество передано колхозам. В селе было несколько колхозов, менялись названия: в 1931 году первые колхозы, получившие имущество раскулаченных, назывались: «Первый шаг», «Застрельщик», позже изменили их названия: «Красный пахарь», «Путь к социализму», «1 августа». Раскулаченных крестьян с семьями высылали в основном в Ольховку, Артемовск Курагинского района.

Аскизский РO НКВД в с.Иудино с 1933 по 1938 годы «раскрывает» 8 контрреволюционных организаций. Сотрудники РО НКВД «раскрыли» еще контрреволюционные группы в селе в 1941, 1945 и 1962 годах. Арестовано по обвинению «в контрреволюционных преступлениях» 75 человек, из них расстреляно 27. Остальные были приговорены к лишению свободы, общий срок в сумме 245 лет!

В июле 1938 года Аскизский РО НКВД «раскрыл» в с.Иудино «контрреволюционную кулацко-сектантскую подрывную саботажную группу», которую обвинили по ст.58-10 ч.1 (действие, направленное к свержению, подрыву или ослаблению власти рабоче-крестьянских советов), ст.58-11 (организованная деятельность, направленная к подготовке контрреволюционных преступлений, ст.58-14 (контрреволюционный саботаж, т.е. сознательное исполнение кем-либо определенных обязанностей или умышленно небрежное их исполнение со специальной целью ослабления власти правительства).

В конце июля-начале августа 1938 года были арестованы 12 членов совхоза «Красный пахарь»:

Иванов Моисей Давыдович, 1911 г.р., комсомолец, председатель колхоза,
Аникин Павел Аронович, 1907 г.р., колхозник,
Богданов Елизар Давыдович, 1892 г.р., пастух колхоза,
Бодягин Абрам Моисеевич, 1904 г.р., завхоз колхоза,
Бодягин Давыд Исакович, 1911 г.р., колхозник,
Гостев Абрам Ананьевич, 1914 г.р., колхозник,
Дмитриев Ананий Моисеевич, 1890 г.р., бригадир полеводческой бригады,
Иванов Яков Давидович, 1910 г.р., бригадир полеводческой бригады,
Калинин Яков Семенович, 1902 г.р., кузнец колхоза,
Кончаков Абрам Исакович, конюх колхоза,
Милюхин Арон Абрамович, 1909 г.р., бригадир молочно-товарной фермы (МТФ),
Петров Исаак Михеевич, 1882 г.р., колхозник.

Непрерывные допросы продолжались больше месяца. Архивно-следственное дело (ЦА РХ № 1с-156) состоит из 3-х томов – 1355 листов. Начальник РО Аскизского НКВД Потапов сфальсифицировал дело и главным обвиняемым определил 27-летнего арестованного председателя колхоза.

Обвинение:
Иванов М.Д. враждебно настроен к политике ВКП(б) и советской власти, является руководителем к/р кулацкой подрывной саботажной группы, во время сеноуборки на 25 июля выполнил план сенозаготовки на 15%, он обманным путем пробрался в председатели колхоза, чтобы изнутри его развалить. В обвинении Иванову М.Д. приписывали, что его родственники раскулачены.

Богданова Е.Д. (пастух колхоза, имел 4-х детей от 1 до 17 лет) обвинили в том, что он «распространял антисоветскую агитацию в форме частушек контрреволюционного содержания в самой похабной и оскорбительной форме против вождей ВКП(б) и советской власти». И еще его обвинили в том, что он решил создать в Иудино новый четвертый колхоз под названием «Некуда деваться». Свидетель К. на очной ставке подтвердил, что такой колхоз уже создан и председателем колхоза избран Богданов Е.Д., подобраны бухгалтер и члены правления, проводится агитация о вхождении крестьян в «Некуда деваться».

Редчайший случай в истории правосудия Красноярского края – прибытие в Аскиз выездной сессии специальной Коллегии Красноярского краевого суда. Судили показательным судом колхозников колхоза «Красный пахарь». Суд в Аскизе заседал 4 дня, со 2-го по 5 октября 1938 года. Краевому суду крайне важна была поддержка общественности. Ведь в представленном судом обвинении не хватало фактов «преступной деятельности» контрреволюционной группы. Хакасский обком партии организовал через газету публикацию статей о судебном процессе в Аскизе «против разоблаченных врагов народа».

