СТРОЙКА № 503 (1947-1953 гг.) Документы. Материалы. Исследования. Выпуск 2


РУГЕ Вальтер

ПОКАЯНИЕ КАК ФАРС

Поездка нашей съемочной группы в город Игарка (100 км севернее Полярного круга) в мае-июне 2006 года скорее похожа была на экспедицию, если вспомнить хотя бы о поездке на вездеходе из аэропорта в город – удивительное зрелище. За время нашего пребывания я не только активно участвовал в съемках, но использовал каждую свободную минуту, чтобы читать ежедневно газеты, а также подшивки старых газет в архивах «Музея вечной мерзлоты» и города. Кроме того, мои новые друзья в Игарке прислали мне совсем недавно документацию кое о каких заполярных происшествиях осеннего периода. Итак, в Красноярске мы в этом году были свидетелями, как знаменитая кинокартина Тенгиза Абуладзе «Покаяние» может превратиться в фарс. Если в фильме диктатору отказывают в достойном погребении, то в туруханской интерпретации ему отказывают в надземной монументальной памяти.

Сталин еще при жизни распорядился устроить именуемый Пантеоном мемориал в деревне Курейка Туруханского района, где он во время первой мировой войны отбывал ссылку. Устроили обширный сквер с насаждениями, на избу, где наш вождь жил, надели, как колпак, большой павильон, там учредился музей с разными предметами сталинского прошлого. Перед павильоном воздвигли монумент молодого Сталина в военной шинели высотой примерно 5 метров, так что его можно было хорошо видеть с проходящих теплоходов. В 1954 году, еще будучи спецпереселенцем на учете у капитана Чубенко, я просил у него разрешения участвовать в экскурсии в Курейку из чистого любопытства. Как жили мы, было ясно, а как жил он – было открыто. Насаждения тогда были холеными, статуя Сталина сверкала на берегу. С целью задокументировать наше с женой Ириной пребывание, я сделал несколько фотографий, на которой Сталин не бронзовый, черный, как теперь вспоминают «очевидцы», а сияюще белый из гипса.

К тому времени тут жило немало бывших заключенных с северных лагерей как спецпереселенцы, просто говоря, в ссылке. Разумеется, что после ХХ съезда ВКП (б) жители далекой Курейки спрашивали себя: «А к чему нам теперь сталинский пантеон?» Хотя многие из них, говорят, вспоминали вождя с уважением. Но по приказу Игарского горкома партии стащили монумент Сталина с пьедестала, сделали прорубь в Енисее и сбросили в него статую. Спустя десятки лет раздавались разговоры о том, что можно было бы поднять статую со дна Енисея. Но никто не решился на это.

Времена меняются, 50 лет спустя «власть переменилась», вернее советская власть просто растворилась, но слава великого вождя кое-где сохранилась, правда, уже не как «отца народов» и «вождя всего прогрессивного человечества», а кому как – с разными значениями: кому как великий полководец, кому как гарант оплачиваемой работы, кому как символ великой державы. Коммунисты неожиданно получили подкрепление из кругов «бывших», ныне воскресших в виде новых элит и богачей, в том числе, даже и антисемитов из перелицованной номенклатуры. Тут, разумеется, нашлись и деньги, миллион-другой, например, у предпринимателя Михаила Пономарева.

Изыскательные работы начались – как мне рассказал житель Курейки в самолете на Игарку – с поисков утонувшего монумента водолазами на дне Енисея – не нашли. Затем господин Пономарев решил воссоздать утонувший памятник за свой счет в Красноярске и в навигацию летом 2006 года вывезти его в Курейку. Однако назначенное на 16 сентября торжественное открытие памятника сорвалось. Вовремя появились люди, одетые в камуфляж, и сбросили монумент вождя с постамента. Теперь жители пытались воспрепятствовать этому – им обещали хороший заработок при восстановительных работах и изобилие от ожидаемого массового паломничества «иностранных туристов». Люди в камуфляже оказались направленным туруханской администрацией спецотрядом милиции – получилась своего рода северная «хлестаковщина».

У администрации, конечно, не было принципиальных возражений, лишь, как и положено администрации – административные соображения. Например, пресс-секретарь администрации объяснил: «Действия предприняты без документов на отвод земельного участка и без разрешения на сам монумент», была лишь устная договоренность на установление памятника на территории района. Кроме того, причитался штраф за незаконные действия гражданина Пономарева и его команды.

