С.П.Кучин. Полянский ИТЛ (ГУЛАГ – уголовный)


От автора

Как-то в одном из архивов мне задали вопрос:

– А почему Вас интересуют именно уголовно-наказуемые? Обычно интерес проявляют к политическим заключенным.

Да, меня интересует судьба осужденных за уголовные преступления, за нарушения различных законов и указов потому, что уж больно много в этой области наветов и лжи.

Я задался целью написать правдивую историю заключенных исправительно-трудового лагеря «Полянский», размещавшегося на территории города Железногорска (Красноярска-26) в 1950-1964 годах.

Заключенные этого лагеря принимали участие в строительстве комбината 815 (ГХК) и города. Горно-химический комбинат – уникальное сооружение атомной промышленности Советского Союза. Он построен в скальных породах Атамановского хребта (отрога Саянских гор) на глубине 200 метров. Проходка выработок осуществлялась высокомеханизированным способом с применением бурильных машин – перфораторов, породопогрузочной и электровозной техники. Строили комбинат военные строители и частично – заключенные.

О строительстве подземного объекта оборонной промышленности на территории Восточной Сибири иностранная разведка знала уже в 1954 г., и тогда об этой стройке появились легенды и вымыслы – и о стройке, и об исправительно-трудовом лагере.

Прошло уже более 30 лет, как ИТЛ «Полянский» прекратил свое существование, а небылицы о нем все еще пытаются втиснуть в умы молодежи.

«В центре Сибири весь бывший Восточно-Сибирский край превращен в сплошной укрепленный район, который расположен в непроходимой тайге. Все сооружения, кото¬рые построены и строятся, находятся глубоко под землей и предназначены исключительно к военному времени».
Июль 1954 г.
ГАРФ Ф.9414, оп.1, дело 772, л.147
(из донесения иностранной разведки)

Известный теперь диссидент, бывший работник Научно-производственного объединения прикладной механики Яков Ладыженский, проживающий ныне в США, написал публицистическую статью – «Красноярск-26». Опубликованная в 1996 году в журнале «Дружба народов» № 8, статья распространяет ложь и клевету на нашу действительность. В ней в частности, написано:

«Невероятное количество заключенных строило объект. Смертность была ужасающая. В самом деле, в моей личной библиотеке примерно 400 книг лагерных мемуаров. От всемирно известных «Калмыцких рассказов» и «Архипелага», до заметок уцелевших зеков в журналах «Урал» и «Волга». Есть свидетельство-упоминание у Солженицына о массовой гибели заключенных на атомных объектах. Записок же работавших на этих объектах и спасшихся мне не попадалось. Как не попадался ни один уцелевший зек. Может, кому-то повезло больше. Вот ведь странно. С Норильска и Колымы – навалом, Колымы и Джезказгана – пожалуйста, а с Красноярска-26 – никого. Говорят, трупы бросили в болото...»

Ему вторит Ольга Лихтина, жительница Красноярска (газета «Красноярский рабочий», 13.07.1996г.):

«…Наш райтэцкий барак был рядом с одной из таких зон, где вперемежку сидели воры и политические. На особом положении были только «специалисты», те, кто помогал строить заводы на правобережье... «Специалистов» из зон не выпускали, говорят, что уничтожали их потому, что они строили секретные части объектов».

Еще один диссидент – Жорес Медведев пишет из Лондона:

«В огромных горных тоннелях, намного превышающих по площадям и сложности строительства московское метро, были построены пять усовершенствованных уран-графитовых реакторов...
В Красноярске-26 даже часть жилых помещений строилась под землей...
»

и далее: «Тайна судьбы миллионов людей, которые внесли самый трудный вклад в создание атомной мощи сверхдержавы, остается нераскрытой и до настоящего времени. Ясно только одно – атомный ГУЛАГ унес намного больше жизней, чем первые атомные бомбы, сброшенные на Хиросиму и Нагасаки...» («КГБ и атомная бомба», «Красноярская газета» № 73 (433) 18 августа 1994 г.).