Выдержки из газеты «Советская Хакасия»
за октябрь месяц 1938 года

4 октября 1938 г. (№ 228) «Дело контрреволюционной кулацко-сектантской группы».

2 октября в с.Аскиз выездная сессия Красноярского краевого суда (состав суда) начала слушание дела контрреволюционной кулацко-саботажной группы, орудовавшей в колхозе «Красный пахарь» Иудинского с/совета Аскизского района. Обвинение поддерживает пом. прокурора Красноярского края... при защитниках… На скамье подсудимых 12 человек – непримиримых и активных врагов социалистического строя. Один из них бандит, а все остальные кулаки. Все 12 человек – сектанты секты «субботников».

К обвиняемым применяли такие незаконные методы следствия, как «конвейер», «выстойка», пытки, «корректирование» документов в сторону усиления вины обвиняемого. В делах имеются отпечатанные на машинке протоколы и отсутствуют допросы обвиняемого. Неграмотных крестьян заставляли вместо подписи ставить крестик или прикладывать отпечатки пальцев руки.

2 октября допрошено 8 подсудимых. Они признали себя виновными. Допрошено 18 свидетелей. Свидетельница К.М. показала, что подсудимые «звери и над людьми издевались и животных убивали. Тащили овес от колхозных лошадей, шерсть от овец…».

5 октября 1938 г. (№ 229) «Дело контрреволюционной кулацко-секстантской группы».

В этой статье публикуются показания подсудимого Кончакова А.И. Он признался, что был зол на советскую власть и решил вступить в колхоз «Некуда деваться». Активно разваливал колхоз «Красный пахарь»: проводил агитацию за невыход на работу, издевался над стахановцами, травил их, уговаривал людей, чтобы растащить колхозное добро.

Показания подсудимого Калинина Я.С.: «Советская власть не от Бога и нам укреплять ее нечего. Мое предательство в том, что, работая в кузнице, я насаждал пьянство и срывал ремонт уборочных машин. Клеветал на колхозный строй и терроризировал стахановцев». На суде Калинин отказался от прежних показаний.

5 октября 1938 г. (№ 229) «Уничтожить банду злейших врагов народа».

«3aслушав сообщения из зала суда о вражеской деятельность контрреволюционной кулацко-сектантской группы Иванова, Богданова, Бодягина и других бандитов, которыми нанесен нашему колхозу огромный материальный ущерб, мы выражаем ненависть и презрение к этим злейшим врагам народа.

Мы призываем всех колхозников села Иудино к повышенно революционной бдительности. Мы добавляем к показаниям свидетелей, разоблачивших на суде контрреволюционную группу Иванова Моисея и его банду, что враги хитро и настойчиво вели политику озлобления травли колхозников, они штрафовали нас под всякими предлогами. Мы призываем всех колхозников мела Иудино быстро ликвидировать последствия вредительства. Мы присоединяемся к голосу всех колхозников села Иудино и требуем от советского суда приговорить Иванова, Богданова, Калинина и других бандитов к расстрелу».

По поручению собрания колхозников (указаны Ф.И.О. трех человек).

6 октября 1938 г. (№ 230) «Статья из судебного процесса».

В статье публикуются обвинения на председателя колхоза Иванова М.Д.: «Обвиняемый Иванов М.Д. предстал перед судом как матерый непримиримый враг советской власти и колхозного строительства, это хитрый, затаившийся враг. Он лютой ненавистью ненавидит социалистическую жизнь, ненавидит советский строй, власть трудящихся, ненавидит людей, живущих в колхозах. Этот враг около года занимал пост председателя колхоза… Сено плохо заготавливал, амбары не приготовлены, веялки не ремонтированы. Зернохранилище заросло сорняком. Кто не выходил на работу, тех Иванов М.Д. отсылал к председателю сельсовета Деревягину, который их штрафовал, запугивал и наказывал. Иванов с врагом народа Деревягиным терроризировали и озлобляли колхозников. Материальный ущерб, причиненный колхозу контрреволюционной группой, составил свыше 317 тысяч рублей.

8 октября 1938 года (№ 231) «Иудинское дело – политический урок для всех парторганизаций Хакасии».

Судебный процесс в колхозе «Красный пахарь» показал, что вражеское охвостье не думает складывать оружие в борьбе с колхозным крестьянством. Коммунисты Иудинской партийной организации забыли указание Сталина И.В., работу в колхозе пустили на самотек и не заметили, что к руководству колхоза «Красный пахарь» пробрались заклятые враги советской власти. Коммунисты Иудинской партийной организации страдали идиотской болезнью беспечности, политической слепотой. Плохо работали руководители Аскизского райисполкома и райкома ВКП(б)».