В то же время губернатор края Александр Хлопонин высказался однозначно: «Не воздвигать специально новые памятники советским лидерам, но и не уничтожать те, что уже есть». Очевидно, эта политика до администрации Туруханска дошла крайне расплывчато, политическая инициатива перешла целиком – как выяснилось – в руки бизнесменов.

Позицию коммунистов обозначил секретарь красноярского крайкома КПРФ Владислав Юрчик: «Какими бы мотивами предприниматель не руководствовался, этот почин мы поддерживаем». Трудно предполагать, что гражданин Пономарев предпринимал какие-то произвольные акции – намеченная установка памятника Сталину «обсуждалась на заседании круглого стола, посвященном развитию местного туризма», как заявил советник губернатора региона Евгений Пащенко. Он же сказал: «Насколько я знаю, привезут статую во второй половине июля, в конце июля начнутся восстановительные работы». Значит, знали! Все попытки сторон разъяснить теперь в разгаре конфликта, что инициатива гражданина Пономарева имела «чисто коммерческий характер» абсурдны, несостоятельны. Восстановление памятника Сталину, как видно из развернувшегося диспута, не может быть «чисто коммерческой», совершенно «без идеологических мотивов», «аполитичной» акцией. Не в последнюю очередь свидетельствует об этом интерес администрации в Красноярске и в Туруханске к этому проекту, продекларированный «как воссоздание пантеона вождя народов». На это указывает также инспирированная PR-компания, где только и речь «о вожде всех народов», «об отце народов» и т.д.

Как явствует из русской службы новостей, «красноярский предприниматель решил восстановить исторический объект, который пользуется популярностью среди иностранных туристов (удивительно!). Планировалось, что помимо посещения пантеона для иностранцев проведут экскурсии на железной дороге, построенной заключенными ГУЛАГа и покажут бараки осужденных (что лишний раз подтверждает заметно «политический характер» данного проекта). Иностранные туристы (если они не из Мадагаскара или Гаити) привыкли, прежде всего, к комфорту. В Ермаково, где мы были с группой студентов в июне 2006 г., нет даже дебаркадера. Требовать от туристов подняться по крутому берегу – почти наглость. Если в Курейке берег низкий, и «лестница четырехметровой ширины с иллюминацией» в будущем смогла бы облегчить судьбу туристов, то в Ермаково такой лестницы даже в проекте не предусмотрено. Да и не надо, так как богатых путешественников на холме не ждут «бараки осужденных» - вместо них остались одни развалины и доски. Уважаемый господин Пономарев и эти «бараки», видимо, построит. Словом, и «чисто коммерческая» сторона дела явно хромает. Единственный достойный туробъект – два паровоза типа ОВ – еще в 2005 г. администрацией Туруханского района при протесте сотрудников игарской милиции – были вывезены из исторического заповедника с целью РЕСТАВРАЦИИ. С тех пор о них ни слуху, ни духу. А иностранцам, безусловно, было бы интересно фотографировать эти раритеты, эти уникальные теперь объекты старой техники.

На Урале в этом отношении уже достигли результатов. Уральские бизнесмены оказались успешнее. Там отреставрировали бывший лагерь. С тем, чтобы туристы, в том числе иностранные, могли на пару дней поселиться и посидеть под замком. Как заключенные, с баландой, с соломенными матрасами и 400 граммами хлеба – наглядный урок школьникам-экскурсантам, живая история взрослым и одновременно память сталинским каторжникам… К тому же прибыльное дело для находчивых бизнесменов. Так возникло понятие «лагерный туризм».

Как видно из документов, предполагалось вести экстремальных туристов на рейсовых теплоходах. Какое пароходство на Енисее согласится на постоянные дополнительные стоянки для «экскурсий к сталинским достопримечательностям» малой части пассажиров на берег – в Курейке, Ермаково, Игарке? Для капитанов, прежде всего, важно соблюдать порядок движения.

Таким образом, ясно, что коммерческая основа проекта весьма шаткая. А потому остаются лишь так настоятельно отрицаемые «политические амбиции».

