Дмитрий Александрович Крайнов


Родился Дмитрий Александрович, согласно записи в паспорте, 30 сентября 1904 г., хотя точно никто из его близких, ни он сам не знали, когда это произошло, поскольку у родителей его - Александра Гавриловича и Марии Степановны было 18 детей, и дни рождения не праздновали и не запоминали. Он обычно отмечал именины – день своего святого покровителя Димитрия Солунского - 8 ноября. Спустя 94 года после рождения – в 1998 г. – тоже 8 ноября в воскресный день Дмитрий Александрович отошел в мир иной и был похоронен на Хованском кладбище в Москве.

Детство Дмитрия Александровича прошло на его родине - в д. Ивашево бывшего Александровского уезда Владимирской губернии в обычной крестьянской семьей среднего достатка.

Первоначально родители готовили его к служению на духовном поприще, и в 12 лет он был определен в духовное училище г. Переславля-Залесского. Наверное, из него бы вышел хороший священнослужитель, т.к. был он человеком мягкой и доброй души, обладал великолепным басом и особой притягательной силой в общении с людьми. Но революция 1917 г. все изменила.

В 1925 г. После окончания гимназии в Киржаче он поступает на историко-археологическое отделение этнологического факультета 1-го Московского государственного университета. Здесь он увлекся первобытной археологией и стал одним из ближайших учеников проф. В.А. Городцова. Свободные от учебы летние месяцы он проводит с В.А. Городцовым и А.Я. Брюсовым в археологических экспедициях, принимая участие в исследовании памятников Московской и Брянской областей, Карелии и Летнего берега Белого моря. В 1928 г. в сборнике научно-археологического кружка появляется и его первая научная публикация «Стоянка Усть-Яренга».

По окончании университета Д.А. Крайнов поступает в Государственный Исторический музей, в котором проработал 12 лет – до 1941г. Сначала он работает директором филиала этого музея – «Александровская слобода» (1929-1930 гг.). Затем - ученым секретарем ГИМа (1931-1935 г.), старшим научным сотрудником.

Научные интересы его многогранны. Он проводит раскопки на территории Успенского монастыря в Александрове и открывает остатки дворцовых построек Ивана Грозного. Копает грунтовые фатьяновские могильники в Ярославской и Московской областях (Вауловский, Верейский, Сущевский). В 1930-1931 гг. вместе с В.А. Городцовым продолжает раскопки Тимоновской палеолитической стоянки в Брянской области. В 1934-1940 гг. он возглавляет экспедицию ГИМ, которая исследует пещерные стонки в юго-западном Крыму и на Северном Кавказе: среди них - первая погребенная пещера – Бахчисарайская стоянка, Таш Аир 1,2, Замиль Коба 1,2.

Много сил в это время у него отнимала безуспешная, к сожалению, борьба за спасение разрушаемых памятников старины: храма Христа Спасителя, Казанской церкви, Сухаревой башни.

Это был, может быть, не самый плодотворный в научном плане, но один из самых насыщенных периодов его жизни. В это время он начинает и профессионально петь: в 1937 г. он заканчивает музыкальное училище им. М.М. Ипполитова-Иванова по классу оперного певца. Выступает в Театре художественной самодеятельности г. Москвы.

Но грянула Великая Отечественная война, которая круто перевернула всю его судьбу. Последующие годы с 1941 по 1954 – целых 14 лет, - он был оторван от нормальной жизни, оторван от науки. Это были годы войны, лагеря и ссылки. Он был тогда в возрасте, который для научных работников является наиболее продуктивным (от 37 до 50 лет).

Д.А. Крайнов вместе с другими археологами ГИМа, в числе которых – Крупнов Е.И. и А.П. Смирнов, вступает 6 июля 1941 г. добровольцем в ряды народного ополчения. Далее последовало окружение под Вязьмой осенью 41-го, плен, побег, снова плен, опять побег на ходу из эшелона, перевозившего пленных в концлагерь. Затем жизнь на оккупированной территории. Здесь ему удается устроиться в г. Клинцы Брянской обл. в театральную труппу, которая выступает с концертами в оккупированном городе. Крайнову приходилось вести переговоры по театральной деятельности с оккупационными властями, он фактически выполнял роль администратора. Впоследствии это ему вменяется в вину как сотрудничество с немцами.

После освобождения Клинцов Д.А. Крайнов вновь на передовой, куда его направляют после соответствующей проверки. Он работает сначала санитаром в медсанбате, а затем попадает в Краснознаменный ансамбль.