В этом же номере газеты опубликовано решение краевого суда, что 5 октября 1938 года выездная сессия краевого суда участникам «контрреволюционной кулацко-сектантской саботажной группы, подрывающей колхозный строй», вынесла приговор: к высшей мере наказания – к расстрелу – приговорены: Иванов М.Д., Аникин П.А., Богданов Е.Д., Бодягин А.М., Дмитриев A.M., Иванов Я.Д., Калинин Я.С., Кончаков А.И., Милюхин А.А., Петров И.М. Приговорены к 10 годам ИТЛ и 5 годам поражения в правах Бодягин Д.И. и Гостев А.А. В этом же номере газеты: «Приговор суда был с огромным удовлетворением встречен сотнями колхозников, присутствующих на процессе. Колхозники колхоза «Красный пахарь» выражают большую благодарность партии большевиков, советскому правительству и органам НКВД за избавление колхоза от заклятых врагов народа».

Осужденные обратились с кассационной жалобой в Верховный Суд РСФСР немедленно. Они писали, что все обвинения ложны, показания свидетелей голословны, «признательные показания» даны вынужденно (начальник отдела Аскизского НКВД Потапов заставлял арестованных подписывать продиктованные им показания, угрожая репрессиями в отношении их близких).

Специальная Коллегия Верховного Суда РСФСР, рассмотрев судебное дело и заявления осужденных, 29 декабря 1938 года отменила решение Красноярского краевого суда и направила на новое расследование.

24-26 июня 1939 года вновь состоялась выездная сессия краевого суда уже в другом составе. Суд проходил не в Аскизе, а в Абакане. Приговор был вынесен без высшей меры наказания. Вторично были приговорены: 6 человек – по 10 лет ИТЛ, 4 человека – по 8 лет ИТЛ и двое – к 5 годам ИТЛ.

Осужденные вновь обратились в Верховный Суд РСФСР с кассацией о несогласии с новым решением краевого суда. Они написали, что обвинения вымышленные, что колхоз успешно справлялся с планами сенозаготовок, никаких антисоветских разговоров они не вели.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР 15 августа 1939 года отменила второе решение краевого суда и вновь направила на дополнительное расследование. В ходе расследования многие свидетели отказались от прежних ложных показаний. Затем краевой суд передал дело на рассмотрение Хакасскому областному суду. Областной суд не смог определить виновность обвиняемых. К этому времени несколько смягчилась сталинская репрессивная политика. Завершился «большой террор», нарком внутренних дел Ежов Н.И. был снят с должности, арестован и расстрелян как «враг советского народа».

16 февраля 1940 года Президиум Хакасского областного суда вынес решение: за отсутствием состава преступления в действиях колхозников колхоза «Красный пахарь» Аскизского района дело прекратить и всех оправдать. В феврале 1940 года они вернулись домой, в родное село.

Эти постановлением все были реабилитированы. Больше полутора лет люди, содержавшиеся в Минусинской тюрьме, считались врагами народа, обвиненными в совершении тяжких государственных преступлений. Этим фальсифицированным следственным делом был нанесен моральный и материальный ущерб самим репрессированным и их родным. Колхозники и жители села Иудино на этом судебном процессе убедились в истинности социалистической законности.

В конце 1990-х годов в с.Бондарево умер последний из политзаключенных колымчан Милюхин Самуил Яковлевич. В республиканской больнице в 1991 году, где находились мы с ним на лечении, мне удалось записать его воспоминания. Его рассказ – как удалось ему выжить в труднейших условиях лагерной жизни на Колыме:

«Мой дед из субботников, в 1854 году приехал в село Иудино на постоянное жительство. Я родился 20 января 1908 года. Окончил 7 классов. В 1928 году женился. Перед коллективизацией имели: 2 коровы, 2 лошадей, 9 овец, молотилку и жнейку. В 1930 году нашу семью раскулачили, выслали в Томский круг, в Тегульдет. Меня отправили в трудармию в Анжерку. Я и родители вернулись в Иудино в 1934 году. Вступил в колхоз «Красный пахарь». Работал пильщиком в строительной бригаде. В 1934 году начались аресты. Было арестовано несколько десятков человек колхозников из 3-х колхозов нашего села.