Администрация района совершенно упускает из виду, что события в Курейке далеко не местные, а федеральные, что здесь далеко идущая общая тенденция. Стороны забыли, что веские и далеко «не чисто коммерческие» амбиции имеются, например, в Волгограде, где на Мамаевом Кургане почти в это же время создали «мемориальный» зал с музейными реликвиями Сталинградской битвы и восковой статуей Сталина (наподобие фигуры Сталина в знаменитой галерее мадам Тюссо в Лондоне). Воздвигнут, например, в мае 2005 г. памятник Сталину в Якутии с уже совсем «некоммерческим» посвящением: «Сталину – от его признательных поклонников». Аналогичные памятники установлены не только в Грузии, но и в городе Мирный, в Челябинске, в Тюмени и прочих местах. Местная администрация помнит, вероятно, как упорно и пока успешно сопротивлялось красноярское общество «Мемориал» установлению бюста Сталина в красноярском парке Победы.

Эти поздние приверженцы Сталина, конечно, мало знают о великом корифее, добиваются не восстановления штрафных лагерей для «контрреволюционеров», а лишь работы, которая регулярно оплачивается. Как раз к нашему пребыванию в Игарке работники коммунальных предприятий объявили бессрочную голодовку – уже полгода им не платили зарплату. Специальным рейсом прилетала из Красноярска компетентная комиссия из 40 высокопоставленных чиновников – в багаже, однако, у них была не задолженность по зарплате, а много умных советов. Так, заместитель губернатора Лев Кузнецов («Игарские новости» от 30 мая 2006 г.) заявил: «Считалось, что народ все стерпит – но наконец-то население сказало: «Все хватит. Больше терпеть бардак в жилкомхозе не будем».

Серьезным аргументом вокруг Сталин-ленд является то, к сожалению, что Сталину всецело приписывают победу в Великой Отечественной войне – а отсюда и вывод, что надо хранить память о нем. Здесь не место подробно высказываться на этот счет, но есть весьма доказательная версия, что советский народ и его славная армия победили вопреки наличию великого полководца, стоит едва вспомнить: в своей болезненной подозрительности он в очевидном преддверии войны обезглавил Красную Армию, лишив ее своего офицерского корпуса, включая трех маршалов – Егорова, Тухачевского и Блюхера. Но дело не в этом – грандиозную победу над германским фашизмом выстрадали советские люди своею самоотверженностью, советские солдаты и офицеры своим бесподобным героизмом. Мы, таким образом, совершенно закономерно отдаем плоды смертельных страданий в руки тех, кто в тылу и на фронте добились этой победы.

Поэтому вопрос о памятниках Сталину принципиальный – так и оценивает это председатель красноярского общества «Мемориал» Алексей Бабий: «Необходимо принять мораторий лет на 50 на любые проекты по увековечению этого «палача народов» Вот как! В другом сообщении Алексей Бабий высказывается еще более определенно: «Неважно, где может появиться сталинский пантеон, в любом случае, этот проект не что иное, как часть масштабной государственной компании по реабилитации личности Сталина, это часть большой ПИАР-компании, причем проводимой не столько коммунистами, это часть ПИАР-компании, которая проводится федеральной властью, муссируется постоянно Сталин, его имя, его деяния, причем все чаще в оправдательном ключе». Гостю из далекого Потсдама здесь добавить нечего.

Кажется, время настало расставаться окончательно со всякого рода культом личности, пора вспомнить об истинно великих людях, любимых нами во все эти нелегкие годы, когда мы все сплели огромный ковер с именами легендарных героев нашего прошлого, как то: Ойстрах, Уланова, Лемешев, Шульженко, Тарханов, Быстрицкая, Кукрыниксы, Туполев, Коккинаки, Чкалов, Папанин, Громов, Кренкель, Руднев, Литвинов, Иоффе, Чичерин, Бонч-Бруевич, Раскова, Гризодубова, Качалов, Немирович-Данченко, Коллонтай, Рокоссовский, Конев, Эренбург, Мандельштам, Маяковский, Утесов, Гагарин, Титов, Терешкова, Ботвинник, Бурденко, Вавилов и тысячи других, список которых уважаемый читатель, без труда дополнит. О них бы мы почаще вспоминали, чем по сей день повторять без конца о памяти давно ушедшего Сталина.

Потсдам. Январь 2007 г.


Лето 1953 г.
Ирина Руге перед пантеоном И. Сталину.
«Пос. Курейка, 35 км южнее пос. Ермаково. Экскурсия вольнонаёмных и ссыльных на катере управления Стройки 503 к месту ссылки Сталина».
Фото В. Руге


В начало Пред.страница След.страница

На главную страницу