Вот так. Идет соревнование: кто кого перещеголяет, кто «страшилку» пожутче расскажет. Эти и другие подобные «опусы» я посчитал прямым вызовом мне – проработавшему семь лет с заключенными на строительстве Горно-химического комбината, знавшего их быт и производственную деятельность, присутствовавшего на собраниях в лагерных отделениях. Я должен рассказать правду о заключённых, находившихся в Красноярске-26.

Но ведь моих личных впечатлений для таких как Я.Ладыженский и Ж.Медведев явно недостаточно, нужны документальные подтверждения. Я засел в архивах – ГАРФ, Красноярского краевого управления МВД – разыскал многих бывших заключенных, встретился с бывшими работниками лагеря. Все, что я узнал от них, послужило мне основным материалом для написания этой книги – книги, в которой строго соблюдена достоверность.

И все же, я понимаю, что и при этом найдутся скептики. Уж больно укрепилось в сознании людей понятие ужасного содержания заключенных, их нещадная эксплуатация, унижения на примерах политических лагерей ГУЛАГа, образно описанных в нашей литературе и во многом отражавших действительность. Но уголовные преступники и все прочие нарушители правопорядка и законности должны нести соответствующее наказание, как говорят: «Вор должен сидеть в тюрьме».

А почему же мы возмущаемся использованием труда заключенных, безусловно с соблюдением всех норм и правил трудового законодательства. И когда возникнет необходимость в массовом и мобильном использовании рабочей силы, конечно, необходимо использовать труд заключенных и военных строителей, еще раз повторюсь: в строгом соответствии с трудовым законодательством и с человеческим отношением к ним. Вот что пишет по этому поводу в своих воспоминаниях бывший главный инженер СМУ-2 «Сибхимстроя», ныне полковник в отставке, прославленный строитель, руководитель строительства в Пензе, Димитровграде и др. городах Валентин Климентьевич Машер:

«...В жизни, на высоком уровне, бытует мнение, что очень просто и без забот о рабочем человеке можно осуществить крупную стройку с использованием заключенных Вот опыт строительства Волжского автомобильного завода (ВАЗ). Строительство завода осуществлялось по личной инициативе и под непосредственным контролем А.Н.Косыгина. Построили два больших лагеря по 5 тыс. человек. Прошло пара лет. Необходимые производственно-бытовые условия не были созданы. Не было организационного единства в работе руководителей стройки и лагерей. Ни темпы, ни качество работ не обеспечили стройку. Лагерь сам по себе, стройка сама по себе. Кончилось бунтом в лагере, лагерь просто подожгли. Потребовалось снять заключенных со стройки. Не было понято, что они просто рабочие, простые люди…»

Человеческий фактор всегда играл и играет в производственных отношениях решающую роль в любом коллективе. Да, в ГУЛАГовских лагерях сидели (слово-то какое – «сидели», какой там «сидели», все заключенные в любых лагерях и колониях работали, «вкалывали», занимались производительным трудом) люди разные. В нашем Полянском лагере «политических» не было. Были уголовники, «бытовики». Все лагеря и колонии подчинялись Главному управлению исправительно-трудовых лагерей и колоний МВД СССР (ГУЛАГ). Наиболее тяжелые и бытовые, и производственные условия были в лагерях для осужденных за политическое несогласие как в действиях, такт и в словах, причем многие по наговору. Отсюда аббревиатура ГУЛАГ стала страшилкой, хотя вообще в ГУЛАГовских лагерях больше было уголовников (см. табл. Численность заключенных ИТЛ и ИТК ГУЛАГа МВД СССР (по состоянию на 1 января каждого года)

Так что же это такое, ГУЛАГ? Что это была за система?


На оглавление  Предыдущая  Следующая

На главную страницу