Меня арестовали 13 февраля 1938 года. На ночь заперли в подвал с 9 арестованными односельчанами*. Дома остались жена, дочь и сын. На другой день увезли в Аскиз, где на единственном допросе заставили написать анкету. Через 7 дней увезли в Минусинск, где содержали в клубном помещении тюрьмы, т.к. тюрьма была переполнена арестованными.

В Минусинске ни разу не допрашивали за 2,5 месяца. В Минусинской тюрьме я три раза видел Торосова М.Г. – председателя Хакасского облисполкома, как его после допросов приводили всего избитого. Товарищи по камере выделяли лишнюю пайку, укладывали на нары, прикладывали мокрые полотенца, чтобы сошли оттеки на теле. В конце апреля 1938 года заключенных построили во дворе тюрьмы. Прошли медицинский осмотр. Через несколько дней нас ночью пешком привели в Абакан, где погрузили по 30 человек в «столыпинский» вагон. В Красноярске сутки формировался эшелон на Восток. В Иркутске под конвоем водили в баню. Во Владивостоке эшелон прибыл в порт Черная Речка. Утром, перед погрузкой в пароход, нам объявили срок наказания – 10 лет по ст.58 (участие в контрреволюционной организации). 6 тысяч заключенных погрузили на пароход Журма», через 6 суток выгрузили в Магадане, бухте Нагаево. После прохождения санпропускника нас по 30 человек посадили на автомашины и через 3 суток (657 км) привезли на прииск Мальдяк. Был определен в строительную бригаду на прииске «3-я командировка», где строили лагерь для вновь прибывающих заключенных. Первую зиму жили в палатках. Через год заболел цингой. Меня перевели в район Сусумана, где на берегу верховья речки Колымы смолили баржи, грузили в них груз по 8 тонн и сплавляли до п.Ягодного. После опять работал на прииске Мальдяк на шахте. Норма была 120 тачек золотоносной руды в смену. Через год стал «доходягой». Помог заключенный врач-поляк, который отправил обратно на Сусуман, где строил портняжную мастерскую».

Что знали о войне?

«В июне 1941 года узнали, что началась Великая Отечественная война. Все желали победы над фашизмом. Мы просились на фронт. Даже доезжали до Магадана, но нас поворачивали обратно. Разъясняли, что для победы фронту нужно золото**.

Тогда работали по 14-16 часов в сутки, а зимой – по 12 часов. Имели один выходной за 10 дней. Окончание войны узнали сразу, когда всюду кричали: «Победа». Отношение к заключенным стало лучше, но амнистия не коснулась политических заключенных.

Окончание срока заключения.

«Срок моего заключения по приговору таинственной «тройки» закончился 13 февраля 1948 года – исполнилось 10 лет со дня ареста. Следователь выдал справку-освобождение из лагеря и выдал заработанные за 10 лет деньги в сумме 28 рублей. Выезд домой был запрещен. Оставили здесь же, на Сусумане, вольнонаемным рабочим, работал плотником. Зарплату платили по северным тарифам, выдали комнату в общежитии. Дали разрешение вызвать семью. Летом 1951 г. приехали жена и сын, который работал токарем, выучился на шофера.

В 1954 году получил отпуск на 6 месяцев. Приехал в Хакасию, в родное село. Посмотрел, что здесь живут хуже, чем на Севере, даже не купишь хлеба. Прожили в селе 6 месяцев. Сына призвали в армию. Мы с женой уехали обратно на магаданскую землю.

18 августа 1956 года постановлением Президиума Красноярского краевого суда меня реабилитировали за отсутствием какого-либо преступления против советской власти. Получил паспорт и в 1957 году приехал домой. Работал на разных работах».

Встречали ли знакомых из Хакасии на Колыме?

«Вместе плыли на пароходе в Магадан с односельчанами, которых «тройка» приговорила к 10 годам заключения. Они были размещены в других лагерях, домой не вернулись, наверное, умерли там. На Сусумане встретил Райкова Д.Ф. из Абакана, Майнагашева Пахома Николаевича – бывшего директора драмтеатра».

Кто виноват во всех политических репрессиях?

Самуил Яковлевич долго думал и сказал: «Наверное, сталинская власть».