Однако в мае 1944 г. Д.А. Крайнов был арестован. Началось следствие по делу о его пребывании на оккупированной территории. Один из членов театральной труппы, видимо, чтобы выгородить себя, указывает, что именно Д.А. Крайнов вел переговоры с немцами по работе театра. Возможно, выяснилось и то, что Крайнов побывал в гестапо, и был выпущен оттуда. Не исключено, что у следователей зародились какие-то подозрения на этот счет (тот, кто побывал в гестапо и был затем выпущен всегда вызывал недоверие. Было распространено мнение, что из гестапо просто так не выпускают). Сам Дмитрий Алексанедрович рассказывал по этому поводу то, что немцы заподозрили его в связях с партизанами. Он был арестован, но в гестапо ему удалось доказать, что он не партизан, а археолог. В клинцовской библиотеке нашлись две его довоенные статьи – «Вауловский могильник» и «Государственный Исторический музей – перспективы развития», которые и были представлены гестаповцам.

Как бы то ни было, Дмитрий Александрович был осужден тройкой военного трибунала с формулировкой «за сотрудничество с немцами» на смертную казнь. Но после пересмотра дела она была заменена десятью годами работ в «исправительных учреждениях» ГУЛАГа. Последовали страшные воркутинские и таймырские лагеря... Выжить ему помог его талант. В лагере создается театр, куда его и определяют петь. Лагерные артисты ставят спектакли, выезжают с концертами, кажется, живут совершенно иной жизнью, чем остальные заключенные. Но когда гаснут огни рампы, актеры снимают бутафорские наряды, надевают фуфайки и под конвоем отправляются в бараки…

Несмотря на тяжелейшие испытания, которые ему довелось пережить, он сумел сохранить светлое видение мира и душевную доброту.

В 1951 г. последовало досрочное освобождение. Больной, весивший всего лишь 49 кг при росте в 192 см, он возвращается в родную деревню к умирающим матери и сестре. Устраивается работать руководителем художественной самодеятельности в клуб текстильной фабрики «Свобода» в пос. Горки около станции Бельково (близ Киржача). Каждый день ходит за 9 км на работу. Домашнее хозяйство – тоже на нем: истопить печь, испечь хлеб, приготовить еду.

Лишь в 1954 г. после длительных хлопот А.Я. Брюсова и М.М. Герасимова перед Министерством культуры ему удалось устроиться в краеведческий музей г. Углича. Началось его возвращение в науку.

В Угличе начался и новый период в его личной жизни, связанный с Марией Борисовной Полторацкой, сопровождавшей его до конца жизненного пути и ставшей верным другом и помощником во всех его делах.

А в 1956 г. Е.И. Крупнов, бывший тогда заместителем директора ИИМКа, зачисляет его в штат института. Дмитрию Александровичу было уже за 50. У многих людей в это время возникает т.н. «кризис середины жизни», а у него начинались самые плодотворные годы работы. Он был сначала старшим, а затем ведущим научным сотрудником сектора неолита и бронзы. Был прекрасным организатором. Вел огромную экспедиционную работу. Организовывал и проводил научные симпозиумы.

Научные интересы его очертились еще в довоенное время.

В 1957 г. он продолжил исследование Бахчисарайской пещерной стоянки в Крыму. В этом же году на своих довоенных материалах защитил кандидатскую диссертацию, результатом чего явилась монография «Пещерная стоянка Таш-Аир I как основа периодизации послепалеолитических культур Крыма».

В 1959 г. Д.А. организует Верхневолжскую экспедицию и приступает к планомерному археологическому изучению Верхнего Поволжья. На территории Калининской, Ярославской, Ивановской областей открываются сотни новых памятников, десятки подвергаются раскопкам, накапливаются огромные коллекции находок. Он исследует памятники от эпохи финального палеолита до конца раннего железного века. Как и для многих археологов старой школы для него был характерен универсализм.

Он был очень хорошим начальником экспедиции. Умел четко организовать и работу, и быт. Он считал: чтобы люди хорошо работали, они должны быть хорошо устроены и накормлены. Сам старался ничем не выделяться среди остальных сотрудников. Вечерами любил вместе со всеми посидеть у огня и попеть. Он пел экспедиционные песни и песни времен Гражданской войны, арии из опер и русские романсы. Он всегда стремился создать в экспедиции коллектив. Может быть поэтому, каждый его научный отчет начинался с перечисления всех работавших в экспедиции и обязательной общей фотографии.

