СТРОЙКА № 503 (1947-1953 гг.) Документы. Материалы. Исследования. Выпуск 2


Архив очевидца

МАРЧЕНКО Зоя Дмитриевна

(Воспоминания З.Д. Марченко см. вып. 1)

В Ермаково уже часть домов была капитально построена. В «вольных» домах я не бывала. Но был очень хорошо построен клуб. Большой, настоящий зал. Кулисы. Была смешанная группа хора. Можно было даже нам, ссыльным, его посещать. Я пела там. Одной его частью руководила Ванда Антоновна Савнор, а другой частью – Н.Н. Чернятинский, заключенный, бывший в прошлом дирижером Одесской оперы. Он мне сам говорил, что когда пришел Антонеску (румынские войска захватили Одессу), он ставил русские оперы. Специально, чтоб показать силу русского искусства. Ну, ему за это потом дали 10 лет. Работал в клубе Леонид Оболенский. Но я с ними не очень часто сталкивалась. Потому, что они были в мужской бригаде, которая работала в клубе. Каждый на своем участке: Чернятинский руководил оркестром и хором, Оболенский – режиссер, Дима Зеленков – декоратор. Ну и еще несколько человек. Конвой всегда стоял за кулисами, несколько человек – мужчинам же нельзя общаться с женщинами. Мы же были для них «вольные». Туда и настоящие вольные, не ссыльные, женщины могли приходить, и они тоже приходили в хор. И хотя нам нельзя было с мужчинами общаться, но иной раз так пройдешь, как бы ненароком подойдешь. Ну, они понимают, что это свой человек, обменяются словом. Мы-то ходили без конвоя, ссыльные. А заключенных уводили под конвоем.

Хотя внешне мы были свободны, но всякий выход за пределы Ермаково должны были согласовывать с комендантом. И когда в клубе, где я пела в хоре, заговорили о поездке на катере в Курейку, в дом Сталина, мне пришлось пойти к нашему коменданту Чубенко и получить разрешение. Это было лето 1951 г. Мы с группой нашей художественной самодеятельности на катере поехали. Товарищи по самодеятельности никогда не позволяли себе никаких подчеркиваний особенности моего положения. Наоборот, всегда были очень предупредительны и место уступали. Вообще, люди относились к нам очень, очень хорошо.

Пьесы ставили интересные там. Настоящие пьесы. Заправлял клубом местный, по-моему, это был А.А. Алексеев. Почему-то запомнилось, что он был коми. Но я не знала всех тамошних отношений, я была настолько ничтожной, маленькой песчинкой там, но только видела, что боялись его все. В клубе была своя программа. Но я же не могла ходить всегда, ходила, в основном, на хоровые выступления. Ставили, помню, тогда сцену таверны из «Кармен». И пели. Ванда руководила и пела партию Кармен. Конечно, всё это довольно убого было, если сравнивать с театральной постановкой, но учитывая, что это Заполярье, то уровень, можно сказать, был довольно приличным.

1999 г.
Москва.

(Подписи к снимкам):


Ночь под Новый 1951 год. Ермаково. Клуб. З.Д. Марченко в сцене из «Кармен».


З.Д. Марченко и Н.Х. Шефф. Ермаково.
«9.12.51 г. Дорогие папа и мама! У друзей в воскресенье после кино. Смотрим «Огонёк», присланный вами. Хотя и далеки, но всегда ваши».


п. Ермаково.
«1951 г. Первое наше общее жильё с Н.Х. Шеффом».


В начало Пред.страница След.страница

На главную страницу