В июле 1938 года Аскизский РО НКВД «раскрыл» в с.Иудино «контрреволюционную сектантскую группу» в составе 5 человек в колхозе «Первое августа» во главе с председателем колхоза Аникиным А.А., ветеринаром Николаевым Е.В., счетоводом Пузаковым М.В., зав. Хатолабораторией Пудовым Е.Н. и кузнецом Корчиковым М.И. Их обвинили в том, что они срывали государственные задания и мероприятия партии в колхозе. Судебное заседание проходило в октябре 1938 года в Аскизе выездной сессией краевого суда, когда судили колхозников колхоза «Красный пахарь». 7 октября 1938 года в Аскизе было вынесено решение: одних приговорили к расстрелу, других – к 10 годам ИТЛ. Перед реабилитацией, в начале 1961 года, был допрошен бывший начальник Аскизского РО НКВД Потапов А.В., который проживал в Минусинске.

На вопросы следователя УКГБ об аресте колхозников колхоза «Первое августа» Потапов ответил, что «припоминаю, в Иудино была арестована группа лиц, сколько и за что арестовали, не помню. Когда следователь показал Потапову архивно-следственное дело на группу Аникина А.А., то Потапов сказал: «Да, припоминаю это дело, но где их допрашивали: в Аскизе или нет, не помню... На аресты контрреволюционных элементов, служителей культа, ранее судимых, бывших бандитов было указание областного и краевого управления НКВД. Было указание о быстром окончании следствия, поэтому расследования проводились поспешно и необъективно. Оперуполномоченные НКВД не учитывали того, что Пузаков М.В. и Пудов Е.Н. были участниками партизанского движения в Сибири против колчаковщины. За давностью времени сказать ничего не могу». Вот так увиливал бывший начальник Аскизского НКВД.

В деле имеется справка от 16.04.1961: «Президиум областного суда установил, что фальсификация материалов следствия проводилась бывшим начальником Аскизского райотдела НКВД Потаповым и другими» (подпись зам. прокурора области Семенов. ГА. РХ. П-12793, л.302).

В Законе РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18.01.1991 записано: «Признанные в установленном порядке виновными в преступлениях против осуществлявших судебные полномочия, лица, участвовавшие в расследовании и рассмотрении дел о политических репрессиях, несут уголовную ответственность на основании действующего уголовного законодательства.

Сведения о лицах, признанных в установленном порядке виновными в фальсификации дел, применении незаконных методов расследования, преступлений против правосудия, периодически публикуются органами печати».

По этому закону вполне могли привлечь таких фальсификаторов, как Потапов и подобных ему, но не осталось в живых бывших заключенных, которые могли бы подтвердить злодеяния следователей НКВД в тридцатых годах прошлого столетия.

Наспех фальсифицированное дело передавали в судебные органы, применяя различные меры физического воздействия, лишь бы добиться «признательных» показаний.

 

--------------------------------

*В этот же день, 13 февраля 1938 года, были арестованы односельчане:

Корнев Азар Исакович, 1880 г.р. – колхозник колхоза «Путь к социализму»,
Павлов Елизар Евсафьевич, 1884 г.р. – колхозник колхоза «Красный пахарь»,
Павлов Григорий Давыдович, 1893 г.р. – колхозник колхоза «Красный пахарь»,
Борисов Абрам Азарович, 1890 г.р. – колхозник колхоза «Путь к социализму»,
Деревягин Исаак Ананьевич, 1907 г.р. – колхозник колхоза Красный пахарь»,
Мясин Яков Абрамович, 1912 г.р. – конюх Аскизской МТС,
Дмитриев Абрам Давыдович, 1908 г.р. – колхозник колхоза «Красный пахарь»,
Корнев Павел Ананьевич, 1906 г.р. – тракторист Иудинской МТС.

Всех обвинили, что состоят в контрреволюционной организации, руководитель Корнев А.И.
Через 13 дней, 26 февраля 1938 года, «тройка» УНКВД приговорила к расстрелу: Корнева А.И., Павлова Е.Е. и Павлова Г.Д. Приговор был приведен в исполнение 8 марта 1938 года, в 22 часа в Минусинске. Остальные 6 человек были приговорены к 10 годам ИТЛ.
Реабилитированы 18 августа 1956 года.

**На Колыме в 1932 году появились первые заключенные. До 1956 года в лагерях «Дальстроя» (Колыма, Чукотка, Якутия) побывало свыше 2 млн. человек. В 1948 году добыто 96,2 тонны чистого золота, 38,8 тонн серебра, 8,7 тонн платины.

 


На оглавление

На главную страницу