Как многие археологи старшего поколения, Д.А. Крайнов отличался универсализмом. Но самые значительные его достижения этого периода связаны с изучением фатьяновской культуры.

Особенно интенсивно эти работы проводились в 60-е годы. Он раскопал более половины известных к настоящему времени фатьяновских могильников. Обобщил и систематизировал накопленный материал, по-новому взглянул на проблему происхождения и развития фатьяновской культуры. Его выводы были изложены им в докторской диссертации, защищенной в 1969 г., и монографии «Древнейшая история Волго-Окского междуречья: Фатьяновская культура II тыс. до н.э.».

Параллельно с изысканиями по фатьяну с начала 60-х гг. Дмитрий Александрович начинает уделять внимание и неолиту Центра Русской равнины. В эти годы он работает на оз.Селигер в Калининской области, Карашском торфянике в Ярославской области и прочно, на 30 лет, «оседает» на Сахтышских стоянках Ивановской области. В 70-е годы «осваивает» памятники Ивановского и Берендеевского торфяников в Ярославской области.

И именно неолитическая тематика становится приоритетной в его полевых исследованиях 70-90 гг. Самым значительны событием здесь было выделение им в 1972 г. верхневолжской ранненеолитической культуры.

Продолжал Дмитрий Александрович исследовать и памятники палеолита и мезолита.

В своей работе Д.А. Крайнов никогда не замыкался в рамках одной археологии. Он прекрасно ориентировался в геологии, палеогеографии, палеонтологии, антропологии и всегда привлекал представителей этих смежных дисциплин к своим исследованиям: в составе его экспедиции работали А.А. Величко, С.Н. Тюремнов, Н.А. Хотинский, Е.А. Спиридонова, Н.М. Ермолова, Г.В. Лебединская и др.

В 88 лет завершилась его полевая работа. Своей «лебединой песней» он называл раскопки многослойной стоянки и могильника Сахтыш 2A в Ивановской области. Но, перестав выезжать в «поле», он продолжал заниматься археологией также увлеченно: анализировал накопленные материалы, писал статьи, стремился быть в курсе всех новых открытий и изданий по неолиту и бронзе лесной зоны Восточной Европы. И лишь когда ему перевалило за 90, он по причине тяжелой болезни отошел от дел. Последняя его статья была опубликована в 1994 г. Всего им было опубликовано более 150 научных работ.

Мы должны отметить, что среди людей его поколения было много красивых, талантливых, ярких личностей, которые прошли через горнила войн 20-го столетия и сталинские репрессии. Кто-то из них погиб, кто-то сломался и подчинился режиму или эмигрировал, а кто-то, несмотря ни на что, сумел сохранить себя. И Дмитрий Александрович принадлежал именно к таким неординарным людям, много пережившим, но сохранившим в душе светлое видение мира и любовь к людям. Для кого-то наука являлась занятием. Для него это было служение. Это был честный исследователь, глубоко преданный своему делу. Дай Бог, чтобы русская земля не оскудела такими людьми.

Е. Костылева, А. Уткин.
02.02.2008.

Статья написана на основе следующих публикаций:

Костылева Е.Л., Уткин А.В. Памяти Дмитрия Александровича Крайнова (1904-1998) // Российская археология. М., 1999. № 4. С. 245, 246: фото.
Костылева Е.Л., Уткин А.В. Дмитрий Александрович Крайнов: Судьба поколения в биографии археолога // Рождественский сборник. Ковров, 2003. Вып.X: История в лицах (Выдающиеся уроженцы и деятели Владимирского края). С.138-141: ил.
Костылева Е.Л. Вклад Дмитрия Александровича Крайнова в изучение археологии Ивановской области // Альманах: История Тейкова в лицах. Тейково, 2004. С.7-10: ил.
Костылева Е.Л., Уткин А.В., Энговатова А.В. К столетию Дмитрия Александровича Крайнова // Российская археология. М., 2005. № 1. С.188-190: ил.
Костылёва Е.Л., Уткин А.В. Исследования Д.А. Крайнова в Ярославской области // Археология: История и перспективы. Ярославль, 2006. С. 17-24: ил.
Костылёва Е.Л., Уткин А.В. К столетию Дмитрия Александровича Крайнова // Тверской археологический сборник. Тверь, 2006. Вып. 6. Т. 1. С. 7-12: ил.


На главную страницу